Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Как вам решение МОК о недопуске сборной России к Олимпийским Играм в Пхенчхане в 2018г.?
Россия получила по заслугам за крымнаш и Украину
без России - это не Олимпиада
это презрение РФ к правилам и принципам Олимпийского движения
удар по Путину в преддверии президентских выборов
мерзкое политическое решение
Беларусь в знак солидарности должна отказаться от Олимпиады
Сизифова геополитика
06.12.2017, Павел Усов

В бесконечных спорах о том, к какому из полюсов - российскому или европейскому - ближе всего Беларусь, ясно только одно: как страна Беларусь, очевидно, ближе к Европе. Почти половина населения хотела бы, чтобы Беларусь участвовала в европейских экономических и политических проектах. Вместе с тем белорусская авторитарная система и правящая элита ближе к России и ориентируются на Россию.

Однако проблема не только в том, кого выбирает Беларусь как социокультурный организм, а в том, КТО из этих двух геополитических пространств и цивилизаций выбирает и стремится притянуть к себе нашу страну. Белорусской национальной и демократической интеллигенции очевидно, что без Беларуси целостность Европы невозможна, но этот взгляд, увы, не разделяют еврочиновники, которые вполне легко представляют себе Европу и без Беларуси.

Совершенно иной подход к этому вопросу у Москвы. Российские элиты, которые давно уже больны идеей восстановления империи, убеждены в том, что без Беларуси (как и без Украины) великой, полноценной и самодостаточной России не может быть. Вот этот цивилизационный взгляд определяет геополитические подходы к Беларуси, как и механизмы их реализации. Пока Европа будет относиться к нашей стране как к чему-то внешнему, у нее никогда не будет ясной и последовательной политики, которая могла бы конкурировать с влиянием и доминацией России.

Понятно, что ответственность за страну лежит на самих белорусах, однако обществу довольно тяжело что-то противопоставить действиям политической системы (антиевропейской по своей сущности), за которой стоит огромная держава, практически с неограниченными ресурсами. Поэтому, выбрав Европу, они стремятся туда уехать, а не посвящать свою жизнь «сизифовой геополитике».

Все, на что сегодня способна Европа, - это заигрывание с белорусскими властями. Однако даже в этом «заигрывании», который зовется «диалог», невозможно найти ясной конечной цели, чего, в конечном счете, хочет добиться Евросоюз. «Диалог» не способствует демократизации системы, а скорее консервирует авторитаризм, а без демократизации изменение геополитических ориентиров невозможно. Не думаю, что еврочиновники этого не понимают, но, чтобы придать смысл «диалога» с Лукашенко, был вброшен в оборот тезис о том, что «диалог» не позволит Беларуси стать частью России. Хотя никто не может сказать, каким образом «диалог» может гарантировать Беларуси и даже авторитарному режиму безопасность от давления или агрессии со стороны России.

В европейской «миссии» также полностью проигнорирован и тот факт, что именно авторитарный режим и делает Беларусь частью российского пространства. Вся внутренняя политика в области культуры, языка, информации, государственного устройства является пророссийской, в ней полностью отсутствует европейский дискурс, который мог бы формировать проевропейские настроения у населения. Белорусы даже живут по московскому времени, не говоря уже об иных аспектах жизни.

Фактом является то, что авторитарный режим в Беларуси - это главная причина того, что страна не в состоянии двигаться в сторону Европы, что дает Москве возможность удерживать республику в сфере своего влияния.

Белорусский авторитаризм и «русский мир»  - совместимые понятия, белорусский авторитаризм - продукт «русского мира». Сохранение и укрепление авторитаризма означает интеграцию государства в «мирорусское» пространство.

С этой целью Россия и реализует различные геостратегические проекты: ОДКБ, Евразийский экономический союз, Союз Беларуси и России, которые, с одной стороны, являются объединениями недемократических государств, а с другой - обеспечивают нахождение стран в «русском мире». Не зря на последнем саммите ОДКБ в Минске Лукашенко сказал, что это «встреча самых близких государств в мире». И он был прав, т.к. выражал способ мышления руководства этих стран. Однако единственное, что делает эти государства близкими, - это постсоветское наследие, авторитаризм и зависимость от России. Для Беларуси Литва, Украина или Польша более близкие в цивилизационном плане государства, чем Таджикистан или даже Армения. Вместе с тем близость не всегда означает доверие, особенно среди авторитарных государства, для которых нет такого понятия, как обязательства или договоры.

Поэтому, к примеру, ОДКБ как система безопасности не работает и не в состоянии выработать механизмы решения противоречий даже между странами-членами, это также касается и Евразийского экономического союза. Здесь можно вспомнить и последний политический конфликт между Казахстаном и Кыргызстаном, когда последний обвинил Астану во вмешательстве в свои внутренние дела в период последней президентской кампании. Острые заявления руководства Кыргызстана в адрес президента Назарбаева привели к своеобразной экономической блокаде Кыргызстана со стороны Казахстана.

В свою очередь, не может быть доверия со стороны малых постсоветских государств в отношении России, для которой все геополитические проекты - это возможность удерживать локальные авторитаризмы в сфере своего влияния.

Думается, что правительства «дружащих» с Россией стран прекрасно понимают, чем может быть чревата эта дружба, но желание сохранить собственную власть, обеспечивающую роскошную жизнь, сильнее, чем интересы и будущее общества и государства.

Мнения колумнистов могут не отражать точку зрения редакции

 

Добавить комментарий
Проверочный код