Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
Куклы для диктаторов
09.11.2017, Павел Усов

Последние президентские избирательные кампании в России и Беларуси выявили новые тенденции в механизмах управления электоральным поведением населения. Этой новизной является активное вовлечение женщин на роль кандидатов в президенты.

Хочу подчеркнуть, что речь идет об авторитарных системах и появлении в этих системах женщин в образе альтернативных кандидатов. В Беларуси в этом качестве выступала Татьяна Короткевич. Также еще две женщины-депутатки заняли здесь демократическую нишу - это Анна Канопацкая и Елена Анисим, хотя последняя уже стерла демократический макияж и одела каменную маску служителя системы. В России же кандидатскую мантию примеряет Ксения Собчак.

В самом участии не было бы ничего страшного, если бы не тот факт, что женщины-кандидаты позиционируют себя не просто как участницы процесса, но заявляют о том, что представляют демократическое и оппозиционное сообщество своих стран, т.е. претендуют на роль политической альтернативы существующему авторитарному режиму.

Показательным является то, что занятие оппозиционного поля женщинами-кандидатами происходит в период возрастания политических репрессий и практически полной зачистки демократического пространства. Так, в Беларуси к 2015г. не осталось никакой надежды на объединение оппозиции и на появления реального лидера. В России за последние несколько лет были введены жесткие ограничения условий функционирования гражданского общества. Апогеем в процессе подавления демократической альтернативы в России стало убийство Бориса Немцова.

И вот в этой мрачной атмосфере, в политической пустыне, вдруг, неожиданно появляются «цветы надежды», которые при более тщательном рассмотрении оказываются не чем иным, как венками на надгробии демократии - куклами в руках диктаторов. Печальнее всего, что они соглашаются на эту роль с удовольствием, словно им оказана великая честь - очаровывать и обманывать избирателя. Ведь понятно, что выборов в стране нет, что выборами ситуацию не изменить, что диктаторы добровольно власть не отдадут и не позволят даже к ней приблизиться. Но разве не в этом политическая задача «демократических кандидаток», чтобы доказать своим участием, что все совершенно не так.

Присутствие «кандидатов-оппозиционисток» должно смягчить жесткий и безжалостный образ диктатора в глазах местного и международного сообществ. Раз есть альтернативный кандидат, тем более женщина, значит, режим в стране не такой уж страшный и кровавый, значит, с ним можно иметь дело и следует договариваться.

В качестве кандидатов женщины безобидны для авторитарной власти, т.к. изначально стремятся к дерадикализации политических настроений, призывают к диалогу с властями и тем самым сбивают революционную волну. Даже их предвыборная риторика лишена бунтовского духа. Основными посылами являются: «защита семьи и детей», «мирные перемены», «культура и язык», на худой конец, выступление в образе «графы против всех». Однако за всеми этими «лозунгами» кандидаток скрывается лишь единственный призыв: «Идите на выборы».

Почему участие граждан в выборах так важно для авторитарной власти - тема для отдельного разговора. Могу отметить, что любая авторитарная власть хочет казаться демократической, стремится убедить народ в том, что она существует с позволения большинства. Ведь невозможно предсказать, как поведет себя общество, если подавляющее его большинство ясно осознает, что нынешняя власть и в Беларуси, и в России функционирует вопреки его воле.

Как мне кажется, женщиной-кандидатом проще управлять, чем мужчиной, по причине сильной привязанности к семье, детям. Вряд ли «оппозиционерка» станет рисковать тем, что ей более всего дорого - «домашним очагом», - во имя совершенно непонятных и недостижимых целей, в которые она сама не верит (Короткевич наиболее яркий пример). В этом плане для диктатора женщина-«оппонент» более безопасный вариант, т.к. она более предсказуема.

С одной стороны, женщина-политик менее привлекательна как лидер в авторитарных странах, которые по своей сути патриархальны и нуждаются в сильном вожде, батьке, отце нации. С другой стороны, общество ожидает такую же оппозиционную альтернативу - сильного лидера, способного мобилизовать население и сместить диктатора. Даже если оппозиционный лидер находится под контролем властей, его электорат ждет призыва на протест, без этого ясного и открытого воззвания к протесту оппозиционного лидера ждет «неминуемая политическая смерть». В принципе, движущей силой избирательной кампании оппозиционного лидера является протест. Само участие в фальсифицированных выборах оправдывается лишь последующим протестом против фальсификаций. Поэтому под давлением своего электората оппозиционный кандидат вынужден призывать людей на улицу, что становится серьезным вызовом для власти. От женщины-кандидата ничего подобного не ждут, поэтому идея протеста умирает сама собой, но механизм вовлечения населения в выборы остается.

Говорят, что женщина способна легко управлять мужчиной, однако реалии авторитарных систем Беларуси и России показывают: при помощи женщин диктаторы получают дополнительную возможность управлять обществом.

Мнения колумнистов могут не отражать точку зрения редакции

 

Добавить комментарий
Проверочный код