Воскресенье, 22 Октября 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Указ N376 декларирует уход от плановых проверок, сокращение контрольных органов, проведение проверок без приостановления бизнеса и т.д. Чтобы это значило?
введут новые основания для проверок
ничего, функции КГК не урезаны
из 1703 контрольных органов останется 1700
задания по штрафам не отменены
ничего, суть госсистемы РБ - тотальный контроль
для бизнеса наступают райские времена
Эффект Штирлица
11.10.2017, Дмитрий Растаев

Кому и почему мила «независимая Каталония».

В Каталонии прошел референдум (вернее, то, что за него выдали каталонские политики). Референдум, по мнению большинства экспертов, юридически ничтожный. Ни одна серьезная международная институция его не признала. Общественное мнение в Европе тоже не спешит рукоплескать каталонским сепаратистам.

Зато Россия празднует очередную тактическую победу. Как же! В Европе возник очаг напряженности. Европа несет репутационные издержки. Европу сносит в зону геополитической турбулентности - Пиренеи, конечно, не Балканы, но народ там тоже живет горячий. России все это, разумеется, на руку. Хотя бы уже потому, что чем больше Европа занята своими проблемами, тем меньше времени у нее остается на российские выкрутасы. Приложил ли Кремль свою руку к происходящему в Испании, пока не ясно, но то, что интерес свой он там имеет, - к бабке не ходи.

В Рунете еще не слышно кличей «Все на защиту братской Каталонии!», но настроения в этом ключе уже кипят. Случись какая заварушка, не исключено, что в рядах борцов с «мадридской хунтой» будут стоять вчерашние «ополченцы» из ДНР. В свете этого удивляет позиция белорусов, которые 3 года назад возмущались референдумом в Крыму, а теперь так же рьяно приветствуют референдум в Каталонии. «Право на самоопределение - священное право народов!» - бубнят местные фанаты каталонской незалежнасцi. При этом вряд ли кто-то из них на деле знаком с международным правом. Большинство, что называется, слышали звон, да не знают, где он.

Правда же в том, что право народов на самоопределение не является абсолютным, как это видится каталонской торсиде тутэйшага разлива, а идет в связке с другими правами и обязанностями. В международном праве есть не только термин «самоопределение», но и такое понятие, как «территориальная целостность государства».

В Декларации о принципах международного права сказано: в действиях государств «ничто не должно истолковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов». Иными словами, если государство обеспечивает равноправие живущих в нем людей, его территориальная целостность не поддается сомнению. А уж Испанию сегодня трудно упрекнуть в неравноправии.

В октябре 2011г. на заседании ПАСЕ в Страсбурге была принята резолюция, согласно которой «право этнических меньшинств на самоопределение не предусматривает автоматического права на отделение и в первую очередь должно быть реализовано методом защиты прав меньшинств». То есть «священное право народов» - отнюдь не карт-бланш на сепаратизм, как расценивают его некоторые горячие головы.

Как выглядела бы карта Европы, если бы все сепаратистские движения добились независимости 

Но вернемся к нашим баранам, то бишь Каталонии и Крыму. «Это разные вещи», - твердят каталонские фанаты. А почему, собственно? Да, геополитический бэкграунд у этих мероприятий был разный, и события им тоже предшествовали разные. Но в сухом остатке получаем одно: с точки зрения права оба референдума незаконны. Так почему же первый был плох, а второй хорош?

В Каталонии проживает лишь 35% этнических каталонцев. На момент аннексии в 2014г. русских в Крыму проживало 65,31%. Почему каталонцы имеют право на самоопределение, а русские в Крыму нет? Если следовать логике горячих голов, они тоже «самоопределились».

«Но ведь они не просто отделились, а присоединились к России!» - возражают фанаты. Ну и что? В той же Декларации о принципах сказано, что право на самоопределение народы могут реализовать разными способами, и это не только «создание суверенного и независимого государства», но и «свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним».

Если бы крымский плебисцит прошел законно и без вмешательства российской стороны, он вполне бы вписался в международные нормы. Так что разносить Каталонию и Крым по разные полюсы правового компаса как минимум нелогично: несмотря на разницу исторических ситуаций и политического контекста, и там, и там процедуры прошли в обход правового поля.

Хотя с психологической точки зрения позиция местных «каталонцев» понятна. Окружающий мир человек воспринимает не в чистом виде, а в проекции на уже имеющиеся в его голове когнитивные конструкции. Все происходящее - осознанно или неосознанно - он «примеряет» на свой опыт.

Почему, например, в свое время советскому зрителю так лег на душу фильм про Штирлица? Да, там увлекательный сюжет, напряженная интрига, хорошие актеры, но все это было и в других картинах. Однако именно в Штирлице массовый зритель увидел себя: невозможность быть самим собой, необходимость всю жизнь притворяться, носить маску, тоска по чему-то светлому, но недостижимому - все это переживали жители совка, и все это они увидели в образе разведчика Исаева.

Вот так же и сейчас в образе мятежной Каталонии многие видят Беларусь, храбро показывающую козу ненавистной империи. Хотя могли бы увидеть и Украину в образе Испании, пытающейся не допустить развала страны. Но, похоже, недосуг.

Мнения колумнистов могут не отражать точку зрения редакции

 

Комментарии
  1. moloko plus 12.10.2017 23:09

    Разница между каталонским рефрендумом и крымским в том, что каталонцы - это настоящий народ со своей культурой, языком и так далее. В отличие от "народа Крыма", которого не существует в природе. В Крыму живут в основном украинцы и русские - и те, и другие уже самоопределились и имеют свои государства. Поэтому на каталонцев распространяется это самое право народов (!) на самоопределение, а на крымчан - нет. Разумеется, это не отменяет того факта, что каталонский референдум незаконен - с этим глупо было бы спорить, и я не спорю. Но указанное обстоятельство делает ту самую разницу между этими двумя референдумами, которая и позволяет многим беларусам и украинцам совмещать симпатию к независимой Каталонии с неприятием аннексии Крыма. Именно это позволяет беларусам и укранинцам ассоциировать себя с каталонцами, а Россию - с Испанией.

Добавить комментарий
Проверочный код