Понедельник, 20 Ноября 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Минск готов отправить своих миротворцев на Донбасс, если «это будет приемлемо всем заинтересованным сторонам, для того, чтобы участвовать в решении миротворческих задач», - заявил глава МИД РБ Владимир Макей. А вы готовы стать миротворцем?
да, уже иду записываться в военкомат
нет, не хочу стать «цинковым мальчиком»
да, если много заплатят
да, надо помочь России очистить Украину от бандеровцев
нет, пусть туда едут дети топ-вертикальщиков
Гибридный мир
07.07.2017, Дмитрий Растаев

В обиходе мы часто используем слово «бред». «Ай, что за бред!» - машем мы рукой, услышав нечто, что кажется нам глупым или нелепым. Между тем бред - вполне себе четкий термин, используемый в медицине.

В психиатрии бредом называют стойкое убеждение, возникшее на патологической почве и не поддающееся воздействию разумных доводов. Сила убежденности при этом такова, что ее не могут поколебать даже неопровержимые, казалось бы, доказательства. Например, больной, убежденный, что в соседнем доме затаились его преследователи, не разубедится в этом даже тогда, когда собственными глазами увидит, что дом пуст - напротив, он лишь укрепится в своем убеждении, все объяснив тем, что преследователи заблаговременно покинули свой «штаб».

Считается, что бред надо отличать от внушенного мнения, которое усваивается человеком в процессе воспитания и образования, под влиянием национальных и культурных традиций. Однако в психиатрии описано и такое расстройство, как индуцированный бред. В этом случае можно говорить о «заражении» бредом, когда ложные убеждения одного человека начинают безоговорочно разделять окружающие его люди.

Если говорить образно, мы живем в эпоху массово индуцированного бреда. Средства пропаганды, занимающиеся промывкой мозгов в национальном и транснациональном масштабе, добились того, что сегодня мало кого интересует реальность - большинству важно лишь «собственное» (а на деле - навязанное) представление о ней. Независимо от того, насколько оно коррелирует с этой реальностью.

События окружающего мира представители этого большинства воспринимают в контексте бредовых конструкций, индуцированных пропагандистской махиной. Многообразие взглядов сужено до набора лубочных клише. Любое альтернативное мнение мгновенно стигматизирует его носителя. Это неприятно, но терпимо, пока не выходит за рамки интернет-форумов и соцсетей. Но когда подобное поведение демонстрируют государственные мужи, становится как-то не по себе.

Вот на прошлой неделе отличился представитель Минобороны. Журналист поинтересовался, собирается ли его ведомство прислушаться к людям, выступающим против военных парадов, а он, рубанув с плеча, назвал их «белорусскими радикалами», у которых «духовным предтечей был Вильгельм фон Кубе». «Такое было и в годы войны - несколько тысяч коллаборационистов и миллионы патриотов», - подчеркнул военный. Каким образом любовь к парадам коррелирует с патриотизмом, он не пояснил. Но, может, это и к лучшему - начни пояснять, возможно, нагородил бы еще больших огородов. Да и сказанного вполне достаточно, чтобы, как минимум, сильно удивиться.

В цивилизованных странах принято прислушиваться к любому мнению, пусть даже оно не совпадает с твоим собственным. Особенно, если ты - представитель государства. Потому что цивилизованное государство - это государство для каждого, а не для «правильных» и «угодных». Реальность такова, что против военных парадов сегодня выступают как раз таки люди, исполненные патриотизма, но при этом не связывающие свои патриотические чувства с исполнением бравурных маршей и демонстрацией грохочущих железяк. Они понимают, что мир изменился и войны теперь выигрываются не гремящими танками, а голубыми экранами. Которым бесполезно противостоять дорогущим пустозвонством парадов, если нет эффективного противостояния в эфире.

Живи мы в цивилизованной стране, государственный муж сперва разобрался бы во всех этих нюансах и только потом подумал, что ему ответить. И вряд ли бы его ответ звучал оскорбительно. Но мы живем в той стране, в которой живем, и получаем те ответы, которые получаем. И самое грустное, что вытекают они не из рационального осмысления реальности - при чем тут Кубе вообще, по здравому-то размышлению? От подобных ответов веет бредовым дискурсом, индуцируемым пропагандой, преимущественно российской. (Белорусский агитпроп еще как-то не догадался в открытую ассоциировать оппонентов власти с фашизмом.) Дискурсом, в котором есть «бандеро-фашисты» и «киевская хунта», «брюссельский обком» и «распятый мальчик», «крым наш» и «можем повторить». Дискурсом, где всякий, кто не согласен с официальной линией, - «национал-предатель». Такое баррикадное (или окопное) мышление - обычное дело во время войны. Но разве сейчас война? В Беларуси разве сейчас война? Или это у нас такой гибридный мир?

 

Добавить комментарий
Проверочный код