Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Футболисты БАТЭ вышли в 3-й раунд квалификации Лиги чемпионов. Что светит борисовчанам?
выйдут в групповой турнир Лиги чемпионов
пройдут в группу Лиги Европы
вылетят из всех турниров
увольнение главного тренера после поражения в 3-м раунде
Феникс в тумане
08.06.2017, Дмитрий Растаев

На прошлой неделе внимание общественности вновь было приковано к языковым проблемам. Общественность всполошила информация Белстата о том, что за последние 10 лет число белорусскоязычных учеников в стране уменьшилось с 246 до 129 тыс. - это лишь 13,3% от общего их числа, самый низкий показатель за все годы. Притом что на излете советской эпохи, в 1988г., доля белорусско-язычных школяров составляла 22%. Особенно удручающе выглядит ситуация в Минске, где по-белорусски учится всего 1,8% детей.

В Сети тут же появились статьи, анализирующие ситуацию. Ответственность за случившееся авторы возложили на действующего президента - мол, это его ориентированная на Россию политика привела к столь плачевным итогам. Я не фанат президентской политики, но все же замечу: переводить драму белорусского языка в политическую плоскость и объяснять его удручающее положение лишь «происками батьки» - значит не понимать всей сложности языковых процессов в их историческом разрезе.

С белорусским языком произошло то же, что и с языками других народов мира, чьи исторические орбиты совпали с орбитами империй. И одной политикой здесь дело не исправишь. Сторонники жестких методов продвижения мовы любят приводить в пример Чехию, где родной язык когда-то чуть было не канул в Лету, но затем возродился как Феникс из пепла. Что ж, давайте рассмотрим этот пример и мы.

Действительно, долгое время титульный язык Чехии находился в упадке - Австро-Венгерская империя, включавшая в себя чешские земли, наполнила их немецкоговорящей аристократией. Никаких специальных ограничений для чешского никто не вводил - просто местная знать перешла на немецкий, а чешский остался уделом простолюдинов. Причем в основном сельских - городские тоже пользовались официальным немецким. Даже ремесленная терминология была немецкой. Несколько столетий никто и не помышлял, чтобы вернуть český jazyk к уровню письменного, а тем более литературного. Но в конце XVIII в. началось то, что впоследствии назовут Чешским национальным возрождением.

Все началось с того, что несколько образованных людей решили вернуть стране ее языковое достояние. Задача перед ними стояла масштабная - пробудить в людях национальное самосознание и повысить чешский язык с деревенского уровня до письменного и литературного. Процесс этот был нелегким и растянулся на десятилетия, но в итоге игра стоила свеч - Чехия сегодня говорит на родном языке.

В белорусских землях ситуация была схожей, да не во всем. Национальный язык стал вытесняться сразу после раздела Речи Посполитой. Местная знать довольно быстро перешла на русский, и долгое время мова существовала исключительно как язык простонародья. Лишь в XIX в. усилиями местной интеллигенции белорусский язык был воссоздан заново, хотя и не получил всеобщего распространения, т.к. не признавался имперскими властями. С этим у белорусского вообще всю дорогу была беда.

В советское время власти тоже особо не стремились популяризировать мову, а уж про времена «стабильности» и говорить нечего. Чешскому языку повезло больше - власть не препятствовала и даже поддерживала усилия по его возрождению. В 1794г., собираясь короноваться богемским королем, император Леопольд II приказал, чтобы представители сословий присягали ему по-чешски - в отличие от своих подданных чешский язык он знал.

Можно ли сегодня в Беларуси провернуть то, что провернули чехи в XVIII-XIX вв.? Теоретически - да, практически - вряд ли. И дело даже не в том, что наш «леопольд» не горит желанием ничего возрождать, хотя и сетует время от времени, что «белорусского языка в нашем быту не хватает». Имеются и другие препятствия.

Во-первых, изменился исторический контекст. В эпоху культурной и технологической глобализации, когда во всем мире идет процесс редукции «малых» языков, их размывания «большими», трудно совершить лингвистическую революцию в одной маленькой, но гордой стране. Особенно если страна эта - Беларусь, веками находившаяся в российском информационно-культурном поле. Для того чтобы возродить мову по чешской схеме, белорусов придется отключить от всех информационных и культурных потоков, идущих из России, включая Интернет. Хотя не факт, что это поможет - скорее, вызовет всеобщее раздражение, а то и бунт. Национальное возрождение - удел идеалистов, а люди в большинстве своем прагматичны и хотят говорить на максимально функциональном языке.

С этой проблемой, кстати, столкнулась не только Беларусь. В Ирландии год от года растет число англоговорящих жителей, а в Индии незнание местных языков давно не считается зазорным, зато неумение спикать по инглиш чревато отсутствием жизненных перспектив.

Ну а во-вторых, у истоков возрождения в Чехии стояла элита нации, европейски образованные и широко мыслящие люди. Среди апологетов белорусского возрождения - за редким исключением - таковых не наблюдается. А все попытки люмпен-возрожденцев решить вопрос радикальными методами приводят лишь к обратному эффекту, все более отдаляя народ и мову друг от друга.

 

Комментарии
  1. Валеры Бурэнь 13.06.2017 00:03

    1.Дзіўна, што "Беларуская газета" прадказвае смерць беларускай мове. 2.Хто ж гэтыя "люмпен-возрожденцы" -прафесар М.Савіцкі, доктар навук Л.Лыч і іншыя навукоўцы, пісьменікі, мастакі, імёны якіх, я думаю, Вам вядомы, і г.д. аж да школьных настаўнікаў, якія, негледзячы на ўсе перашкоды, выкладаюць па-беларуску. Хто з іх "редкое исключение", а хто - не? 3.Пажылі б Вы колькі дзён у скуры беларус-камоўнага беларуса - мо крыху б змяніліся акцэнты ў Вашых артыкулах. 4.Куды ж цяпер падзецца ідэалістам-адраджэнцам, закрыўшы тэму "Беларуская мова", як аддаленую ад народа? У эмігра-цыю? "В исправительно-трудовые лагеря"?.. Вы лічыце, што іх адзінкі? Па-мойму-не...

Добавить комментарий
Проверочный код