Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Чего добьётся белорусский дуэт Naviband на «Евровидении-2017» в Киеве?
не пройдёт в финал
выиграет конкурс
в последний момент снимется с конкурса в знак солидарности с участницей из РФ
в финале займёт последнее место
И снова договорились...
12.04.2017, Сергей Жбанов

Решения, принятые в ходе российско-белорусских переговоров, прошедших в Москве, подготовят Минск к заключительной части российского налогового маневра - обнулению экспортных пошлин на нефть. В результате нефтегазовые узы, связывающие Беларусь с Россией, станут еще крепче.



Большинство аналитических откликов на нефтегазовые договоренности довольно однообразны. Одна часть экспертов обращает внимание на то, что Александр Лукашенко был вынужден признать суверенный долг за газ, а другая вторит вице-премьеру Владимиру Семашко, подсчитывая выгоду Беларуси от новых российских нефтегазовых субсидий. Впрочем, ни те ни другие наблюдатели оказались не в состоянии оценить самое важное - чем, в конечном счете, обернется для Минска дальнейшее усиление энергетической зависимости от Москвы и отказ республики от дальнейших попыток наладить хоть какие-то поставки нефти и газа из альтернативных источников.

Действительно, если взглянуть на итог переговоров с позиции признания долга, то моральная победа, безусловно, на стороне Владимира Путина, который не поступился главным финансовым принципом и не простил газовую задолженность Александру Лукашенко. Кремль действует последовательно и во избежание прецедента не собирается списывать долги ни нынешним, ни бывшим союзникам.

Таков главный итог состоявшихся переговоров. Разница белорусской и украинской долговой истории заключается лишь в том, что в первом случае все обошлось без участия суда и решение было найдено полюбовное.

Поэтому с трактовкой итогов переговоров белорусского вице-премьера Семашко, ожидающего возобновления полноценных поставок нефти начиная с 13 апреля, вряд ли можно согласиться. Его российский коллега Аркадий Дворкович уже сообщил, при каком условии вырастут поставки нефти в Беларусь: «В случае если мы получим платеж за газ за прошлый период - тогда да, могут начаться. Только в этом случае».

В дальнейшем поставки нефти будут расти, но лишь по мере погашения долга.

Общая сумма платежа между тем нешуточная - $726 млн. Россия даже готова рефинансировать белорусский госдолг на сумму до $800 млн., чтобы не дестабилизировать макроэкономическую ситуацию в стране. С учетом этого выгоды от соглашения, красочно расписанные Владимиром Семашко, несколько тускнеют. Может, это и к лучшему? Два года тому назад тоже ведь писали о том, что белорусский бюджет лихо покроет внешний долг, получив дополнительно более $3 млрд. от экспортных пошлин на нефтепродукты, ранее поступавших в российскую казну.

Однако реальные доходы от экспортных пошлин на нефтепродукты оказались заметно скромнее. В 2015г. белорусский бюджет получил по данной статье доходов около $1,1 млрд., т.е. в 3 раза меньше первоначальных оценок. В 2016г. из-за налогового маневра и сокращения поставок российской нефти сумма пошлин от экспорта нефтепродуктов вновь усохла, как минимум, еще вдвое.

Поэтому к телевизионным рассказам Владимира Ильича Семашко о том, что экономический эффект от нефтегазовых договоренностей с Россией составит $500 млн. в этом году и возрастет до $800 млн. ежегодно в течение 2018-19гг., нужно отнестись с известной долей разумного скепсиса. Пусть бы лучше вице-премьер оценил совокупные потери национальной экономики от нефтегазового спора, спровоцированного Минском. Ведь все познается в сравнении?

Но Семашко на этот счет почему-то молчит, хотя такие аналитические данные, по крайней мере за прошлый год, у него наверняка имеются.

Зато попытку такого рода предпринял министр экономики Владимир Зиновский, сообщив на днях о том, что сокращение поставок российской нефти не позволило выполнить прогнозный показатель ВВП за I квартал: «Мы себе прогнозировали на I квартал 99,6% ВВП. Но есть внешние и внутренние факторы. В частности, мы не сделали достаточно нефтепродуктов и не загрузили свои заводы. И поэтому потеряем 2-3 десятые».

Иными словами, абсолютные потери ВВП только за I квартал т.г. составили $250 млн. в эквиваленте. Но лишь при условии, что страна недосчиталась лишь 0,3% валового внутреннего продукта.

Между тем премьер Кобяков был куда смелее в оценках, подсчитывая потери за январь, когда, по его словам, страна по данной причине потеряла 1,5% ВВП, промышленность - 3,3%, а оптовая торговля - 4,5% прироста. Так ведь был же еще и прошлый год. Если все сложить и подытожить, то скандал получился явно недешевым.

В этом случае справедливее говорить не об эфемерной эффективности, а задаться вопросом о том, а хватит ли нам двух ближайших лет, чтобы покрыть все фактические убытки от нефтегазовой свары.

Будем надеяться, что все образуется с российской помощью. И в будущем нас ждет полный отказ от любых разговоров об альтернативных поставках нефти из экзотических стран, поскольку Россия готова залить Беларусь жидкими углеводородами - 18 млн.т нефти будет ежегодно поставляться для переработки, а 6 млн.т для перепродажи третьим странам. Впрочем, это уже не та дешевая нефть, на которую рассчитывали в Минске, поскольку за последние 2 года она подорожала, согласно данным «Белнефтехима», на 75%. И то ли еще будет, поскольку финал налогового маневра предполагает дальнейший рост цен на нефть и обнуление экспортных пошлин на «черное золото».

Но согласитесь, это лучше, чем ничего. А за чей счет будет предоставлена скидка - российского бюджета или нефтяных компаний - Минску безразлично. Тем более что и цена на природный газ будет снижена начиная с 2018г. Таким образом, жизнь будет в Евразийском экономическом союзе такая, что о бегстве из него никто уже и помышлять не будет. Во всяком случае, для Беларуси, подсевшей на российские энергоносители, подобная демонстрация независимости может обойтись столь дорого, что национальная экономика ее просто не выдержит.

Добавить комментарий
Проверочный код