Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№13 (838) 2 апреля 2012 г. Тема недели

Жертвы стоп-крана

02.04.2012, Евгений Владимиров
На минувшей неделе руководитель Объединенной гражданской партии (ОГП) Анатолий Лебедько, председатель партии «Справедливый мир» Сергей Калякин и координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Александр Отрощенков так и не добрались до Брюсселя, где у них намечался ряд встреч с представителями Европарламента. Поздней ночью, 28 марта, в районе Оршанского железнодорожного депо им. Заслонова сотрудники правоохранительных органов заслонили белорусским оппозиционерам путь в Москву, из которой те планировали вылет в Евросоюз.



Жертвы стоп-крана
Александр Отрощенков, бочка виски, Анатолий Лебедько и Сергей Калякин (слева направо)

Когда в купе отважной троицы не нашли наркотики, которые, по информации милиционеров, там должны были находиться, потенциальных евротуристов задержали за использование в адрес представителей местных властей крепких идиоматических выражений. А 29 марта, как раз в день евродебатов, всех троих осудили по административной статье «мелкое хулиганство», приговорив каждого к штрафу в размере 10 БВ.

На следующий день засидевшиеся на периферии оршанские мученики организовали в Минске пресс-конференцию, которую провели в необычных условиях - стоя перед бело-красно-белой бочкой с символикой ОГП, наполненной, по словам Анатолия Лебедько, «старым виски - его будем пить, когда победим». По-видимому, с богатырским размахом.

АНАТОЛИЙ ГРАЖДАНСКИЙ

Анатолий Лебедько, не раз участвовавший в различных разрешенных и несанкционированных гражданских мероприятиях в качестве сценариста и исполнителя роли подверженного истязаниям и унижениям мученика, хорошо знаком с основными приемами белорусской политической драматургии: «Это была спецоперация, заказчик которой - Александр Лукашенко, организатор - КГБ, исполнители - милиционеры и судьи из Орши. Лукашенко таким образом пытается воздействовать на Евросоюз, США и международное сообщество, ищет эффективные инструменты в формате шантажа, имеет намерение внести раскол внутри оппозиции, поделив ее на радикальную и терпимую части, по отношению к которым будут использоваться разные инструменты воздействия. Про все остальное лучше всего сказал один из офицеров, который нас сопровождал в суд: «Ну а сейчас мы поедем в цирк».

Лебедько почуял неладное еще в столице, когда на вокзале заметил человека, который «визуально фиксировал на входе, все ли мы прошли». Не удалось расслабиться и в поезде, поскольку «в соседнем купе с каменными лицами сидели четыре манекена из Музея мадам Тюссо - они все время были начеку. Поняли, что уже на первой остановке стоит ждать сюрпризов, и, когда к нам постучали, мы все поняли».

Тем же маршрутом в Москву, а затем в Брюссель следовал и экс-кандидат в президенты Виталий Рымашевский. Видимо, умиротворенный, с ангельским выражением лица, лидер незарегистрированной партии «Белорусская христианская демократия» мало был похож на наркодилера и сквернослова, поэтому и не вызвал никаких подозрений у оршанских милиционеров, но Лебедько уверен: «Это была дешевая кагэбистская разводка: троих сняли, а один поехал. Если нас пытались купить таким дешевым приемом, то это не проходит. В отношении Рымашевского нет никаких вопросов: он отъехал, позвонил, и мы знаем, что он занимал твердую позицию в Брюсселе».

Лебедько, которого в Орше изначально держали отдельно от коллег, раньше остальных узнал, что их ожидает, поскольку подслушал разговор «полковников, людей в штатском»: «Я отчетливо услышал: «Какую статью им дадим?» Когда решили, что это будет «мелкое хулиганство», они, довольные собой, дружно рассмеялись».

При этом лидер ОГП отметил, что «условия в оршанской тюрьме лучше, чем на Окрестина, - горячая вода, большие камеры, во время обеда мы пили кисель из кружек, сделанных в Индии. Еще мы благодарны оршанцам, двое суток дежурившим возле здания и пробивавшимся к нам: молодцы, там есть здоровая коалиция».

СЕРГЕЙ СПРАВЕДЛИВЫЙ

Лидер «Справедливого мира» заострил внимание на конфискованных у него и его коллег паспортах: «Это не изъятие: была совершена кража, пока не знаю кем. Должно быть возбуждено уголовное дело по факту хищения личных вещей, должны осуществляться процессуальные действия, поэтому для них было бы интересно, чтобы мы трактовали это как изъятие».

Сергей Калякин упомянул о любопытной, на его взгляд, детали: «Дававший против нас показания майор Груль на вопрос, какие нецензурные выражения мы употребляли, отметил фразу: «Достал этот ментовский беспредел». Когда его спросили, какие действия он на это предпринял, ответил: «Мы привыкли к такому отношению, все люди про нас так говорят». Страшно, когда милиция привыкла, что ее рассматривают как беспредельную банду, от которой все устали».

Матерого коммуниста задели и различные советы из Интернета, в которых его и его коллег учат, как правильно пересекать белорусскую границу: «Делали это умышленно - мы не преступники, которые должны скрываться и лесными тропами куда-то переезжать. Мы добропорядочные граждане, не совершившие ничего противопоказанного». Тут Лебедько добавил: «Платья Керенского не будем надевать».

АЛЕКСАНДР ЕВРОПЕЙСКИЙ

Александр Отрощенков рассказал, почему троица не осталась в Орше поддержать прибывшего к ним на выручку бесшабашного правозащитника Валерия Щукина, получившего штраф в Br1,190 млн. за попытку пробраться на закрытое судебное заседание над Лебедько и компанией: «Решение уехать в Минск и провести пресс-конференцию далось нелегко, но поддержать Щукина - значит, больше внимания привлечь к этому случаю, так мы поможем нашему товарищу».

Координатор «Европейской Беларуси» отметил, что поездки белорусских оппозиционеров в страны ЕС не прекратятся, но «это вопрос технический, как-нибудь разберемся. Все-таки живем в XXI веке, и свои базовые человеческие права сможем защитить».

По просьбе «БелГазеты» Отрощенков рассказал об отличиях в действиях столичных и оршанских милиционеров: «Видно, что в Орше не так часто имеют дело с политическими делами, но беззаконие есть беззаконие. Когда оно делается брутально, с матами, это менее противно, чем когда это происходит с улыбками и со словами сочувствия, - от этой фальши более  паскудно на душе. За двое суток столько раз слышал фразу: «Ну вы же понимаете...» Я и раньше ее не любил, сейчас хочется человека оскорбить в ответ на такие слова. Сдержался ли я? Судя по протоколу - нет».



Добавить комментарий
Проверочный код