Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере

От оппонента слышу!

02.04.2012, Максим Иващенко
О том, в каких красках подают доверчивому населению республики конфликт Евросоюза и Беларуси государственные и негосударственные медиа, корреспондент «БелГазеты» беседовал с журналистом канала ОНТ Алексеем Михальченко и руководителем аналитических проектов информационной компании БелаПАН Александром Класковским.



От оппонента слышу!

АЛЕКСЕЙ МИХАЛЬЧЕНКО: «ЭТА ПУБЛИКА ПРОСТО НЕ ХОЧЕТ ДИАЛОГА - ОНА ХОЧЕТ ФЛУДИТЬ»

- Какие принципиальные тезисы положены в основу отображения картины происходящего у государственных и независимых СМИ?

- Официальная позиция Беларуси такова: действия Евросоюза в отношении нашей страны неправомерны. А то, что вы называете независимыми СМИ - те медиа, на которые тратятся деньги ЕС, - естественно, выражают точку зрения ЕС, независимы они только от официальной власти Беларуси.

- Официальные медиа рисуют руководство стран ЕС чрезвычайно недалекими, тупыми извращенцами и прожигателями жизни... Но, поскольку власть в странах ЕС, в отличие от некоторых других государств, избирается путем прямых демократических выборов, получается, что белорусские госСМИ ставят под сомнение умственные способности населения всей Европы...

- Я, например, недалекими людей из руководства стран ЕС не считаю. Их решения можно считать недальновидными, да, но недалекими этих людей никто не называет. Это образованные, даже родовитые люди. Тем более никто не ставит под сомнение уровень образования населения Европы в целом.

В данном случае против Беларуси выступают не люди из стран ЕС: большинство населения ЕС наверняка даже не отличают Беларусь от России. Против Беларуси же выступает конкретная когорта политиков. И выступает она не против отдельного белорусского политика, а против всей нашей страны в целом.

Что касается демократического пути избрания этих политиков - пора уже перестать быть такими наивными. Все прекрасно отдают себе отчет, что политтехнологии существуют как здесь, так и там - как восточнее, так и западнее Минска. И как они избраны, каким образом - это их личная проблема. Мы никогда, никоим образом не вмешиваемся в избирательные процессы в Европе.

- И государственные медиа, и независимые обладают одними и теми же фактами в отношении конфликта ЕС и Беларуси. Где начинаются спекуляции и передергивание у той и другой стороны?

- Здесь правильнее было бы говорить о противостоянии. Когда идет информационная война, приемы используются соответствующие. А передергивание и спекуляции - это когда на одесском привозе старую лошадь вам пытаются продать как молодую. А здесь вопрос принципиальный.

- Предвыборная кампания в той же России диктует новые тренды в ведении информационных кампаний: широкое использование сниженной лексики, уголовного жаргона и юмора ниже пояса. Насколько органично эти приемы влились в арсенал государственных и негосударственных белорусских СМИ?

- Посмотрите: крохотная Беларусь сейчас находится под мощью всего ЕС. И что ей еще остается? Она ведет себя как кот - шерсть вздыбила, и всё. Как может Беларусь наезжать на ЕС, как она может вообще развязать какой-то конфликт? Это просто не укладывается в голове, это была бы просто самоубийственная политика.

А по поводу технологий, каких-то приемов... Такое ощущение, что вся эта ситуация, которая сейчас происходит между ЕС и Беларусью, полностью срисована с детского фильма «Чучело»: целый класс травит одну девочку. Может, кто-то в этом классе и не хотел бы ее оскорблять и гоняться за ней с криками: «Чучело! Чучело!» - но это же коллектив: в противном случае ты сам окажешься этим чучелом.

В ЕС ситуация сейчас именно такая - никто не хочет быть чучелом, решили, что чучелом будет Беларусь. А я, извините, в армии присягал на верность этой стране - Республике Беларусь. Да, как ни прискорбно, здесь мы слабее. Но я всегда буду на стороне слабого, всегда буду на стороне этой девочки.

- И в защите этой девочки все приемы хороши?

- А вы помните, что сделала эта девочка? Она обрилась налысо, она тоже начала бросать вызов: «Раз вы называете меня чучелом, я буду чучелом». Но я категорически против использования здесь и вообще той же околоуголовной лексики.

- Но вы же оперируете в своих программах понятиями «наезд», «разводка», и это еще самое невинное...

- Я, к сожалению, тексты своих программ наизусть не помню. Может, там какие-то слова и проскакивают, может, они там действительно есть (в чем я, честно скажу, не уверен)... Но ведь многие такие слова проникли в современный русский язык - увы, они иногда отражают действительность лучше, чем весь «великий и могучий» вместе взятый.

- А эффективны ли негосударственные СМИ в формировании общественного мнения вокруг конфликта ЕС и Беларуси?

- А насколько эффективно могут работать нишевые СМИ? Задача ЕС очевидна: им очень надо опустить политический конфликт на бытовой уровень, спроецировать на людей страх, ненависть и другие малоприятные чувства.

Есть всем известный метод кнута и пряника - то, что сейчас практикует ЕС, следовало бы назвать методом «кнута и рассказа о прянике». С одной стороны - противоправные санкции, с другой - обещание отмены визовых сборов. Белорусам надо понимать: их не оставят в покое, пока они не причалят к тому или другому берегу.

- Но хоть какие-то негосударственные СМИ пользуются у вас уважением?

- Вы нарываетесь на комплимент. Я бы не назвал «БелГазету» оппозиционным изданием, но ваш способ подачи информации мне очень импонирует. Хорошо, что существует такая площадка, где хотя бы заочно на одной странице могут встречаться  люди с разным мнением. Я считаю, что это хорошо, и мне это нравится. Я постоянно читаю «БелГазету», и ни разу у меня не возникало желания порвать ее, скомкать и выбросить подальше. Мне очень нравится и информационная политика портала Tut.by - в первую очередь своим взвешенным подходом.

- А искусство манипуляции фактами, в котором вы наверняка подозреваете своих оппонентов по медиапространству, способно вызвать у вас чисто профессиональное восхищение?

- Как у меня может вызывать восхищение то, что кто-то пытается манипулировать моей страной? Это по умолчанию не может быть красиво, как не может быть красивым, например, предательство. Красота карточного фокуса? Прелесть карточного фокуса и фокуса вообще в том, что фокусник не пытается раздеть зрителя - он всего лишь его развлекает. А в данном случае развлечением ради развлечения никто не занимается.

Вообще, я к людям отношусь положительно, несмотря на некоторые их недостатки, - их, наверное, и у меня самого хватает. Я не забиваю себе голову категорическим неприятием того или иного негосударственного медиаресурса.

- Если возвратиться к проблеме наличия общественно-политических площадок для изложения полярных мнений - почему бы не ввести этот формат на гостелевидении?

- Последний День воли даже заставил меня задуматься: вот люди взяли и сделали все, как положено по закону. Никому хуже не стало от того, что они получили разрешение на проведение мероприятия, получили охрану милиции. Если бы политическая жизнь Беларуси изначально строилась таким образом, а не по методу провокаций, то мы бы сегодня жили в совершенно другой стране. А сейчас мы имеем такой градус ситуации, что иногда без модерирования невозможно оставлять даже какие-то форумы на сайтах - они мгновенно заполняются мусором.

И эта публика просто не хочет диалога - она хочет флудить, и всё. Даже у меня в работе имеются попытки сближения с этими людьми - все они натолкнулись на определенную стену. Да, не хватает площадок, не хватает дискуссий - но именно цивилизованных дискуссий, не таких, когда ты приглашаешь человека, ждешь его, а он совершает провокацию! Ему не нужен был ни аргументированный разговор, ни поиск решений, удобных для большинства людей. Его это просто не интересует, у него узкая задача. А потом начинается развешивание ярлыков: кто - такой, а кто - сякой.

Газете проще - там можно просто подрезать материал, в котором откровенная брань и мусор. А в прямом эфире (такая дискуссия не может по умолчанию идти в записи) велика вероятность того, что все превратится в скандал. Что мы, в принципе, и видели перед выборами.

- А госСМИ не деградируют в ситуации многолетнего отсутствия таких дискуссий и опыта полемики с оппонентами?

- И те и другие стареют - и те, кто участвует в дискуссии, и те, кто не участвует. А профессиональная деградация в каждом отдельном случае протекает по-разному - для кого-то будет достаточно высокой зарплаты, и он начнет деградировать.

- Вас часто называют белорусским Михаилом Леонтьевым...

- Слава богу, уже не так часто. Когда я только появился на экране - называли, но потом увидели, что я на это не обижаюсь, и перестали.

- ...а Леонтьев довольно часто меняет свою позицию по тем или иным вопросам в зависимости от политической конъюнктуры - недавно, например, прошелся по Александру Лукашенко как условному «генералу армии». Вы тоже готовы менять свою позицию в связи с новыми обстоятельствами или это дело принципа?

- По какому именно вопросу я должен менять свою позицию? По науке, человек трижды за жизнь меняет свое мировоззрение. Можно только пожалеть того, кто в молодости не был революционером, а в старости -  консерватором. Моя принципиальная позиция касается Республики Беларусь и ее независимости.

- В прошлом году, в самый разгар «молчаливых акций», в Сеть попал видеоролик, где вас натурально захлопали студенты журфака. И часто вас так прессуют?

- По поводу угроз - это к Интернету. Там люди, спрятавшись за никами, могут позволить себе все что угодно. А вот в лицо - не решаются. Недавно меня подвозил водитель такси, резкий противник режима. Он то ли узнал меня, то ли что, но сразу завел со мной острый разговор. Я уже не стал его одергивать по поводу того, что за рулем разговаривать просто непрофессионально, решил его выслушать. Мы нормально побеседовали: у него была своя позиция, у меня - своя. На прощанье мы пожелали друг другу удачи. То есть он не выхватывал монтировку, не бросил баранку - ничего такого, но при этом был настроен категорически против власти.

- За столько лет работы на переднем фронте защиты информационного пространства родины вас, должно быть, окружают народная любовь и благодарность? Ходоки приносят вам сало, самогон, пирожки, варенье?

- К сожалению, у меня нет такой программы, как «Поле чудес». Бывает, люди просто на улице подходят, благодарят. Говорят, что нравится моя передача, что смотрят всей семьей. Последнее меня, конечно, несколько удивляет - моя передача все-таки специализированная, не семейная.

СПРАВКА «БелГазеты». Алексей Михальченко родился в 1973г. в Полоцке. На телевидение пришел в 2000г., начинал с должности корреспондента региональной телекомпании «Скиф». С 2004г. - корреспондент ОНТ. В 2005г. переехал в Минск. С 2010г. - автор и ведущий информационно-аналитической программы «Как есть» на ОНТ. Женат, имеет сына.

 

АЛЕКСАНДР КЛАСКОВСКИЙ: «В ГОССМИ ПРОБЛЕМА ПЕРЕКЛАДЫВАЕТСЯ С БОЛЬНОЙ ГОЛОВЫ НА ЗДОРОВУЮ»

-Под каким соусом подают конфликт ЕС и Беларуси наши госСМИ?

- ГосСМИ у нас, к сожалению, очень однообразны - как в подходе к этому вопросу, так и к другим политизированным темам. У них есть некая сверхзадача, спущенная по вертикали: заклеймить проклятых буржуинов за то, что они давят на нашу синеокую республику. Шаг вправо или влево от этого лейтмотива, мягко говоря, не приветствуется. Это нельзя назвать журналистикой - это выполнение сугубо пропагандистской задачи.

Отсюда и следуют такие вещи, как замалчивание некоторых фактов, манипуляция ими, подмена тезисов. Замалчивается первооснова конфликта - в госСМИ проблема перекладывается с больной головы на здоровую.

Ни в одной государственной газете люди не прочтут, какие требования выставляет ЕС, - там не говорится ни о политзаключенных, ни о том, что ЕС требует прекращения репрессий против партий, третьего сектора и гражданского общества. ЕС приписываются какие-то вымышленные мотивы: наклонить гордую республику, наказать за интеграцию с Россией, отвлечь внимание граждан стран ЕС от внутренних проблем. Это вообще коронный прием пропаганды: нарисовать рога, страшные клыки, а потом объяснять, какие они исчадия ада.

Совсем недавно в одной из государственных газет я ознакомился с очень хитроумной версией провластного политолога: в условиях кризиса брюссельским бюрократам надо сломить волю малых стран; Беларусь - это как раз пример такой строптивости, поэтому сначала надо затоптать Беларусь. Данная блестящая политологическая концепция, к сожалению, имеет мало общего с реальностью. В конце концов даже маленькие Словения и Латвия выкрутили руки брюссельским бюрократам в решениях Совета ЕС по санкциям в отношении Беларуси.

- Негосударственные СМИ, очевидно, в таких манипуляциях упрекать не приходится?

- Негосударственные СМИ - в отличие от государственных - разные. Внутри них существует абсолютно противоположный по отношению к государственным медиа полюс, который олицетворяет портал «Хартия'97». Там по сути тоже происходит игра в одни ворота, но в противоположную сторону: нюансы не рассматриваются, борьба с режимом выступает как сверхзадача, и все средства подчинены только этой цели.

Подобные ресурсы можно условно назвать «адептами санкций». Они впадают в иллюзию, удерживая в голове одну-единственную схему: «санкции усиливаются - в Беларуси кризис - поднимается волна народного возмущения - режим падает - оппозиция на белом коне въезжает на Карла Маркса, 38».

Вся эта схема очень уязвима в каждом своем звене, и это отдельная большая тема. Но вот политики и эксперты, которые через негосударственные СМИ выражают сомнение в эффективности санкций, тут же получают на лоб ярлык «агент КГБ» и «коллаборационист». Естественно, что с таким ярлыком ходить неприятно, поэтому многие стараются просто прикусить язык.

Таким образом, более радикальная часть негосударственных СМИ использует достаточно агрессивный пиар для дискредитации своих оппонентов. Недостаток толерантности и культуры дискуссий - это уже проблема внутри демократического сообщества.

- Какую же позицию по вопросу конфликта ЕС и Беларуси занимает более здравомыслящая часть негосударственных медиа?

- Я бы не оперировал здесь такими категориями, как благоразумие - просто есть такие независимые СМИ, которые исповедуют принципы профессиональной журналистики. Для них важно в первую очередь анализировать ситуацию, а уж не передергивать факты - это аксиома. Если говорить о сетевых СМИ, я бы отнес к их числу «Белорусские новости», «Салiдарнасць»; из печатных - «Белорусы и рынок», «БелГазету». В других негосударственных СМИ какие-то акценты могут и смещаться.

Коллизии с «адептами санкций» возникают у той же компании БелаПАН, где я работаю: ресурсы вроде «Хартии'97» берут нашу информацию, пристегивают к ней радикальные ультрареволюционные заголовки и считают, что таким образом они борются с режимом. А потом журналист БелаПАН приходит в парламент, и ему говорят: «Мы лишим тебя аккредитации - почему ты нас называешь «палаткой»?» И ему приходится доказывать, что он не верблюд, что контент БелаПАН использовали другие ресурсы.

- Но могут ли государственные СМИ похвастаться эффективностью своей деятельности?

- К сожалению, на некоторую часть нашего электората методы госпропаганды действуют безотказно. В то же время эффективность пропаганды снижается. Последнее решение ЕС белорусское телевидение и другие госСМИ трактовали как реакцию Европы на казнь в Беларуси двух террористов - мол, защищают каких-то «отморозков» и «кровавых маньяков». Закроем на минуту глаза на то, что эта причина фигуририрует далеко не первым пунктом в резолюции ЕС: спекуляции идут в расчете на то, что белорусы - кровожадные, что они за смертную казнь. Но оказывается, что с декабря 2011г. по март 2012г., по данным независимых соцопросов, соотношение противников и сторонников смертной казни зеркально изменилось: противников смертной казни сейчас в белорусском обществе больше. Массированная пропаганда и эксплуатация стереотипов массового сознания дали здесь обратный эффект.

- Негосударственные медиа тоже внесли сюда свою лепту?

- Да. Возможности негосударственной прессы куда скромнее, чем официальной, но независимым журналистам здесь помогают четкое ощущение своего журналистского призвания и здоровый гражданский пафос. Несмотря на травлю, на шишки, они твердо вели свою линию в том же деле о взрыве в минском метро - на пальцах показывали, сколько нестыковок и белых ниток в официальной версии. Власть в итоге ту пиар-баталию проиграла, а независимая пресса выполнила свою гражданскую миссию без всякой пропаганды, только за счет профессионализма.

- В то же время многолетнее сидение большинства независимых СМИ на грантах и позиционирование себя только в последнюю очередь как бизнес-проекты должно способствовать их деградации...

- У нас - аномальная политическая система и, соответственно, деформированная медиасфера: государство с дубиной влезает сюда, монополизирует основные СМИ, а медиа, которые ему неподконтрольны и которые стараются служить альтернативным источником информации, загоняются в андеграунд.

С госпрессой все понятно - она просто обслуживает интересы власти. Но и негосударственные СМИ в этих условиях оказались в плену баррикадного мышления, а баррикадная журналистика деформирует и выжигает профессионализм.

Может, и должна быть гражданская позиция, но на какой-то стадии нужно выбирать - или вы политические бойцы, или журналисты-профи.

Вести медийный бизнес сегодня в Беларуси практически невозможно - деформирована не только политическая, но и экономическая сфера. Это тоже в какой-то степени может озлоблять: когда загоняют в угол, даже крыса или заяц показывают зубы. Это все идет совсем не на пользу белорусскому медиапространству.

- При изменении политической ситуации в стране всем журналистам без исключения придется пройти курсы повышения квалификации?

- Самые лучшие курсы повышения квалификации для журналистов - нормальная конкуренция. Когда СМИ будут вынуждены продавать свой продукт, они будут давать честную информацию и, по возможности, объективную аналитику. Пропаганду никто не покупает - этот тухлый товар никому не нужен. Только качественный информационный товар продается и покупается.

- Но в той же Европе государственные СМИ мирно сосуществуют с независимыми...

- В 1990-х гг. я на протяжении месяца стажировался во Франции, в тамошних СМИ. Я, такой вчерашний «совок», сразу потребовал: «Покажите мне государственную газету!» Они долго рылись в газетах и положили наконец передо мной листок формата А4 под названием Journalle Officielle. Это просто бюллетень, где печатаются постановления правительства. Я спросил: «И всё?» Мне сказали: «И всё». В нашем понимании госпрессы как рупора госполитики там нет.

- Складывается впечатление, что лагерь негосударственных СМИ более чем разобщен: стоило главному редактору «Еженедельника» вылезти со своей позицией по расследованию теракта в минском метро, как он был тут же заклеймен своими коллегами как мерзавец и подонок...

- Такие противоречия есть, но, скорее, это подводные течения. Да, иногда что-то такое прорывается на уровне межличностных отношений. Нисколько не идеализируя независимое медиасообщество, замечу, что оно выглядит в этом плане более культурным, чем даже политическая оппозиция, где можно запросто кому-то дать пинка под зад. Внутри медиасообщества его участникам в большинстве случаев хватает мудрости конфиденциально и корректно решать между собой внутренние конфликты.

- Чувство профессиональной солидарности независимой части медиасообщества распространяется на журналистов из госСМИ? Готовы ли вы если не принять их с распростертыми объятиями, то хотя бы пожать руку при встрече?

- Я знаю многих редакторов госСМИ и до недавнего времени был готов встречаться с ними и пожимать им руку. Но в 2011г. те же ребята, с которыми мы когда-то сидели в общежитии, пили вино по рубль двадцать и мечтали о светлых временах, по отмашке сверху напечатали в своих газетах откровенно клеветнический пасквиль, направленный против меня и моего сына (бывший милиционер Александр Класковский-младший был осужден за «активное участие в массовых беспорядках» 19 декабря 2010г., приговорен к пяти годам лишения свободы в колонии усиленного режима, помилован президентским указом 14 сентября 2011г. - «БелГазета»). Меня они не запачкают - я выше всего этого, но о каких-то человеческих контактах говорить здесь уже не приходится.

- Наверное, им кажется странным, что у вас, человека твердых демократических принципов, сын пошел служить в милицию...

- Он пошел в милицию сразу после армии - к тому времени у него уже была семья, дети, он заочно учился на юриста. Чтобы кормить семью, он пошел на специальность, близкую к юридической. Причем пошел рядовым и дослужился до лейтенанта. Академии милиции у него за плечами нет - лычки и звездочки ему давали, считая его толковым службистом. Но как только он попал 19 декабря в оборот, сразу оказалось, что служил он из рук вон плохо... Я считал, что он вправе сам выбирать себе занятие. И служил он не в рядах ОМОНа, как тогда говорили и писали, а в ГАИ - преследовал угонщиков, пахал на ниве, не имеющей отношения к репрессиям. Сын не однажды говорил мне, что в милиции чувствует себя не в своей тарелке: он пытался там говорить по-белорусски, мог принести на работу «Народную волю». На этой работе такое, мягко говоря, не приветствовалось, он испытывал дискомфорт и, когда представилась возможность, ушел в другую сферу. Для него это была временная работа.

СПРАВКА «БелГазеты». Александр Класковский родился в 1958г. в деревне Новый Двор Минского района. В 1980г. окончил журфак БГУ. Начинал репортером, занимался газетной версткой, редактировал молодежный журнал «Парус», газету «Знамя юности», в начале 1990-х гг. вел прямые линии на белорусском ТВ. В 2002-04гг. редактировал интернет-газету Naviny.by. Руководитель аналитических проектов информационной компании БелаПАН, политический аналитик, медиаэксперт. Член Совета Белорусской ассоциации журналистов.

Добавить комментарий
Проверочный код