Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№13 (838) 2 апреля 2012 г. Радости жизни

Скромное обаяние деспотии

02.04.2012, Виктор Мартинович
Без всякого сомнения, фильм «Голодные игры» в местном прокате нужно было запретить. Хотя бы за одну сцену, где разъяренная толпа, на которую идут ряды ОМОНа со щитами и дубинками, вскидывает над головами ладони с зажатыми мизинцами и большими пальцами. Но - не запретили. Минчане узнали о том, как выглядит диктатура в представлении голливудских режиссеров. Комично, нелепо и совсем не страшно. Собственно, в этом весь трюк.



Скромное обаяние деспотии
Фильм «Голодные игры» в местном прокате нужно было запретить - минчанам продемонстрировали, как выглядит диктатура в представлении Голливуда

«Голодные игры» - фильм-сенсация, фильм-загадка. Каким-то чудом картина не самого известного режиссера, не имеющая звезд в актерском составе, картина, на производство которой было потрачено всего $78 млн., стала самым успешным фильмом американского проката 2012г. Только за премьерный уик-энд она собрала $155 млн. За всю историю кинематографа лишь два фильма были финансово более  успешными: «Гарри Поттер. Дары смерти» и «Темный рыцарь» (фрагмент саги о Бэтмене). Так это Гарри Поттер! Это Бэтмен! А тут - экранизация книги не очень известной за пределами США писательницы Сьюзен Коллинз.

После таких показателей продаж можно с уверенностью констатировать рождение очередного большого бренда в масс-культе: событиями из «Голодных игр» зрителя будут пичкать так же настойчиво, как «Поттером», «Сумерками», «Хрониками Нарнии» или «Кодом да Винчи» (кстати, по продажам билетов «Голодные игры» вчистую «сделали» и «Код да Винчи» и «Сумерки»). И это при  том, что ни вампиров, ни скабрезностей о католических догматах в фильме нет. Кино, строго говоря, про диктатуру. Чем же оно зацепило американцев и мир?

Для просмотра «Голодных игр» в Минске мы выбрали Дом кино на бульваре Толбухина. Во-первых, приятно смотреть фильм про ОМОН, беспорядки и наказание за них в стенах, где проходят официальные церемонии, светятся знаковые персонажи из органов управления культурой, случаются выставки фотопортретов не последних людей страны, - словом, в месте, где все дышит государственностью. Кроме того, в Доме кино есть VIP-ряд с кожаными диванами. С учетом того, что фильм длинный, удобство не последнее дело.

Билеты на дневной сеанс в будний день раздобыть не проблема, ажиотажа с предзаказом, онлайн-доставкой и продажей мест в очереди на интернет-аукционах, наблюдающегося в США, у нас не имеется. Скажем прямо: белорусы встречают «Голодные игры» равнодушно. В зале сидели в основном молодые парочки, для которых главным было найти темное и сухое место для невербального общения. А про Сьюзен Коллинз они, похоже, отродясь не слыхали.

И вот фильм. И как-то с места в карьер на экране принялись рассказывать о мятеже, протестах и их подавлении. Слова «революция», «уличные беспорядки» для белорусского уха звучат особенно: скажем так, из-за постоянного склонения по ТВ они чрезмерно эмоционально заряжены. Вы можете воспринимать их с ненавистью или опаской, но равнодушно относиться к ним, будучи белорусским телезрителем, невозможно. А тут с экрана рассказывают про протесты в Америке будущего, которые были жестоко подавлены, стабильность - восстановлена, нация снова воссоединена, но для этого оппозиционерам пришлось заплатить жесточайшую цену. По кинозалу от всего этого пробежала такая искра нервозности, будто люди пришли в зоопарк поесть мороженого и поглазеть на страусов, а в самый разгар экскурсии один из страусов начал хорошо поставленным голосом читать лекцию о правах человека.

Публика, впрочем, продолжала смотреть на это безобразие. Никто не встал, не ушел на другое, менее политизированное, кино. С экрана продолжали рассказывать предысторию «Голодных игр»: те населенные пункты, которые когда-то восстали, после подавления местной «оранжевой революции» обязаны выдвигать по одному юноше и одной девушке для участия в телешоу, где из 24 участников в результате резни остается лишь один. А поскольку простое и тупое устрашение в нашем мире уже неактуально, процесс смертельной игры превращен в масштабное телешоу, за которым следит вся страна.

Фильмов про охоту людей за людьми к настоящему моменту снято очень много. Можно вспомнить антиутопию «Бегущий человек» с Арнольдом Шварценеггером и французский фильм с аналогичным сюжетом, легший в основу сценария «Бегущего человека». Можно вспомнить японскую «Королевскую битву», где в роли коммандос, отправленных на отдаленный остров кромсать друг друга из огнестрельного оружия, выступают даже не подростки - дети.

Новизна «Голодных игр» в том, что это фильм не про диктатуру. И не про охоту на людей. Это фильм про телевидение. Про его пошлость, безвкусицу, про его дикие правила и антигуманные законы. Про его накладные ресницы и обильный макияж. Это фильм о том, как из «Бегущего человека» сделали «Фабрику звезд» или «Танцы на льду».

Один французский философ, которого все считали сумасшедшим, предсказал 30 лет назад, что если люди и дальше будут смотреть телевизор столько времени, сколько они его смотрят, по ТВ должны показывать сюжеты не «о жизни», а о том, как люди смотрят телевизор. Собственно, прогноз этого философа сбылся: Голливуд выпускает все больше картин о телевидении, о жизни по ту сторону экрана. Вспомнить хотя бы феноменальный успех «Миллионера из трущоб» - блокбастера об индийском мальчике, выигравшем массу денег на телевикторине.

Героев «Голодных игр» - обычную пару подростков, конечно же, влюбленных (какой Голливуд без банальщины), учат быть «селебрити» харизматичные «тренеры». Главное правило - «нравиться зрителям». Собственно, именно эти уроки «шоу-биза» и есть главное в «Голодных играх», недаром же роль одного из «костюмеров» играет музыкант Ленни Кравитц. Героям объясняют: даже если тебе очень плохо, даже если тебе пробило колено стрелой, нужно думать о том, как ты выглядишь. Если ты сможешь заставить зрителя расплакаться, спонсоры обязательно пришлют тебе лекарство на крохотном парашютике.

«Тоталитарная составляющая» фильма проработана меньше, чем «антителевизионная». Не потому ли, что в книге - равно как и в сценарии - главным диктатором считается именно экран? Герои спорят перед отправлением на битву: а что будет, если телевидение перестанут смотреть? Отправлять «на убой» юношей и девушек провинившихся кварталов будет уже незачем. Однако в том и специфика современного мира: мы ругаем ТВ, ненавидим его, но - смотрим. И в этом смысле диктатуру победить невозможно. Потому как она совершенно не там, где мы ее ищем: не в тиранах, которые нарисованы в «Голодных играх» довольно небрежно, несколькими набросками, а в природе нашего внимания, жаждущего зрелищ.

Конечно же, нас ждет хэппи-энд. Но этот хеппи-энд - такая же симуляция и издевка, как ситуация, в которую поставлены герои: перед отправлением на смерть их «поздравляют» с попаданием на шоу, а после жестокой «рубки» за свою жизнь они вынуждены одеваться в вечерние наряды и нести банальщину в ответ на подчеркнуто банальные вопросы телеведущего. Да, эти двое выиграли, но тирания не повержена. Победило шоу, с которым поистине сделать ничего невозможно.

Сложно сказать, что испытывали пришедшие на дневной сеанс «Голодных игр» в Дом кино: если они искали «выжималки слез» вроде «Титаника», то с этой ролью фильм однозначно не справился, хотя сцены, претендующие на романтизм, в нем присутствуют. Если они искали антитоталитарного фильма, то впечатлений, аналогичных «V значит вендетта» братьев Вачовски (или хотя бы сопоставимых с экранизацией оруэлловского «1984»), картина не оставила. Некоторые сюжеты из Интернета (например, о подавлении протестов в России) оставляют более пронзительное антиутопическое впечатление, чем «Голодные игры».

Что до «Голодных игр» как издевки над ТВ, то, чтобы воспылать в десять раз более сильными чувствами по этому поводу, белорусам достаточно просто остаться дома и включить один из местных каналов.

Добавить комментарий
Проверочный код