Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№13 (838) 2 апреля 2012 г. Радости жизни

Гони волну!

02.04.2012, Татьяна Замировская
30 и 31 марта в Белорусском музыкальном театре прошли отборочные туры детской и взрослой «Новой волны». Учитывая, что Беларусь - страна фестивалей и конкурсов, корреспондент «БелГазеты» отслушала «взрослый» отбор, на котором, по заверению члена жюри Алексея Хлестова, выступили «лучшие представители нашей культуры».



Гони волну!
Воспитанники детских домов горячо поддержали лучших представителей нашей культуры

Национальный отбор на московский полуфинал, где и раздадут путевки в заветную Юрмалу, позиционировался как глобальное телешоу. В зале сидели счастливые воспитанники детских домов, размахивая воздушными шариками, - для них это был настоящий праздник. Ведущие Дядя Ваня и Анна Ваганова искрили и шутили. Один лишь гендиректор «Новой волны» Александр Румянцев, сидящий в ложе с жюри, был строг: нелегко выбирать из 22 «лучших представителей нашей культуры» самых лучших! Еще накануне, на пресс-конференции, он предупредил, что судить будет не шоу, а песню, и пожурил тех, кто думает, что «выйдя с корпоратива, можно сразу же с этим репертуаром банкетным идти на конкурс».

Действительно, почти все члены жюри согласились, что многие исполнители в этот раз не угадали с репертуаром. Во всяком случае, он был хотя бы актуальный - если раньше, представляя «мировой хит», белорусы пели Уитни Хьюстон или Стиви Уандера, на этот раз они обратили внимание на певиц Адель и Кэти Перри. Огромный успех отчего-то имело творчество Фрэдди Меркури - аж трое певцов решили поразить жюри песнями Queen.

«Ой, какой строгий дядя!» - испугались дети, когда Румянцев стал профессионально приостанавливать песни, озадачивая артистов заковыристыми вопросами. Он вел себя как на экзамене, будто пытаясь поймать горе-студентов на невыученном билете, и сетовал, что все «плохо подготовились: я же просил иметь несколько фонограмм в запасе».

По правилам конкурсанты должны были представить хит своей страны, мировой хит и авторскую композицию. Часто все три песни казались Румянцеву неподходящими, после чего певцы, переминаясь с ноги на ногу, объясняли, что «больше песен нет». Некоторые даже отправляли друзей и родственников домой за фонограммами. Румянцев особенно настоятельно попросил сбегать за фонограммой певицу Ингу, а также Веру Каретникову. Инга за фонограммой съездила, а Каретникова поленилась - и вышла в полуфинал, в отличие от Инги.

Отдельную головную боль у Румянцева вызвала категория «белорусский хит». У многих не было фонограмм песен на белорусском - от безысходности они пели а капелла бессмертную «Рэчаньку». Каретникова, тоже подготовившая «Рэчаньку», но с фонограммой, была вынуждена умолять жюри согласиться послушать надоевшую песню: «Зато у меня красиво получается!» Певица Лиана в ответ на просьбу спеть «хит страны» ответила: «Я пока в поиске», после чего строгий профессор Румянцев начал валить конкурсантов именно на белорусском хите, будто догадавшись, где у всех разом хромает успеваемость. «Я сразу начну с хита страны!» - нашлась Саша Захарик, девушка в белом платье. Платье ей было нужно для того, чтобы спеть в джазовой манере композицию «Ляписов» «В платье белом». Жюри восторженно притихло. Впрочем, песни «Ляписов» прошлой инкарнации, возможно, не являются запрещенными и считаются народными хитами, чем-то вроде «Рэчанькi» и «А я лягу-прылягу» («Что, что вы сделаете?» - испугался Румянцев, когда одна из певиц объявила эту песню). А Анна Шалютина в качестве белорусского хита спела песню Корианны «You Break Me», с которой та не прошла белорусский отбор на «Евровидение-2005».

Помимо репертуара Румянцев обращал внимание и на внешний вид певцов. «Я надеюсь, вы не будете дальше раздеваться?» - спросил он у певицы Инги, которая страстно скинула с себя синий балахон, оказавшись в чем-то вроде купальника с парео. Певцов в шляпах он привечал особенно сурово, требуя снять головные уборы. На джаз он реагировал так же, как и на шляпы. Кажется, белорусские артисты решили, что, исполнив что-нибудь в неунывающем стиле джаз, они наверняка шокируют всех мощью и диапазоном своего вокала. Поэтому джаза было как-то чересчур много. Даже Петр Клюев пел битловскую «Come Together» под такую сложную джазовую аранжировку на фортепиано, что за импровизациями пианиста самого Петра слушать было нцоим вокалом.

Певцы волновались, терялись. Румянцев подбадривает их. «Ну зачем же вы волнуетесь? - говорит он кроткой певице Лиане. - Вы что, не позавтракали сегодня?» Бесстрашнее всего с Румянцевым беседовал коллектив «Дрозды», наряженный в меховые шубы. В ответ на вопрос «Это из дроздов шубы?» - они ответили: «Конечно. А откуда вы знаете, что в Дроздах нас поддерживают?» «Мировой-то хит вы подготовили?» - схватился за голову Румянцев. «А как же!» - обрадовалась группа и исполнила чудовищно издевательскую кавер-версию на песню Александра Рыбака. «Думаю, Рыбак сейчас перевернулся... в постели», - тонко заметил Румянцев.

Больше всего мучений выпало на долю Алексея Шкрабо. «Ну что вы со страдальческими глазами поете, - остановил его Румянцев. - Улыбайтесь! Не надо нас пугать своим выражением лица!» Алексей был вынужден петь под ободряющие крики: «Улыбайся! Давай! Ну, ради меня! Сделай это! Не плачь, а улыбайся, а то я сейчас сам буду плакать!» Уходил со сцены Алексей совершенно вымотанный.

Герои «Евровидения» также пытались попасть на «Новую волну». Настя Винникова спела под фортепиано джазовый стандарт, но прокололась на том, что в качестве белорусского хита исполнила надоевшую всем «I Love Belarus». Румянцев был с Настей строг: «А почему вы на русском нам песню не подготовили? И можно еще не так часто закрывать глаза? И не закрывать рукой и микрофоном лицо?» «Я могу спеть на русском», - смутилась певица Настя и спела а капелла песню Лаймы Вайкуле. Увы, это ей не помогло. Зато повезло не попавшему в финал «Еврофеста» рокеру Яну Женчаку - он прошел отбор, несмотря на опасный возраст - 28 лет (участникам «Новой Волны» должно быть меньше 30).

Безоговорочно понравились всем членам жюри три исполнителя. Эксцентричный певец из Жодино Евгений Литвинкович уже участвовал в полуфинале «Новой волны». Егиазар Фарашян вызвал у Румянцева прилив нежности: «Вы кто по национальности? Армянин? Как приятно, что Беларусь, судя по исполнителям, такая многонациональная страна! А какой национальный хит вы подготовили? «Родны беражок»? А я уже подумал - «За спиною Арарат, любовь моя»!»

Больше всех Румянцева впечатлила Александра Барташевич. В отличие от большинства певиц в шикарных клубных нарядах эта милая девушка в платьишке и балетках выглядела как подросток-хипстер, но у нее оказались невероятного тембра вокал и отменный вкус (она пела песни Kings Of Leon и Макса Фадеева). На фоне звезд белорусской эстрады она смотрелась так свежо и непосредственно, что Румянцев беззастенчиво признал ее выступление лучшим: «Пусть не обижаются остальные, но это - триумф».

После шоу жюри удалилось совещаться. Когда через полчаса жюри и исполнители триумфально вышли на сцену для объявления результатов, оказалось, что на сцене людей больше, чем в зале. «В этот праздничный день мы наблюдаем полный зал, практически нет свободных мест! - вскричал Александр Румянцев. - Это означает, как по-настоящему популярен конкурс в стране!»

СПРАВКА «БелГазеты». В этом году на полуфинал «Новой волны» в Москву поедет целых восемь белорусов. Вот эти люди: Анна Шалютина; Ян Женчак; Вера Каретникова; группа «Дрозды»; Little Jack, он же Евгений Литвинкович; Алексей Шкрабо; Егиазар Фарашян; Александра Барташевич.

Добавить комментарий
Проверочный код