Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№11 (836) 19 марта 2012 г. Тема недели

Война нервов до победного

26.03.2012, Евгения Семенова
Часть оппозиционных деятелей - счастливчики, не поместившиеся в перечень из 108 злостных сторонников санкций, - по-прежнему могут свободно перемещаться без проволочек на контрольно-пропускных пунктах.
Война нервов до победного

О правовой подоплеке списка и о том, разделил ли он оппозицию на «агентов» и «не агентов», корреспонденту «БелГазеты» Евгении Семеновой рассказал по телефону политолог Алесь ЛОГВИНЕЦ, которому не пришлось добираться до Польши окольными тропами.

- С точки зрения международной практики списки невыездных из страны - общепринятое явление или правовой казус?

- Бывают, конечно, ограничения для граждан той или иной страны в выезде за границу. Но понятно, что на это должны быть юридические основания - например, открытое дело (скорее всего, уголовное). Понятно, что при авторитарных режимах сложно говорить о правовом государстве, поэтому такие списки в Беларуси основываются не на праве, а на политической целесообразности.

С одной стороны, понятно, что если человек обвиняется в преступлении и находится под подпиской о невыезде, то ему может быть ограничено право на выезд. Но у нас, как правило, когда речь идет о политических обвинениях, людей задерживают и сажают. В нашем конкретном белорусском случае вопрос идет об очень своеобразном использовании права - для ограничения свобод политических оппонентов. Политическая целесообразность здесь такая - показать Западу, что власти не боятся давления с его стороны. Более того, власти показывают готовность давить на тех людей, которые могут показаться союзниками Запада хотя бы потому, что отстаивают те же ценности.

- Смысл расширения списка невъездных в ЕС белорусских судей и чиновников - в психологическом воздействии? Чтобы другим судьям неповадно было так несправедливо судить?

- Мне кажется, основной мотив ЕС - это высказать свое отношение к тем действиям, которые совершают эти люди. Эти действия существенным образом ограничивают права и свободы белорусов. Для ЕС важно отстаивать демократические свободы. Да, в целом эти санкции, скорее всего, носят моральный оттенок.

- А цель ответного удара белорусской власти с ее списком невыездных - такое же морально-психологическое воздействие на оппозицию, чтобы неповадно было порочить власть?

- Может быть. Но белорусские власти преувеличивают значение этого шага: не думаю, чтобы люди в оппозиции очень сильно переживали по этому поводу. Если мы возьмем шкалу нарушений прав человека в Беларуси, то самые кричащие, заметные - это те, которые связаны с лишением свободы людей за их политическую деятельность. Понятно, что ограничение права на выезд - это нарушение Конституции. Но это не возымеет того эффекта, на который, возможно, рассчитывают власти. Это война нервов с ЕС - вы бьете наших, а мы будем бить ваших.

- Речь шла о списке из 108 фамилий тех деятелей оппозиции, которые якобы призывали к санкциям. Наберется ли у нас в оппозиции 108 поборников санкций?

- Во-первых, я не слышал, чтобы официально говорилось о списке из 108 человек и чтобы эти люди однозначно призывали к санкциям. К тому же на самом деле людей, которые недовольны ситуацией в Беларуси и ожидают, что западные страны каким-то образом поменяют поведение белорусских властей, думаю, гораздо больше.

- Лидер ОГП Анатолий Лебедько с соратниками, к примеру, выехал в Польшу через Россию. Получается, власть оказалась в двусмысленном положении - невыездные выезжают?

- Вы же сами сказали, что цель всего этого - моральное воздействие, власти хотят показать, что контролируют ситуацию в стране и на какие-то действия со стороны Запада могут находить соответствующие ответные меры. А выезжают или не выезжают - какая разница.

- Россия может пойти навстречу белорусским властям и, в свою очередь, отрезать обходные пути?

- Я не исключаю такого развития ситуации. Если белорусские власти очень сильно будут на этом настаивать, мне кажется, такое может произойти. Хотя, по-моему, власти более заинтересованы в медийном или психологическом эффекте, чем в физическом эффекте «невыпускания» представителей независимого общества за границу. Властям очень хочется, чтобы люди, которым ограничено право на выезд, громко об этом кричали.

- Может быть, в отношении всех 108 невыездных (если их 108) все-таки ведется какое-то производство - уголовное, административное? Может, они алименты не платят?

- Нет, конечно. Думаю, есть список (может, немножко устаревший), который был некогда создан, а в нужное время - задействован. Хотя белорусская правовая система такова, что в любой момент против любого человека могут открыть дело.

- Оппозиция заявляла, что намерена подавать в суд. От этого будет толк?

- Оппозиция - это слишком абстрактно. Каждый человек, которого это непосредственно затронуло, я считаю, должен использовать формальные механизмы, чтобы отстаивать свои права. Но в то же время не нужно питать иллюзий. Хотя тут еще вопрос такой - довести систему до абсурда: можно забросать письмами госорганы, показывая абсурдность ситуации.

Но понятно, что если в рамках авторитарного режима есть политическое решение, то оно выполняется госструктурами. Насколько я знаю, у нас почти нет случаев, когда какой-нибудь судебный орган признал какой-нибудь госорган виновным в нарушениях прав граждан.

- Драматург Николай Халезин из пребывающего в изгнании белорусского «Свободного театра» описал в своем блоге, как ему в Лондоне отказали в визе в США, куда он собирался на некую важную встречу. Западные посольства тоже работают спустя рукава и лепят отказы, даже не глядя, кто перед ними?

- Правовая система может иметь свои издержки. В конкретно белорусском случае понятна политическая подоплека. А в случае работы западных посольств можно пробовать отстаивать свои права, и, как правило, если на то есть основания, консулы могут пересмотреть свое решение.

- Слова главы «Офиса за демократическую Беларусь» Ольги Стужинской, которая высказалась против европейских санкций, имели какой-то эффект? Чем закончилась та история?

- Визовые санкции против белорусских чиновников и бизнесменов остаются в силе. Более того, разговор идет об их возможном расширении. Насколько эффективными были действия Стужинской - ответ очевиден.

- Почему белорусская оппозиция так негативно отреагировала на ее предложение? Может, это был вполне нормальный лоббизм бизнесменов с деньгами вроде Пефтиева, которые имеют право провести работу в соответствующих структурах, чтобы сохранить свой бизнес, серьезные контракты?

- Во-первых, я не уверен, что вся оппозиция сразу же бросилась осуждать Ольгу Стужинскую. Во-вторых, я не уверен, что Ольга конкретно представляла интерес какого-то бизнеса. Она высказала свое мнение. Может быть, это мнение разделяют некоторые люди в Брюсселе.

СПРАВКА «БелГазеты». Алесь Логвинец родился в 1972г. в Хойникском районе. С отличием окончил БГУ по специальности «международные отношения». Магистр политологии (Страсбург, Франция). В 2005г. окончил Польскую дипломатическую академию. Политолог. Преподавал в Беларуси (ЕГУ, Беларускі калегіюм) и за границей. Один из основателей движения «За свободу». Лауреат Премии Европы за 2007г. немецкого фонда им. Хайнца Шварцкопфа «Молодая Европа».

Добавить комментарий
Проверочный код