Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№11 (836) 19 марта 2012 г. Тема недели

Железно занавесились

26.03.2012, Виктор Мартинович
Что больше всего впечатляет в ситуации с демократическими активистами, которым вот уже неделю отказывают в выезде за границу, так это видимая «неподготовленность» этой меры. Пограничники, сотрудники райотделов по месту жительства не дают никаких внятных объяснений, иногда даже делают вид, что у них «завис» компьютер, и поэтому они не могут представить оснований для внесения того или иного врага в список невыездных.
Железно занавесились

Чисто внешне все копирует ситуацию, сложившуюся с «несуществующим» списком запрещенных музыкантов. Организовать концерт рокеры не могут, а вот документа, объясняющего их неугодность, в природе как будто бы нет и в помине. Более того, недавно Минкульт вновь усомнился в существовании такого списка, рекомендовав музыкантам разбираться в каждом конкретном случае.

Так вот, государству ничего не стоило подвести рациональные, законные основания под каждый уже случившийся «невыезд». Условно говоря, если список невыездных состоит из ста фамилий (а есть все основания полагать, что фамилий в нем куда больше), несложно заявить о возбуждении уголовного дела о подготовке госпереворота - дела, по которому все эти джентльмены проходят фигурантами. Можно для порядку вызвать пару человек на допросы, а можно и не вызывать. Ведь дело нужно тут исключительно как объяснение их правового статуса. Чтобы они перестали говорить, что у нас нарушается Конституция. Нужно вам основание - вот вам основание!

Собственно, причин, по которым 100 или больше человек могут разом сделаться невыездными, достаточно много. Алименты, непогашенные кредиты и невыплаченные штрафы, причастность к гостайнам и т.д. Однако до сих пор все эти аргументы держатся в запасе.

Сначала хочется попрекнуть государство в том, что оно отнеслось к отработке проблемы спустя рукава. Однако, наблюдая за химическими реакциями, которые порождает в обществе появление очередных «невидимых» черных списков, убеждаешься в том, что власть со своими целями справилась очень даже умело. Представь она рациональные, законные основания для внесения сотни (сотен?) фамилий в списки невыездных, это било бы по протестной среде куда слабее. В очередной раз Беларусь делает выбор, который совершенно точно учитывает природу нашего белорусского национального характера.

В минувший четверг автор этих строк был на дипломатическом обеде в одном из посольств и лично слышал от одного патриарха либеральной мысли следующий пассаж: «Я пока не в списках, но за последние несколько дней я дал так много резких интервью на тему списков, что, возможно, я уже тоже невыездной». Этот пассаж наилучшим образом иллюстрирует иррациональную притягательность именно такой - «незаконной», «немотивированной» - природы «невыезда».

Если бы обществу однозначно и ясно рассказали по всем имеющимся у государства каналам, что невыездные демократические активисты перестали ездить в Варшаву или Вильнюс из-за некоего уголовного дела, это сняло бы часть напряжения. Потому как уголовное дело в массовом сознании есть вещь с ограниченным числом фигурантов. Ты не можешь попасть в свидетели или подозреваемые только потому, что критикуешь органы миграции или МИД в прессе. А вот «неправовой», не до конца артикулированный характер всех этих невыездов оставляет впечатление, что «слишком разговорчивым», «слишком борзым» противостоит некая невидимая и как бы не вполне аффилированная с государством сила. И что достаточно даже просто подумать про официальный Минск плохо - эта сила сразу всё прочухает и внесет тебя в некие секретные базы данных.

С оппозицией сегодня борется не закон. Не конкретные персоналии или ведомства, ибо даже профильные министерства уклоняются от разъяснений по поводу участившихся случаев отказа в выезде наиболее рьяным. Нет, демсилам противостоят «зависшие компьютеры», а самое частое объяснение - «система показала, что вам отказано в выезде». Понимаете, в чем ужас этой ситуации? Пересекая границу, вы узнаете, что есть некая невещественная, необъяснимая «система», некий «компьютер», который, без видимого желания исполнительных органов, может вдруг выдать тебе статус «невыездной»! Органы, отвечающие за перемещения граждан, - все они превращаются как бы в покорных агентов этой «системы», компьютеров, которые «висят». Кошмар!

Раньше крайне сложно было понять, кто есть кто. Враг ты или друг. Или так, посередине. Теперь стоит пересечь границу в любом направлении, где есть пограничный контроль, и на тебя навешивается ярлык, будь ты журналист, руководитель общественной организации или уже сто лет как не политик! «Враг», потому что «компьютер показывает невыезд». «В выезде отказано» - плохой! «Выезд разрешен» - свой. Но - пока. А будешь говорить или думать гадости - станешь плохим! Без всяких законов, оснований, возбужденных дел - по недоразумению, по ошибке, из-за висящего компьютера...

Начиналось все с лидеров партий. И это было понятно - ну как же, их фамилии на слуху. Потом последовали общественные активисты, фамилии которых уже мало что кому-то говорили. И тут по спинам у тех, кто еще не выезжал, впервые побежал холодок: если не выпускают таких мелких врагов, то, может, я уже тоже в списках? Потому что читаю время от времени оппозиционные сайты?
Дальше началось уже вообще невообразимое. Отказали во въезде переводчику и литератору Сергею Шупе, который ехал в Минск на презентацию новой книжки Альгерда Бахаревича. Он что, призывал к экономическим санкциям? Как низко спустятся ограничения в пересечении границы? До тех, кто хотя бы раз был на митинге? До тех, у кого на митинге был родственник?

Самое сильное утешение тем, кто вдруг обнаружил свой вражеский статус, - все это временно. Однако человеку, которого посреди ночи высадили из поезда на Вильнюс, такое утешение мало поможет. Потому что следующий поезд в Минск - утром. Так что если вы ездите через границу и имеете протестные взгляды, ходите на митинги или даже просто читаете эти строки, обзаведитесь на всякий случай другом в Сморгони или Островце. Желательно - с машиной. Потому что от приграничного Гудогая до Островца - 4 км. Ночью по звездам пройдет не каждый.

Добавить комментарий
Проверочный код