Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента

Нельзя помиловать

26.03.2012, Елена Анкудо
В деле 26-летних уроженцев Витебска Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева, осужденных на смертную казнь за серию взрывов в Витебске и Минске, в т.ч. на ст. м. «Октябрьская» 11 апреля 2011г., поставлена окончательная точка. Глава государства постановил не применять помилование к осужденным. Матери Ковалева, обратившейся в СИЗО КГБ, где Ковалев и Коновалов содержались с момента ареста, сообщили об этапировании Владислава без указания конечной точки. А в субботу 17 марта на домашний адрес семьи Ковалевых в Витебске пришло письмо от 16.03 с уведомлением, что приговор приведен в исполнение (через несколько часов телеканал ОНТ сообщил о приведении в исполнение приговора и в отношении Коновалова). 
Нельзя помиловать
Сергей Ханженков: «Был и другой шанс - мораторий на смертную казнь, благодаря которому оба получат пожизненное заключение»

Можно ли было считать судьбу «первых белорусских террористов» предопределенной со дня их задержания и последуют ли санкции в отношении Беларуси - единственной страны в Европе и на постсоветском пространстве, где не действует мораторий на смертную казнь, - эти и другие темы корреспондент «БелГазеты» Елена Анкудо обсудила с главным редактором электронной газеты «Ежедневник» Сергеем САЦУКОМ и бывшим политзаключенным, приговоренным в 1963г. к 10 годам заключения за попытку взрыва радиостанции в центре Минска, Сергеем ХАНЖЕНКОВЫМ.

СЕРГЕЙ САЦУК: «НА МЕСТЕ ГЛАВЫ ГОСУДАРСТВА Я БЫ ТОЖЕ НЕ ПОМИЛОВАЛ ТЕРРОРИСТОВ»

- Вы ожидали, что президент откажется помиловать Коновалова и Ковалева?

- Еще два месяца назад я говорил, что шансов на помилование практически не осталось. После действий правозащитников, порочащих результаты расследования, президента и его власть, глупо ожидать, что глава государства вдруг снизойдет и примет решение о помиловании. Если бы мать террориста Людмила Ковалева и поддерживающая ее правозащитница Людмила Грязнова просто собирали подписи за отмену смертной казни, приводя в качестве аргументов общечеловеческие ценности - казнить людей негуманно, преступник может раскаяться и пр., - возможно, мы и дождались бы помилования, которое, кстати, было выгодно президенту.

Но когда звучат слова, будто бы настоящие преступники на свободе, то президент, подписывая прошение о помиловании, косвенно соглашается с этим. На месте главы государства я бы тоже не помиловал террористов, хотя выступаю против смертной казни. Уступить в данной ситуации - значит признать, что в деле есть белые пятна.

- Чем дело о взрыве в метро заинтересовало правозащитников?

- Трудно утверждать. Расскажу лишь о том, что видел в Польше на студии компании «Белсат»: правозащитница Грязнова наставляла Ковалеву, что говорить во время съемки и как поступать. Я был шокирован тем, что все ее советы касались компрометации власти. И правозащитные, и многие общественные организации Беларуси, которые не должны быть политизированными, почему-то ведут политическую борьбу с властью, они заинтересованы преподносить ее в негативном свете. Поэтому выступления Ковалевой сводились к спасению сына через компрометацию властей.

В любом деле необходима постановка четкой цели, ради которой работаешь. У родственников Ковалева такой целью было спасение Владислава. При этом они сперва пытались опорочить власть и уже на основании этого просили о помиловании. В результате первичной целью оказалась компрометация властей, а спасение человека оказалось вторично. Результат должен был быть предсказуем - президент не захотел идти на поводу.

- Но ведь помилование террористов явно бы одобрила общественность, не согласная с вынесенным приговором, евроструктуры, требующие отмены расстрельного приговора и введения в Беларуси моратория на смертную казнь...

- Не было бы никакого одобрения, наоборот, всем бы стало понятно, что президент слаб, если его можно нагнуть, запугать, задавить! Пойти на уступки в ситуации, когда люди не просят, а требуют и угрожают, значило показать слабость. Это особенно свойственно мужской психологии - у мужчин в случае давления главной реакцией становится противостояние. Попытайся люди объяснить, что помилование - наиболее приемлемое решение, президент, возможно, и согласился бы. Но в условиях фактически объявленной войны выбора у него не оставалось. После оглашения приговора за спасение Ковалева начались едва ли не боевые действия - мол, и режим, и власть, и приговор плохие. А президент не выносит давления, это общеизвестный факт.

- Дело еще и в стремительных темпах раскрытия беспрецедентного для Беларуси преступления...

- Одни преступления раскрывают через 10-15 лет, другие - в течение 1-2 дней. В нашем случае мы имеем дело с любительским терроризмом, совершенным от скуки и желания утвердиться. Действовали двое молодых, неопытных в конспирации и подготовке терактов парней. В России все иначе, там действуют преступные террористические организации, раскрыть которые за несколько дней не удается. Но в том, что быстро вышли на след неподготовленных парней - Коновалова и Ковалева, ничего странного нет.

Что до качества работы следствия, то никто из его критиков до сих пор не объяснил, в чем интерес президента, наказывающего двух невиновных парней, чем они ему помешали. Некоторые материалы дела требуют объяснений только потому, что люди не владеют полной информацией по делу, судебный процесс - это еще не все, нужны материалы дела, которые были только у председательствующего. Когда я в ходе журналистского расследования начал выяснять эту информацию, то всему находил вполне логичное объяснение. Поэтому сомнения наблюдателей еще ни о чем не говорят. Напомню, что специалисты Интерпола, ознакомившиеся с материалами дела, согласились - установлены реальные преступники.

- Почему по иным громким делам, к примеру в отношении морозовской преступной организации, лидеры которой тоже были приговорены к высшей мере, не было такого количества недовольных качеством проведения следствия и вынесенным судебным вердиктом?

- Суд по делу морозовцев закрыли от публики, а значит, поставить работу следствия под сомнение было невозможно - власть давала только дозированную в своих интересах информацию. Позже я нашел этому объяснение в интервью замначальника ГУБОП МВД, сообщившего, что морозовцев могли «крышевать» некие высокопоставленные представители силовых структур Гомельской области, ставшие теперь генералами и перешедшие в руководство МВД. Видимо, поэтому и казнили преступников поспешно - уже через 2-3 недели после вынесения приговора состоялось заседание комиссии о помиловании.

В случае же с террористами Коноваловым и Ковалевым все просто: вот взрывы, вот потерпевшие, вот экспертиза. Помню, я удивился, узнав, что следователи набрали 550 томов уголовного дела - это много.

- ...но это все, что останется после расстрела!

- Все, что террористы хотели сказать, они сказали. Доказательства их вины зафиксированы и отражены в материалах дела. Попрошу учитывать, что с момента оглашения приговора прошло три месяца, а не несколько недель, в ожидании смертного приговора люди вполне могли что-то рассказать.

- Есть мнение, будто бы смертный приговор в отношении Коновалова и Ковалева уже приведен в исполнение (беседа проходила до появления в СМИ информации о приведении приговора в исполнение. - «БелГазета»). Это действительно могло произойти после свидания Ковалева с матерью и сестрой 11 марта?

- Не исключаю такой возможности, но что это доказывает? Сперва расстреляли, потом президент озвучил. К слову, исполнение расстрельного приговора не определено сроком, оно может длиться год-два, а может произойти и в течение часа после отказа президента в помиловании.

- А как вам иной вариант событий: после показательного оглашения отказа президента в помиловании в стране вводится мораторий на смертную казнь?

- Это было бы разумно и дипломатично: не поддавшись давлению, президент ввел мораторий, под который попали эти ребята.

- Но пока приходится признать только то, что общественность не склонила президента Беларуси ввести мораторий на смертную казнь...

- А почему тему смертной казни не поднимали, когда расстреливали морозовцев или преступников, вырезавших в Минске семью азербайджанцев из пяти человек? Почему даже в деле о взрыве в метро цель моратория была вторичной, главным было сказать, что расстреливают «не тех»?

Власть решила поиграть в демократию: заседание по делу о террористах сделали открытым, пустив в огромный зал всех желающих. И каждый начал судить кто во что горазд. Из сотни присутствовавших лишь несколько понимали суть происходящего, однако именно неквалифицированные граждане транслировали свое мнение в СМИ. Предполагаю, власть сделала выводы и еще не скоро допустит подобный формат разбирательств.

- После вашего журналистского расследования, подтвердившего версию следствия о причастности Ковалева и Коновалова, логично предположить, что журналист Сацук горячо приветствует решение президента...

- Смертная казнь - стратегически неверный шаг. Убийство за убийство - не метод в XXI в., и президент должен был помиловать террористов, пусть даже это и против его интересов. Но через какое-то время помилование сняло бы все сомнения в объективности расследования, а лет через 15-20 Ковалев наверняка раскаялся бы и много чего интересного рассказал бы журналистам.

- А были ли у Ковалева и Коновалова вообще шансы на помилование после того, как глава государства назвал их преступниками и потребовал жестокого наказания?

- Приговор был предопределен, ожидать, что следствие пойдет иным путем, найдя кого-то еще, было глупо. Но расстрельный приговор не исключает возможности милосердия президента. Шансы на помилование были очень и очень неплохими, во время той встречи на «Белсате» я говорил матери Ковалева и его сестре, что они еще пожалеют о своих поступках, поскольку сожгли за собой все мосты. Как видите, я оказался прав. Думаю, и Грязнова это понимала, но ей, видимо, было удобно, чтобы наш плохой президент стал еще более плохим.

- Станет ли расстрельный приговор поводом для введения очередных санкций против официального Минска?

- Манипуляции на горе сограждан ради политических целей вызвали негодование президента, постаравшегося не поддаться на политические угрозы. Отказывая в помиловании, он прекрасно понимал: исполнение приговора по уголовному делу не станет поводом для введения неких санкций, это суверенное право каждой страны - применять либо не применять смертную казнь.

Мне не известно ни одного случая в мировой истории, когда отказ от моратория на смертную казнь стал поводом для применения санкций со стороны ЕС, США или других стран. Дело Ковалева и Коновалова - не политическое, а уголовное, в котором к тому же присутствует терроризм, широко осуждаемый в мире. На фоне объединения стран в борьбе с этим преступлением санкции вызовут возмущение. Отдавая в этом отчет, президент жестко ответил на попытки его запугать.

СПРАВКА «БелГазеты». Сергей Сацук родился в Жодино в 1968г. В 2004г. окончил журфак БГУ. Автор четырех научно-фантастических романов, изданных в Москве в 1998-99гг. В журналистике с 1999г. Работал внештатным сотрудником журнала «Белорусский банковский бюллетень», корреспондентом «Комсомольской правды» в Белоруссии», «Народной воли», редактором отдела права, происшествий и журналистских расследований «Белорусской деловой газеты». С сентября 2006г. - главный редактор электронной газеты «Ежедневник». Руководитель творческой мастерской «Агентство журналистских расследований». Лауреат премии им. Дмитрия Завадского.

СЕРГЕЙ ХАНЖЕНКОВ: «РАССТРЕЛЯТЬ ИХ - ЗНАЧИТ ПОХОРОНИТЬ РАССЛЕДОВАНИЕ»

- Не прошло и года после взрыва в минском метро, а уже поставлена точка в судьбе террористов Ковалева и Коновалова. Вас это не удивило?

- Это абсолютно ненормально! Я говорю не об институте смертной казни - поражают сроки принятия решения. После расследования осталась масса вопросов, самым главным из которых стали мотивы преступления - зачем Коновалов сделал это? Его формулировка - «для дестабилизации обстановки в Республике Беларусь» - абсолютно ничего не объясняет. В случае пожизненного заключения у психологов осталась бы возможность выяснить, почему люди пришли к идее совершить взрыв в метро - ненормальное, нетипичное преступление для Беларуси.

- Разве специалисты Главного управления судебно-психиатрических экспертиз не установили их вменяемость?

- Формально - да. Но посмотрите на подробнейшие психологические зарисовки норвежского террориста Андерса Брейвика - ничего подобного в деле белорусских террористов мы не видели. Расстрелять их - значит похоронить расследование.

- А как же 550 томов уголовного дела с запротоколированными доказательствами?

- В этих томах описано, как Коновалов бил стекла и готовил взрывчатку, а на вопрос «зачем?» ответа нет. Только преступник может сказать, что привело его к таким действиям.

- Почему же попытки местной общественности с подключением евроструктур добиться введения моратория на смертную казнь не увенчались успехом?

- Вижу только один мотив - в пику Западу. Было бы потепление отношений - был бы и мораторий, а в условиях конфронтации идет эскалация негативных отношений.

- Вы согласны с журналистом Сергеем Сацуком, убежденным, что террористов помиловали бы, не вмешайся в дело правозащитники, упрекавшие не сам институт смертной казни, а власть, вынесшую, по их мнению, несправедливый приговор в отношении по крайней мере Ковалева?

- Не согласен. Мне хорошо знакома точка зрения, будто бы во всем виновата власть, но придерживаться этой точки зрения смешно, настолько она несерьезна. Просчеты и недоработки следствия объясняются совершенно иными причинами: непрофессионализм везде - таково качество нашей жизни. Во время суда показали видео следственного эксперимента, как милиционеры «вели» Коновалова. Выследив дом, в котором он жил, милиционеры в три ночи начали обзванивать жильцов, чтобы зайти в подъезд, не позаботившись узнать его код заранее. Но, несмотря на обилие таких мелочей в деле, основные доказательства сходятся - преступление совершили Ковалев и Коновалов.

Еще до начала суда люди сказали, что виновна власть, а не эти молодые симпатичные ребята. Назови правозащитники доводы виновности иного лица, это можно было бы рассматривать, но с априорным заявлением «они невиновны, потому что их обвиняет власть», я не согласен.

Но в деле не прослеживаются уголовные мотивы вроде тех, что были у морозовцев. От нечего делать обстановка в стране не дестабилизируется. Человека надо было разговорить, пусть даже и с применением медикаментозных методов. Но никто их, вопреки предположениям наблюдателей, не колол. Тот же Коновалов был безразличен к происходящему, не реагировал не вопросы, не проявлял интереса к процессу. Но взгляд у него был нормальный, адекватность была. Его поведение - это загадка, не выясненная следствием.

- А чем объясняется ваш личный столь повышенный интерес к делу Коновалова и Ковалева? Кажется, вы не пропустили ни одного судебного заседания...

- Потому что я хорошо помню взрыв в московском метро в 1977г. (8 января 1977г. армянские террористы Акоп Степанян, Завен Багдасарян и Степан Затикян осуществили в Москве три взрыва - в вагоне поезда между станциями «Измайловская» и «Первомайская», в магазине N15 Бауманского района, на ул. 25 Октября; 7 человек были убиты, 37 ранены. - «БелГазета»). Это сейчас все привыкли к терактам в Москве, а тогда была полная растерянность, шок. Выйдя на след армянских националистов, следствие пригласило на допрос и меня. Дело в том, что один из виновников - Степан Затикян - отбывал срок в несколько лет лишения свободы за участие в армянской националистической организации в той же колонии, что и я, наши койки стояли рядом.

- И как о методах расследования по «делу Затикяна» отзывались в советское время?

- В то время существовала только одна точка зрения - официальная, не было никаких публичных заявлений и обсуждений.

- В процессе над минскими террористами пресса могла свободно передавать информацию прямо из зала суда...

- Да, власть проявила чудеса демократии, а народ - полное безразличие. Огромный зал судебных заседаний был заполнен наполовину - и то лишь в первый день, когда пришли пострадавшие и некая молодежь вроде студентов юрфака. В другие дни могло прийти по 5-10 человек. Я и Грязнова старались бывать каждый день, присутствовали журналисты, а вот, скажем, представителей политических партий не видел. Не было и потерпевших, только группка человек в пять, уверявшая, что настоящих террористов в клетке нет. Остальным было все равно...

- Но могут ли свидетельствовать о равнодушии те более 250 тыс. подписей, собранных за отмену смертной казни в Беларуси?

- Вы не знаете, как собираются такие подписи? Есть инициативная группа, а остальным все равно, что подписывать. Как сейчас все равно, расстреляют Ковалева и Коновалова или нет.

- А были ли у Ковалева и Коновалова шансы на помилование?

- У Ковалева был, у Коновалова - нет. Был и другой шанс - мораторий на смертную казнь, благодаря которому оба получат пожизненное заключение. Но нынешние разговоры о моратории - реверанс в сторону европейской судебной системы. Мотив простой: если это есть у них, то надо и нам. А если бы в Европе продолжали расстреливать, то наверняка у нас о моратории никто даже не заикнулся бы.

СПРАВКА «БелГазеты». Сергей Ханженков родился в 1942г. на Колыме в семье политзаключенного. В 1955г. семья вернулась в Минск; в 1959г. поступил на гидротехнический факультет политехнического института, где проучился четыре года. В 1963г. после попытки взорвать Минскую радиостанцию N3 - металлическую мачту с радиоглушителем у костела Святого Роха - как организатор и руководитель антисоветской организации приговорен к 10 годам исправительно-трудовых лагерей за попытку совершить диверсию и антисоветскую агитацию и пропаганду. После освобождения в 1973г. вернулся в Минск, устроился техником на предприятие «Белгипродор», затем - рабочим на завод им. Кирова. Женился, воспитал дочь.

Комментарии
  1. Людмила 28.03.2012 16:15

    ...Возможно, не надо было, конечно, спешить подавать прошение о помиловании, чем развязали руки диктатору, который при случае любит похвалиться своей жестокой рукой и который ускорил своим указом расправу над стрелочникам - ребятишкам без прямых на то улик и доказательств, кроме выбитых силой признательных показаний... Был взрыв и видео запечатлело кромешную тьму, пыль и дым и там, где по версии суда стоял так называемый террорист Коновалов Дмитрий, на котором эксперты не нашли взрывчатых веществ... Также не была взята проба и из того места, где якобы он стоял согласно мутному видео. А люди выходили из метро сильно закопченные… Ну, а Ковалева Влад, вообще-то в метро не было, которого приговорили за не донос информации о взрыве, которой, возможно, он в действительности не обладал... Мало ли что в чужой сумке может быть? За то, что он не засунул не туда куда надо свой нос, его лишили жизни, т.е. за косвенную вину... Маме Ковалева нужно было срочно подавать с адвокатом промежуточные надзорные жалобы на неправосудный приговор в Президиум и на Пленум Верховного Суда согласно УПК РБ, который тоже полностью коррумпированный, как и вся действующая власть, и, соответственно, в Комитет по правам человека в ООН согласно МПГПП, что было ею сделано... Но это тоже не остановило нашу преступную власть, которая сама принимает и грубо нарушает утвержденные ею законы, лишая нас элементарных прав человека на неприкосновенность, передвижение, семью, здоровье и жизнь наших детей. ...Адвокаты, по сути, не выполняют те свои обязанности, которые берут на себя, связанные с оплатой услуг клиентом. В итоге обманутые клиенты остаются без жилищ, работы, участков земли, дивидендов, своих детей и нормальной дальнейшей жизни, нередко теряя и ее, которая в настоящее время не стоит ломаного гроша. Метро не было защищено надлежащим образом, в чем состоит тоже косвенная вина власти и за что она сама себя не расстреливает... После расстрела этих молодых людей никто из нас не почувствовал себя в полной безопасности везде, в том числе в метро. Вывод: мы живем не по законам, а по дискриминационным указам президента!

  2. Репрессированный работник-акционер з 28.03.2012 16:48

    Не согласна с автором Сергеем СацУком данной статьи, так как власть сама себя давно тысячу раз опрочила, как и он сам себя...

  3. Сацуку сычу 28.03.2012 19:03

    ...Не уподобайтесь Гебельсу, который сказал, что даже самая чудовищная ложь, сказанная в СМИ несколько раз, становится правдой!!!

Добавить комментарий
Проверочный код