Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№11 (836) 19 марта 2012 г. Modus Vivendi

«Созависимый жёстко фиксирован, ?и выбраться ему сложно»

26.03.2012
Иногда человека, страдающего химической (алкогольной, наркотической, токсикоманической) зависимостью, считают одиноким: мол, никто его не понимает и не хочет ему помочь. Но это не так: действительно близкие ему люди постоянно ищут выход из сложившейся ситуации, пытаются оказать помощь, при этом очень часто переступая даже через собственное «я». Порой они настолько озабочены решением семейной проблемы, что не замечают: через зависимого сами начинают зависеть от алкоголя, даже не употребляя его.
«Созависимый жёстко фиксирован, ?и выбраться ему сложно»

Такую категорию людей называют созависимыми - они нуждаются в помощи не меньше, чем больной алкоголизмом родственник, ведь играют по установленным в семье правилам, влияют на создание и поддержание специфической домашней атмосферы, от которой сами же и страдают впоследствии. При этом они, как и больной алкоголизмом или наркоманией близкий человек, ни за что не признают существование проблемы. Созависимые ее не видят еще и потому, что, увлекшись спасением другого, вообще ничего вокруг не замечают.

Следует ли созависимость считать болезнью и если да, то как можно от нее избавиться, Modus vivendi в традиционной рубрике рассказала врач-психотерапевт медцентра «Парацельс» Аэлита ШТИН.

- Как правило, люди, впоследствии становящиеся созависимыми, росли в семьях, где были страдающие алкоголизмом, токсикоманией, наркоманией родственники, либо в семьях, где много насилия, эмоционального принуждения, где не культивировалось свободное выражение и уважение эмоций, чувств, мнений каждого ее члена.

Причем там вообще могло не быть психологических границ между отдельными членами семьи (все сливалось, происходило постоянное вторжение в личное психологическое пространство другого человека), а возможно, во взаимоотношениях между родственниками вместо гибких границ были жесткие глухие стены, что выражалось в равнодушии, эмоциональной холодности, строгости воспитания. В таких семьях нередко есть убеждение: родители - хозяева детей, и ребенок должен четко выполнять то, на что ему указывают. И любое проявление воли воспринимается как упрямство, которое надо сломить.

Созависимость может развиваться и по другой причине - как реакция на стресс при общении с человеком, долгое время страдающим зависимостью, но в большинстве случаев базис все-таки был заложен в предыдущие годы. У выходцев из неблагополучных в этом плане семей куда больше шансов сорваться и получить такое расстройство, как созависимость, когда он вновь попадает в среду зависимых. Многие специалисты считают это личностным расстройством, отдельным заболеванием.

- Можно ли в таком случае наиболее подробно описать симптоматику этого заболевания?

- Созависимость - это отказ от себя, когда человек полностью сконцентрирован на контроле и управлении другим человеком, как правило, страдающим химической зависимостью. Это проявляется в том, что созависимый отказывается от своих чувств, его не интересует собственная жизнь - настолько он сконцентрирован на внешних процессах.

По определению Мелоди Бити, специалиста по изучению созависимости, «созависимый - это человек, который позволил, чтобы поведение другого человека повлияло на него, и который полностью поглощен тем, что контролирует действия этого человека». Созависимые верят, что в состоянии все контролировать, опосредованно пытаются повлиять на близкого человека путем увещевания, принуждения, запрета; в итоге нарушая свои и чужие границы, сами становятся причастными к болезненному процессу.

Такие люди редко используют местоимение «я», а когда обращаются к врачу вместе со страдающим химической зависимостью пациентом, жалуются: «У нас проблема, сколько и куда бы мы ни обращались, ничего нам не помогает». На вопрос доктора, злоупотребляет ли чем-то и сам родственник-помощник, практически всегда следует ответ: «Я не пью, я помогаю».

У зависимых всегда есть такая мощная защита, как отрицание, преуменьшение проблемы. Созависимые также пытаются все отрицать, преуменьшать или рационализировать (объяснять логически):«Он не алкоголик, просто часто выпивает», «Много стрессов, вот и снимает их вином». Они как будто уговаривают себя, что завтра будет лучше, порой годами легковерно надеются, что зависимый однажды бросит пить.

Использование психологических защит (в первую очередь отрицания) помогает зависимым жить в мире иллюзий, поскольку правда настолько болезненна, что они не могут ее вынести.

Люди стыдятся возникшей проблемы, пытаясь окутать семейные отношения завесой тайны. Они стараются окружить семью внешней картиной благополучия, хотя система укрывательства - еще один из ярких штрихов к портрету созависимого. Причем они сами стараются верить в нарисованное ими благополучие, живут в иллюзии. Им кажется, что признать проблему - значит признать свое поражение.

Людям, попавшим в дебри созависимости, свойственно проявление «токсических» эмоций - человек поглощен тревогой, страхом, отчаянием, разочарованием, гневом. Причем созависимый очень часто копирует, перенимает чувства зависимого: если пьяный муж впадает в гнев - гневной становится и жена, если муж подавлен - соответствующие эмоции возникают и у супруги. Когда он этими чувствами отравляет свой организм настолько, что больше не может терпеть, он может на время «выключить эмоции», дистанцироваться, стать равнодушным, а заблокированные эмоции рано или поздно «переключаются» на тело - и развиваются психосоматические заболевания.

- Но ведь у члена семьи, считающего себя ответственным за спасение близкого человека, наверняка есть какие-то свои методики, которые он считает действенными?

- Это еще одно заблуждение, потому что все роли созависимого ригидны, не готовы к изменению. Согласно треугольнику Карпмана, такой человек постоянно вращается только в трех ролях: спасатель - преследователь - жертва. Причем иногда он может за считанные минуты в своем отношении к проблеме проходить весь треугольник, а может годами находиться в одной из описанных ипостасей. При этом созависимый не понимает, что он жестко фиксирован и из этих трех ролей ему одному не выбраться.

Бесспорно, помощь нужна, но вопрос в том, что, например, находясь в роли спасателя, люди при этом теряют грань, меру, не видят предела, перекладывают практически всю ответственность за выздоровление с пациента на себя: «Кто, если не я?», «Без меня муж пропадет». И когда такая чрезмерная помощь постепенно заходит за пределы личности, это становится расстройством.

- Может ли созависимый в какой-то момент сорваться и из помощника превратиться в собутыльника?

- Безусловно, в этом тоже кроется большая опасность. Роль «собутыльник» - одна из разновидностей созависимости. Медики и другие специалисты в области психического здоровья постоянно поднимают эту проблему, ведь созависимость - это не только прозябание, но и риск появления прямой зависимости, депрессии, различного рода соматических заболеваний и, как следствие, преждевременной смерти. Чтобы это предотвратить, надо заниматься оздоровлением не только страдающего зависимостью, но и членов всей семьи.

Заболевание зависимого может перейти в стадию ремиссии, но существует фактор риска - он может вернуться в прежнюю среду, причем необязательно алкоголиков и наркоманов. Нахождение в семейном кругу, где существуют эмоциональные проблемы и болезненные правила поведения, также может вызвать рецидив. Но чтобы заметить эти особенности, надо всем членам семьи выйти из этого урагана и оценить ситуацию со стороны. Шансы на общее выздоровление тогда заметно увеличатся.

- Какие методы лечения созависимости можно назвать наиболее действенными?

- Вначале обязательна консультация у врача, который решит, какой вид лечения в данном случае будет более действенным - индивидуальная, семейная либо групповая психотерапия. Созависимым часто советуют включаться в работу групп зависимых людей, ведь модели поведения, по сути, у них одинаковые. Это в первую очередь помогает человеку распознать проблему своего родственника, научиться правильно строить с ним взаимоотношения, что уже является значимым шагом на пути к выздоровлению. Работа в группе - это не просто прийти и получить информацию, важно самому эмоционально проработать эту тему. Курс рассчитан на определенное количество сеансов, которые включают и тренинги, и психообразовательную программу. Это первый шаг к дальнейшим, в т.ч. самостоятельным, занятиям по умению распознавать и выражать эмоции, устанавливать здоровые границы, воплощать свои жизненные цели, гармонично строить взаимоотношения в семье. Тогда и придет понимание, что надо работать вместе, а не вместо кого-то.

СПРАВКА Modus vivendi. Аэлита Штин имеет практический опыт в области психотерапии и наркологии с 1990г. Врач высшей категории, врач-психотерапевт медцентра «Парацельс».

Добавить комментарий
Проверочный код