Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№11 (836) 19 марта 2012 г. События. Оценки

Рогозин всея Европы

26.03.2012, Виктор Мартинович
Вокруг Беларуси развернулся полноценный политический триллер с массой действующих лиц и лихо закрученной интригой. Официальный Минск в ожидании европейских санкций обратился за заступничеством в Москву. 
Рогозин всея Европы

Главы правительств стран ЕЭП совместно заявили о недопустимости санкций против Минска. 16 марта с Александром Лукашенко встретился госсекретарь союзного государства Григорий Рапота. Параллельно с этим российский вице-премьер Дмитрий Рогозин (на фото) заявил, что Москва «не даст в обиду» Беларусь. И вот Европарламент вдруг взял и перенес принятие резолюции по Беларуси, а руководство ЕС обещало вернуть послов в течение недели.

Заявление Дмитрия Рогозина прозвучало после раунда белорусско-российских консультаций 15 марта в Доме правительства России. «Могу сказать лишь одно - мы наших белорусских коллег в обиду не дадим», - заявил вице-премьер. Параллельно с этим Григорий Рапота обсуждал в Минске вопросы, связанные с международными аспектами существования союза, в частности - вступлением России в ВТО.

И вот после всех этих встреч и заявлений внезапно Европа радикальным образом меняет свою позицию. Сначала Европарламент переносит принятие резолюции по Беларуси. Эта резолюция - судьбоносная, очередная «точка невозврата» в белорусско-европейских отношениях, т.к. п.8 ее проекта в переводе на русский язык звучит следующим образом: «...Национальные федерации хоккея стран - членов ЕС и всех других демократических стран должны призвать Международную хоккейную федерацию (IHF) на своем следующем конгрессе в мае в Хельсинки вновь обсудить свое решение о проведении в 2014г. чемпионата мира по хоккею в Беларуси и обсудить возможность переноса чемпионата в другую страну до тех пор, пока все политические заключенные, признанные международными правозащитными организациями узниками совести, не будут освобождены и пока режим не проявит явных признаков своей приверженности и уважения прав человека и верховенства закона».

Перенос рассмотрения резолюции обосновывается совершенно фантастическим образом: по официальным данным, «голосование по Беларуси было отложено до следующего заседания в Брюсселе, чтобы дать белорусским властям больше времени для реагирования». По неофициальным данным, о которых сообщило радио «Свабода», «решение связано с отказом Александра Лукашенко помиловать Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева, приговоренных к смертной казни по делу о взрыве в минском метро». Однако категорически непонятно, каким образом отказ в помиловании минским террористам может быть причиной непринятия критического документа европейскими парламентариями. Если они против смертной казни, почему намерение привести ее в исполнение воспринимается как сигнал к переносу резолюции? На что именно дали время официальному Минску?

Затем глава внешней политики Брюсселя, комиссар по иностранным делам Кэтрин Эштон, делает еще более странное заявление: послы стран Евросоюза должны вернуться в Минск в течение недели, до проведения в Брюсселе 23 марта заседания Совмина по вопросу расширения санкций. И чисто внешне все выглядит так, как будто за Минск мощно вступилась Россия. Как будто всемогущий Рогозин заявил, что не даст Беларусь в обиду, и Эштон сразу же побежала составлять телеграммы послам - паковать вещи для возвращения в Минск.

Впрочем, есть два обстоятельства, ставящие версию о заступничестве России (равно как и любой ее роли в этом деле) под сомнение. Во-первых, ситуация после выборов Владимира Путина начала развиваться по первому из описанных «БелГазетой» в позапрошлом номере сценариев - по пути замирения с Брюсселем. Европарламент издал неожиданно мягкую резолюцию по итогам замеченных во время президентских выборов в России фальсификаций, Путина поздравили европейские лидеры - словом, никто уже не вспоминает о недружелюбной риторике, звучавшей в Москве прямо накануне голосования. Москва отказалась от концепции «осажденной крепости» и вряд ли будет начинать новую холодную войну с Западом только из-за Беларуси.

Вторым фактором, не позволяющим допустить, что Россия шикнула на Европу - и та испугалась и прекратила обижать Беларусь, являются настроения в европейских коридорах и посольствах. Судя по характеру идущих там закулисных переговоров, Европа на всякий случай целенаправленно готовится к новому витку противостояния с Минском и сигналы Рогозина всерьез не воспринимает.

Так что же произошло? Почему вдруг Европарламент «заморозил» свою резолюцию, а Эштон не исключила возвращения послов? Стоит иметь в виду, что ранее в качестве обязательного условия возвращения послов в Минск называлось освобождение и реабилитация политзаключенных. А официальный Минск не любит, когда его «нагибают» или ведут с ним диалог с позиции силы. Вот, собственно, после резолюции Европарламента было бы довольно сложно выпустить тех людей, которых требует освободить Европа. И не потерять при этом лица...

Истинная же причина заявления Эштон (равно как и причина позиции Европарламента) заключается в полученном из Минска сигнале. О том, что, если ЕС «придержит лошадей», Минск пойдет навстречу абсурдным требованиям об освобождении политзаключенных. Ситуацию можно прочитать следующим образом: Минск через очередных эмиссаров дал понять: политзаключенных выпустим вот-вот. А на носу - судьбоносное решение 23 марта, в ходе которого могут быть введены точечные экономические санкции против нескольких белорусских олигархов. И Эштон делает заявление: послы должны вернуться до 23 марта. Ее заявление с дипломатического языка следует переводить следующим образом: если вы не выпустите политзаключенных до 23 марта (это, напомним, условие возврата послов), санкции будут введены, и тогда никакой Рогозин не спасет.

Если это действительно так, если в выходные или в середине недели из тюрем выпустят очередных белорусских сидельцев, интрига сместится на европейский полюс: скольких человек Европа будет считать «политическими»? 16, как полагают в офисах минских политических партий, или 5, как это видят некоторые вызвавшиеся быть посредниками в европейско-белорусском диалоге политологи? Как бы там ни было, начавшаяся неделя обещает быть весьма любопытной.

Добавить комментарий
Проверочный код