Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
Количество проголосовавших: 79
это эксцесс исполнителя
 2.53%
после информобработки Украины настала очередь РБ
 31.65%
это заказ Кремля
 31.65%
атака СМИ - вымысел оппозиции
 12.66%
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
 7.59%
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
 13.92%
Акция: купите распашные въездные ворота по низкой цене у нас и получите калитку в подарок.

Визави. Защита взломана?

12.03.2012, Евгений Кечко
На весенней сессии 
ПП НС может утвердить изменения в законе «О защите прав потребителей», что фактически приведет к прекращению деятельности работающих в этой сфере общественных объединений. В первом чтении законопроект был принят еще осенью 2011г., тогда же Минторг в своем пресс-релизе указал на наиболее радикальные изменения в сфере защиты потребительских прав: «Законопроект предусматривает, что с потребителями общественные объединения будут работать исключительно на безвозмездной основе. Между общественным объединением и потребителем будет заключаться договор». 

Кроме того, благодаря предлагаемым нововведениям общественные организации по защите прав потребителя могут еще больше дистанцироваться от борьбы покупателей с продавцами. Если сейчас экспертизу качества можно проводить даже без оповещения продавших товар предпринимателей, то вскоре потребитель будет иметь право на защиту только после получения официального отказа от продавца о мирном разрешении конфликта. Кто в итоге пострадает и нужна ли белорусскому потребительскому рынку реорганизация, корреспондент «БелГазеты» выяснял у зампреда Белорусского общества защиты потребителей 
Тамары БЕЛЬСКОЙ и индивидуального предпринимателя 
Олега КОРОЛЯ.

Тамара Бельская: «Новый закон - 
это ликвидация 
для организаций»

- Чем общества защиты прав потребителей не угодили разработчикам нового закона «О защите прав потребителей»?

- Трудно сказать, ведь ни одного вразумительного ответа мы так и не получили. То, что мы видели по обоснованию принятия поправки закона «О защите прав потребителя» - это введение в действие закона «Об общественных объединениях», ст.20 которого определяет, что некоммерческие организации, к которым относятся общественные объединения, не вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, а могут ее осуществлять лишь посредством образования коммерческих организаций.

Этот закон вступил в силу в 2006г., но мы работали согласно постановлению того же Минторга, вышедшему двумя годами ранее, в котором о никаких запретах не говорилось. Поэтому в тот период нами было инициировано обращение в Конституционный суд, который в 2007г. дал однозначный ответ: возмещение затрат организации в рамках договоров, заключаемых с потребителем на защиту его интересов и прав, является убытками и не относится к предпринимательской деятельности.

Позже президент на одном из совещаний указал на необходимость быстрее претворять в жизнь решения Конституционного суда, но почему-то сейчас, при внесении поправок в закон «О защите прав потребителей», на то решение в нашу пользу даже нет ссылки.

Хватает и других нестыковок: как можно было одновременно внести в проект закона термины «договор безвозмездного оказания услуг» и «возмещение расходов»? Это два взаимоисключающих понятия, ведь услуга - предпринимательская деятельность, направленная на извлечение прибыли. А если, согласно договору на предпринимательскую деятельность, мы вправе возмещать только расходы, то это как-то не стыкуется.

В рамках действующего постановления Минторга мы заключаем договор, предусмотрев в нем возмещение расходов, но в калькуляции к данным договорам не закладываем никакой рентабельности - сугубо только суммы, необходимые для погашения арендной платы, оплаты коммунальных услуг, канцелярских товаров и выплаты минимальной зарплаты работникам. У нас нет иных источников получения денежных средств.

- Но в доход общества защиты потребителей идет еще 10% от суммы штрафов, которые по судебному решению выплачивает ваш ответчик...

- В 2010г., самом стабильном с точки зрения получения 10-процентных штрафов, этот доход составил Br35-37 млн., а арендная плата нам в итоге обошлась в пределах Br40 млн. Поэтому нельзя утверждать, что только за счет этого будут выживать общественные объединения, - это нереально.

К тому же есть штрафы, которые ответчики гасят по Br3-5 тыс. в месяц, и длится это на протяжении порядка пяти лет. О каком улучшении нашей работы можно вести речь, за какие средства мы должны осуществлять деятельность?

Мы и без того много общественной работы делаем на безвозмездной основе: проводим круглые столы, сотрудничаем со СМИ, шесть лет назад организовали образовательный курс в общеобразовательных школах, переиздаем учебные пособия, изыскивая возможность получить по гранту копеечные суммы для оплаты работы полиграфистов. А авторский коллектив за переделку учебного пособия ничего не получает!

Нам, наконец, надо прочувствовать разницу между понятиями «общественная организация» и «общественные начала». Общественная организация - форма объединения граждан, которая решила по своей инициативе снять с государства часть каких-то социальных проблем, а общественные начала - инициатива, призванная решить более узкий вопрос. К тому же в Гражданском кодексе указано: общественные объединения - некоммерческие организации, предназначенные для защиты социальных, экономических, политических прав граждан. Мы защищаем сугубо экономические права в одном направлении - защита прав потребителей от некачественных товаров, работ и услуг.

- Похоже, не совсем эффективно защищаете, раз Минторг в одном из своих релизов отметил, что изменения в закон направлены на «создание механизма, мотивирующего объединения на повышение качества работы, решение в пользу потребителей большинства споров»...

- Если говорить о повышении качества работы, то уполномоченные по защите прав потребителей, работающие в местных органах власти и получающие деньги из госбюджета, за 2010г. предъявили только 46 исков по всей стране, в которых указывали на нарушение прав потребителей. За этот период только минское подразделение Белорусского общества защиты потребителей предъявило 104 иска. Это показательный пример при сравнении качества работы общественных объединений и госуполномоченных, получающих за свою работу, иногда по совместительству, стабильную зарплату госслужащих.

Кроме того, мы приносим и доход государству - 90% от выплаченных ответчиками штрафов идет в госбюджет, и только в 2011г. пять юристов минского офиса Белорусского общества принесли государству доход Br334 млн. А нас хотят лишить источника заработка, несмотря на то что ст.41 Конституции гарантирует оплату труда.

- В предложениях разработчиков законопроекта присутствует еще одно важное уточнение: потребитель вправе обращаться в общество для защиты своих прав только после диалога с продавцом, а не напрямую, как это было ранее, что вызывало сильное недовольство со стороны предпринимателей. Это предложение можно считать наиболее цивилизованным выходом из сложившейся ситуации?

- Данной нормой потребителя хотят превратить в технолога, технаря, электронщика, юриста, врача (в зависимости от вида потребляемых услуг) или заставить его самостоятельно биться головой в двери различных учреждений. Ведь, не обладая соответствующими знаниями, ему изначально сложно на равных общаться с продавцом при отстаивании своих интересов.

- Как у вас складываются отношения с вашими главными оппонентами?

- Ситуации с ответчиками развивались по-разному. За долгие годы работы организации были многократные случаи, когда приходил представитель ответчика, возмущался поведением потребителя, а потом через какое-то время приходил к нам за защитой своих прав, будучи уже сам в качестве потребителя. Поэтому в абсолютном большинстве люди адекватно воспринимают деятельность организации, и особых вопросов не возникало.

- Но некоторые продавцы крайне возмущены закрытой формой проведения общественными объединениями экспертизы - они иногда узнают о проблеме, когда их постфактум знакомят с результатами экспертной оценки. В итоге им предъявляют счет за проделанную работу, порой заметно превышающий сумму самого недостатка, который они могли бы изначально устранить в диалоге с потребителем...

- В законе достаточно четко расписан механизм: в период гарантийного срока экспертизу за свой счет проводит продавец, за пределами гарантии доказательная база лежит на потребителе. Не знакома с конкретными ситуациями, но любой человек, обращающийся к нам, особенно по таким товарам, как одежда и обувь, в первую очередь приходит на консультацию.

Самая первая наша рекомендация - направление к продавцу с целью урегулирования вопроса. И только получив отказ от продавца, он начинает искать правду другими способами.

Второй важный момент: дефект может быть и незначительным, но право выбора - ремонтировать или возвращать деньги - принадлежит потребителю этой группы товаров, а не субъекту хозяйствования. И еще: уважаемые предприниматели, пожалуйста, отслеживайте качество вашей продукции. Если ваш товар бракованный, а у вас оформлен официальный ввоз на территорию Беларуси, то на основании заключенного с поставщиком договора вы имеете право за его счет возместить ваши расходы, в т.ч. по производству экспертизы.

В нашей практике был занимательный случай. Приходит как-то предприниматель и возмущается: «Поносили обувь - и возвращают!» Мы ему объясняем, что это производственный брак, и предлагаем решить вопрос с поставщиком. Его ответ поразил: «Если я заключу договор, то заплачу $35 за пару, а без договора эта обувь обходится мне на Черкизовском рынке $5 за кг». А продавал он ее по $75 за пару. Чего тогда возмущаться?

- Если новый закон вступит в силу, количество обращений к вам со стороны потребителей изменится?

- В таком виде, как нам его предлагают, - это ликвидация организации. При бесплатном оказании услуг мы не выживем. У нас споры по некоторым запутанным делам, связанным с невыполнением договоров в строительной и других сферах, могут рассматриваться в течение нескольких лет. И все это время юрист будет работать бесплатно? В досудебном урегулировании спора обстоятельства также могут быть разными. К примеру, потребитель изъявил желание отстоять свои права, запустил процесс, а потом навсегда уехал из страны без каких-либо намерений дожидаться разрешения спора по его претензии. Кто в таких случаях будет возмещать нам расходы?

Бывают ситуации, когда получивший претензию продавец тет-а-тет рассчитывается с потребителем, а потом просит его: «Зачем вам сообщать обществу, что получили от нас деньги, лучше скажите, что решили не заниматься этим вопросом».

- Потребители в этот непростой для общественных объединений период выражают вам свою поддержку?

- На нашем сайте можно встретить положительные отзывы о работе организации, также кто-то был с нами солидарен, что принятие закона приведет к ликвидации обществ. Но есть и те, кто исходит сугубо из личного интереса, и им нравится, что общества будут решать их вопросы бесплатно.

- Как будут развиваться события, если потребители все же останутся один на один с продавцами?

- Когда на Украине в силу стечения определенных обстоятельств подобные организации несколько лет не работали, это привело не только к проблемам с защитой прав потребителей, но и к появлению на рынке большого количества недоброкачественного товара - рост пошел в арифметической прогрессии.

Справка «БелГазеты». Тамара Бельская родилась в Хойникском районе Гомельской области. В 1992г. с отличием окончила юрфак БГУ, позже - аспирантуру при кафедре криминалистики. С 1992г. работает в Белорусском обществе защиты потребителей, заместитель председателя.

 

Олег Король: 
«Иногда это выглядит как судилище над предпринимателями»

- Как у вас складываются взаимоотношения с обществами защиты прав потребителей?

- У меня неоднозначное мнение по поводу работы этих общественных организаций. Камнем преткновения, как правило, становится ст.20 закона «О защите прав потребителей» («Права потребителя в случае реализации ему товара ненадлежащего качества»), в которой есть двойное толкование возможностей предъявления претензий покупателей после окончания гарантийного срока до истечения двух лет со дня покупки.

Вроде бы четко регламентировано, что покупатель, поскольку на нем в этот период лежит доказательная часть, имеет право, не предъявляя претензий торговому объекту, произвести экспертизу качества продукции. И довольно часто потребитель, не ставя в известность продавца, в итоге приносит ему готовое заключение по экспертизе товара. И предпринимателю приходится возвращать стоимость изделия, а также оплачивать произведенную экспертизу.

Вместе с тем в п.9 той же статьи указано: «Продавец обязан принять товар ненадлежащего качества у потребителя, а в случае необходимости - провести проверку качества товара». В таком случае объясните, как предприниматель может провести экспертизу качества, получить консультацию в общественной организации, если ему претензию не предъявляют, а сразу приходят с готовым результатом?.

- Но, согласно информации Минторга, в предлагаемом законопроекте как раз прописано, что «объединение вправе оказывать потребителю помощь после того, как последнему было отказано виновной стороной в удовлетворении его требований. Включение в законопроект такой нормы направлено на предотвращение случаев введения в необоснованные убытки добросовестных субъектов хозяйствования, которые неумышленно реализовали товар или услугу со скрытым дефектом и готовы добровольно и самостоятельно решать с потребителем любые споры без посредничества объединения»...

- Это на самом деле правильно, когда в гарантийные и постгарантийные сроки должно даваться первоочередное право на удовлетворение претензии именно продавцу. Это поможет предотвратить возникновение конфликтных ситуаций, которые выносятся на уровень обществ по защите прав потребителей, а затем могут выливаться в судебные процессы.

Общественным объединениям выгодно проводить экспертизы, они этим правом стараются пользоваться. Ведь, согласно тарификации, стоимость экспертиз может варьироваться от Br300 тыс. (обычная экспертиза) до более Br1 млн. (судебная экспертиза). Иногда получается, что цена проданного товара - в пределах Br200 тыс., а поставленный перед фактом продавец вынужден платить больше миллиона. Неужели эти организации не понимают, что нельзя разбрасываться экспертизами направо и налево?

В Минске порядка 5-6 аттестованных экспертов - профессионалы в этом направлении. Во многих же обществах работают специалисты, такой аттестации не имеющие, однако по решению Минторга общественным организациям было дано право на проведение экспертиз, вследствие чего под грифом экспертизы стали приниматься заключения специалистов из обществ. Вроде бы не аттестованный эксперт, а выводы делает.

Поэтому основная недоработка этих организаций в том, что они просто потеряли ориентир. Их главная задача - решать конфликтные ситуации между покупателем и продавцом, разбираться, когда спор серьезный, а когда просто достаточно консультации или не такой дорогой устной экспертизы. В результате погони за получением большего количества экспертиз страдает репутация самих общественных объединений. Отсюда и критическое отношение предпринимателей как к оказанию подобных услуг в финансовом плане, так и к работе организаций в целом.

- Представители общественных объединений считают, что предложенные в законодательство поправки в случае вступления в силу с большой долей вероятности приведут к ликвидации их организаций...

- Тут можно задаться вопросом: насколько квалифицированными окажутся юридические кадры, если им не платить денег или выделять мизерные суммы из госбюджета? Общественные организации в таком случае трансформируются в иные структуры. Причем абсолютно не важно, частными они будут или государственными, на острие другая проблема - окончательная доработка ст.20 закона «О защите прав потребителей» и последующий уход от экстремистского пути административного воздействия на субъекты хозяйствования.

- Нынешняя возможность решать проблемы возврата некачественного товара в обход продавцов на руку не столько общественным объединениям, сколько самим потребителям, которые в определенных ситуациях чувствуют полную безнаказанность. Применение новых правовых взаимоотношений скажется на снижении случаев потребительского экстремизма?

- Это диаметрально изменит картину: покупатель не будет видеть смысла в трате времени, сил и средств, которые он сможет вернуть только через какой-то промежуток после проведения экспертизы, если он на ней все же настоит. Потребитель поймет, что до оценки качества экспертным путем сначала надо будет пройти обязательную процедуру предъявления претензии продавцу, и в этой ситуации отказ от необходимости проведения экспертизы - более простой путь. Это значительно снизит порождение новых недоработок, ведь для белорусов, в основном народа законопослушного, экстремизм как раз и проявляется в зонах, где нет четкой законодательной регламентации.

Тогда станет понятно, что нам не надо такого количества организаций по защите прав потребителей, сколько их существует на сегодняшний день. Общество нуждается скорее в консультационных центрах, появление которых считаю лучшим выходом из ситуации - юридическая помощь не будет нести в себе карательных санкций, а за основу их деятельности будет взят метод упреждения. Экспертиза же будет проводиться только в действительно спорных ситуациях.

Сейчас же общественные организации взвалили на себя весь спектр решения вопросов, и иногда это выглядит как судилище над предпринимателями: к ним обратился покупатель, и у него в лучшем случае спросили, общался ли он с продавцом товара, но нередко сразу проводится экспертиза.

Я лично получал на руки заключение специалистов общественных организаций, выступавших в роли экспертов, хотя на самом деле они не обладают таким статусом. Когда показывал результаты экспертизы действительно аттестованным специалистам, то они делали вывод, что по сути вопросов, предлагаемых к рассмотрению, обоснования доказательств отсутствовали, а были личные умозаключения.

- Во взаимоотношениях с покупателями вы всегда готовы решать споры мирным путем или были случаи, когда дело доходило до проведения экспертизы, причем с вашего же согласия?

- Экспертиза стоит немалых денег, и даже если вина покупателя мной была железно доказана, я пользовался консультационными услугами экспертов. По средствам это не так затратно, и я без проведения экспертизы получал ответ в развернутом виде. Но в то же время меня волнует отсутствие предметности применения услуг в этом направлении: нет четкой мотивированной установки, в каких случаях должна проводиться экспертиза, а в каких может хватить устной консультации.

- Вам как потребителю доводилось сталкиваться с произволом продавцов, и если да, то как вы вели себя в сложившейся ситуации?

- У меня как-то возник вопрос к сотрудникам авторизованной станции по обслуживанию автомобилей. Я сразу не обращался за юридической помощью, а самостоятельно оформил письменную претензию. И уже после того, как мне было отказано, попросил у юристов консультацию в плане составления претензионного письма. Повторно связался с центром обслуживания, и мою проблему решили быстро. Во втором случае при возведении гаража-стоянки строительная организация не выдержала госты по ширине въездных ворот, при этом ей удалось сдать объект в эксплуатацию.

Далее организация - без назначения и проведения каких-либо экспертиз, не меняя проектную документацию, только на основании заявлений потребителей - расширила ворота до нормы, дающей возможность для беспрепятственного проезда автомобиля. В таких ситуациях надо четко понимать алгоритм действий: сначала торговый объект, а уже потом назначение экспертиз, если таковые понадобятся. В моих случаях были достаточно известные и вполне влиятельные в своей сфере субъекты хозяйствования, но при правильном подходе они без проблем пошли навстречу.

- Не опасаетесь, что ваши коллеги-предприниматели после возможного упразднения обществ защиты прав потребителя безнаказанно захламят белорусский рынок товарами сомнительного качества, при этом никто не сможет с них ни за что спросить?

- В любом случае продукция должна соответствовать определенным нормам, и, если она не подходит по вопиющим причинам, присутствуют заводские дефекты, производителю и поставщику обязательно на это будет указано. Другое дело, что введенные в 1960-70-х гг. госты себя изжили, их необходимо менять. Надо повернуться лицом к производителю, по возможности выслушать зарубежных специалистов, провести параллели, выработать по каждой группе товаров определенные нормы. К засилью некачественного импорта это однозначно не приведет, ведь всегда существует продукция более высоких товарных групп с повышенным качеством.

Говорить о том, что работа по защите потребительских прав не будет проводиться, это утопия. Если что, нишу заполнят другие организации или сотрудники - центры, госслужащие, отдельные органы, регламентирующие правовую и хозяйственную сферы. Другое дело, как это все будет реорганизовано, в какие формы будет облечена деятельность. Не надо допускать, чтобы юрлица были изгоями, а контролирующие органы слушали только одну сторону - покупателей. Нам следует немного изменить менталитет и прийти к пониманию: есть фабрика-изготовитель, а есть пункты, через которые идет реализация. Поэтому всегда будут возникать споры вокруг обязательств, которые должны нести производитель и продавец.

Справка «БелГазеты». Олег Король родился в 1966г. в Москве в семье военного. Служил в ВДВ. Поступил в железнодорожное училище по специальности «помощник машиниста тепловоза». Работал помощником машиниста в Каунасе (Литва), затем слесарем в локомотивном депо Минска. Окончил Минский пединститут по специальности «преподаватель истории и общественных дисциплин». Последние 15 лет - индивидуальный предприниматель. Председатель совета предпринимателей вещевого рынка «Динамо».

Добавить комментарий
Проверочный код