Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№9 (834) 5 марта 2012 г. Радости жизни

Горизонт завален

12.03.2012, Татьяна Замировская
Сложно поспорить с тем, что истовым почитателям современного искусства в городе Минске катастрофически не хватало пространства. В Москве давно переняли европейскую традицию переосмыслять под нужды творческих людей пустые холлы и цеха старых заводов и заброшенных фабрик, но Минск не спешил превращать промзону в мир искусства. И вот свершилось - оказалось, что в одном из цехов завода «Горизонт» открывается новое арт-пространство, выставка под названием «Радиус нуля». Событие такого рода по умолчанию должно рассматриваться как молодежный праздник и бурная общегородская вечеринка.
Горизонт завален
«Радиус нуля» - «новый импульс взаимодействия кураторов, художников и критиков»
Правда, анонсы события смущали отпугивающей наукообразной пустотностью: выставка «Радиус нуля: онтология нулевых» намеревалась «придать новый импульс взаимодействию кураторов, художников и критиков», а также показать «арт-среду нулевых как элемент городского пространства». Уникальность же проекта состоит в том, что он «предлагает совместно осмыслить целое десятилетие». Этот выхолощенный кураторский дискурс мог отпугнуть от выставки целое поколение как минимум: казалось, что выставка будет чем-то в духе фестиваля «Дах», нарочито небрежной коллекцией «арт-объектов», будто наспех сложенных из мусора и хлама.

...Уже на уровне проходной завода «Горизонт», оккупированной разноцветной молодежью, стало понятно, что уникальность проекта состоит в том, что в Минске появилось еще одно место, где могут массово тусоваться люди с духовными потребностями. Выставка тоже выглядела прилично: оказывается, это что-то вроде «Грэмми» от современного искусства - известных критиков и экспертов в области искусства опросили на предмет того, что в белорусском искусстве нулевых им показалось значимым. В результате анкетирования организаторы определились со списком самых знаковых художников десятилетия - им и предложили освоить пространство цеха, в котором Ли Харви Освальд когда-то собирал телевизоры. Получилось два списка: короткий и длинный (в него вошли все художники, которые упоминались экспертами один и более раз), причем случились казусы: фотограф Андрей Ленкевич попал в короткий список, а художник Алесь Марочкин - в длинный.

В знак своей принадлежности к миру современного искусства Ленкевич представил на выставке проект, связанный с возвращением памяти о героях войны, именами которых названы улицы: к размытым военным фотокарточкам были приклеены будто вырезанные из цветных карт фрагменты улиц, а на тумбочке перед этой безмолвной галереей стоял хрустальный автомат - знаменитая подарочная алкогольная емкость завода «Кристалл».

Такому бы позавидовал даже Артур Клинов. Но Артур в смысле освоения партизанского контекста оказался круче всех: он представил «Партизанский бутик», своего рода метафизический домик-ларек в духе Ильи Кабакова, полный волнительного советского хлама. «Тут как на блошином рынке на Молдаванке, в Одессе!» - радуются посетители, рассматривая ветхие школьные стулья, гипсовые ленинские бюсты, старые банки-бутылки, пластмассовые машинки из детства и жирные ломти винтажного хозяйственного мыла. «Водка по восемь тысяч, стулья по двадцать пять!» - жарко шепчет Клинов, грохоча склянками и раскладывая, будто пасьянс, по прилавку журналы «Партизан». Из динамика старого патефона звучит мелодия «7.40». Кажется, Клинов в этой лавочке распродает символы нашего нежного советского детства, и в этом, кажется, состоит травматичная суть инсталляции.

Партизанский бутик был бы самым популярным местом выставки, если бы не бесплатное пиво, которое стали раздавать прямо в холле. Около входа на завод стояло несколько посольских автомобилей: возможно, в связи с дипскандалом послы некоторых европейских стран решили попрощаться с Беларусью через искусство.

Казалось, на открытие выставки пришли вообще все минчане, которые куда-либо ходят в этом городе по вечерам. Диджей крутил Стива Райха, американского композитора-минималиста. В какой-то момент Райха сменил Сергей Пукст, повисший где-то под потолком с магнетическими воплями. Музыкальная часть мероприятия была стремительной, многие даже не успели заметить мини-концерт Пукста, фотографируясь около триптиха Руслана Вашкевича «Охота на Минотавра», представляющего собой микс лабиринта из компьютерных стрелялок и античного сюжета. Настоящая живопись имеет огромный успех! Во всяком случае, на фоне откровенно предсказуемых работ вроде заключенной в золоченую рамку надписи «Ничога няма» никто не пытался себя запечатлеть.

Немало фотографий было сделано на фоне гигантской работы Цеслера «Праздник в городе». Она представляла собой фото главного минского проспекта в летний праздничный день. Развеваются флаги, светит солнце, а на улицах - ни души. Видимо, в рамках Беларуси есть смысл поверять ценность объектов современного искусства обилием народа, сфотографировавшегося на фоне данного объекта.

Имела успех и фотопрезентация «живого» проекта, в рамках которого 50 белорусских художников, выстроившись в настоящий хор, исполняли песни о физике: вот они поют оду суперсимметрии и теории струн, вот воспевают теорию всего. К записи хора предлагается каталог с работами всех участников проекта.

Объектов из мусора корреспондент «БелГазеты», к своему удивлению, так и не обнаружил. Скорей обнаружилось, что пространство выставки моментально заселили юные поклонники искусства. По дороге к инсталляции Сергея Шабохина «Практики подчинения», проходящей в далеком закутке, в темноте, подсвечиваемой сложной системой из зеркал, проектора и красных ламп, корреспондентом было встречено несколько яростно целующихся парочек, использующих зеркала, проекторы, коридоры и тусклый свет как идеальные составляющие романтической атмосферы. Городское пространство осваивалось со стремительной скоростью. «Доярка, - подсвечивает парень фонариком картины, объясняя тихой девочке, которую он обнимает другой рукой, что там изображено. - Какая-то девушка в трусах... А на этой стене в точности те же картины, что и на той... И написано: свежая рыба пахнет всегда, замороженная рыба пахнет только при размораживании».

Инсталляция «Норка» (похожая на гигантский кротиный холмик) просто взывала к участию - об этом кричало и описание проекта, и многочисленные видеоролики, висящие вокруг «Норки» и показывающие, как именно простой человек может освоить «Норку» в качестве символа всего происходящего в белорусской культурной среде. Никто ничего не делает - все смотрят видео о том, как что-то делают другие.

Зато инсталляция «Победители добра» своей простотой и наглядностью собрала огромное количество участников. Это доска почета с фотографиями, цитатой из Пелевина о природе зла и вывеской «Победители добра». Портретов раза в два больше, чем ячеек, - можно менять победителей. Никита Михалков висит рядом с Обамой и Пэрис Хилтон. Портрет Ходорковского с хохотом меняют на Романчука, Пэрис Хилтон - на Медведева, Обаму - на Чергинца, около которого висит Фидель Кастро. Благодаря участию зрителей суть «доски почета» постоянно меняется. В смысле интерактивности это самая успешная работа.

Интерактивной была и работа Цеслера «Искусство - это магнетизм», где данная фраза выложена магнитиками на дверце холодильника вместе с большим черным квадратным магнитом - это Малевич. Рядом висит манифест, начинающийся с чудесной фразы: «Искусство должно быть маленьким, недорогим и на магните». По Цеслеру, «художник не должен быть голодным, поэтому искусство должно быть ближе к холодильнику».

«Эстетика сквота! Как в Европе!» - радуется художник Алексей Хацкевич, наблюдая, как молодежь двигает магнитики. Хацкевич в список знаковых художников десятилетия не вошел, но ему все нравится, и он ни на что не жалуется. По большому счету, кураторы проекта не то чтобы подытожили десятилетие, а скорее создали новое место, чтобы тусоваться. И раскрытие темы городского пространства этой выставкой получилось совсем не метафорическим - в городе было мало пространства для таких выставок. Теперь оно есть.



Комментарии
  1. Елена 13.03.2012 15:10

    Ох, Татьяна пишет прекрасные художественные тексты, но зачем-то берет на себя ответственность писать и о выставочном проекте в сфере искусства, не освоив элементарного словаря, не разобравшись толком с концепцией проекта, не поговорив с организаторами и тд. Текст в духе "пришел, увидел, написал", like/don't like, множенные сущности и пустота. Вопрос: зачем? Простите, если резко!

Добавить комментарий
Проверочный код