Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№9 (834) 5 марта 2012 г. Экономика

Туман

12.03.2012, Александр Обухович
Одна из проблем нашей экономики - отсутствие в стране системы объективной оценки стоимости предприятий. В рыночной экономике с ее непрерывными перетоками капиталов это недопустимо. Всегда какие-то предприятия будут развиваться быстрее, и им потребуется дополнительные площади и мощности. А на каких-то предприятиях - то ли вследствие технического прогресса, то ли при изменении спроса - будут образовываться свободные мощности. Сегодня на одних предприятиях это сдерживает рост, на других - снижает их экономическую эффективность.
«Белвар», некогда крупнейшее приборостроительное предприятие республики, с начала 1990-х гг. попало в тяжелое положение, поскольку его основная продукция военного назначения оказалась невостребованной. Удалось сохранить лишь небольшое производство «измериловки» и производство электробытовых товаров - ранее вспомогательное, но позже ставшее основным. Численность работающих упала с 15 тыс. человек в советские времена до 1 тыс. сегодня. Естественно, образовались и лишние площади, и лишние мощности.

Новое руководство тогда выбило значительные кредиты под модернизацию производства и освоение новой продукции. И в это же время - и это совершенно темная история - неким белорусским ООО у предприятия было изъято $5 млн., что погрузило его на 10 лет в пучину долгов: производя мясорубки, такие суммы вернуть трудно. Этот факт никогда не расследовался, хотя я лично предоставлял документы в Следственный комитет МВД. В акте проверки предприятия Комитетом госконтроля записана версия, не соответствующая действительности.

По моим данным, к 2006г. за счет своих средств и продажи части корпусов предприятие погасило долги перед банками, стабилизировало работу и даже понемногу начало модернизировать продукцию и производственные мощности (ранее все деньги уходили на погашение долгов). Подчеркну: долгов предприятие не имело, сбыт в России шел стабильно. Трудно, но жили. И вдруг предприятие продали «Амкодору». И как продали!

На 1 января 2011г. балансовая стоимость предприятия составляла около Br60 млрд. (чуть менее $20 млн.). Практика продажи корпусов показала, что рыночная стоимость корпусов выше балансовой. Оценка не проводилась, но по разным методикам рыночная стоимость предприятия составляла не менее $40 млн.

Предприятие было продано за Br315 млн. (около $40 тыс.). Столько в рыночных ценах стоит проходная «Белвара». Цифра была определена из оценки предприятия в рублях на 
1 января 1996г. (!) при формировании уставного фонда ОАО безо всякой индексации. Наличие сформированного предприятием дополнительного фонда было проигнорировано.

Дополнительным обязательством ОАО «Амкодор» явилось его обязательство проинвестировать купленное предприятие на сумму Br5-10 млрд. ($0,6-1,2 млн., меньше прибыли «Белвара» за три квартала 2011г.). Таким образом, получив «в подарок» от государства $30 млн., «Амкодор» всего лишь обязался из этих сумм проинвестировать уже свое собственное предприятие на $1 млн. Круто!

Не знаю, как сейчас, но несколько лет назад доля государства в акционерном капитале ОАО «Амкодор» составляла около 15%. Так что часть «подарка» ($3-4 млн.) государству, возможно, возвращается в виде роста стоимости его акций на ОАО «Амкодор». Остальное достается частным акционерам. И общие убытки государства от этой операции составят около $25 млн.

Конечно, содержать «Белвар» в том виде, как он существовал, было не по-хозяйски. Существовало как минимум два варианта его реформирования: цивилизованный и логичный. По цивилизованному варианту требовалось выделить из него «живые» производства в дочерние предприятия, перевести туда  максимум людей, передать минимум площадей. А потом головное производство, уже «пустое», обанкротить. Имущество распродать.

Логичный вариант должен был исходить из наличия в Минске массы родственных госпредприятий со свободными площадями и недостаточными объемами производства. Требовалось передать им живые производства с вывозом. Например, остатки «измериловки» и ЗВТ (дочернее приборо-строительное подразделение «Белвара») - Научно-исследовательскому приборостроительному институту, бытовую электротехнику - «Эталону» или «Термопласту». Метрологию и некоторые участки - Академии наук. А пустой завод уже банкротить и распродавать. Профинансировать операцию и переезд из выручки за корпуса. И производства сохранили бы, и государство получило бы нормальные деньги.

Были и цивилизованные варианты помощи «Амкодору». Помогать ему надо, предприятие ведет большую инвестиционную программу модернизации, и свободных денег у него маловато. А его работа для страны существенна. Но помогать надо предприятию, а не его акционерам. Можно было передать ему часть площадей и незадействованного оборудования (по реальной стоимости) как взнос государства в капитал под дополнительную эмиссию акций.

В общем, варианты были. Это не случай с небольшим «убитым» предприятием в глубинке, где трудно найти инвестора и где, возможно, есть смысл продавать его за одну базовую величину. Это - центр Минска, где покупатель на корпуса всегда найдется.

Механизмы перераспределения нужны. Они должны быть простые, ясные и подлежащие расчету. И запускаться не решением президента, а в рабочем порядке. Должна существовать не допускающая вольных трактовок методика расчета (и регулярной переоценки) капитализации предприятий с участием госкапитала. Нужно провести ревизию предприятий, сформировать базу данных. Что-то списать, что-то уценить - и подвести черту под прошлым.

Это позволит отказаться от архаичной совковой системы управления промышленностью через громоздкие и неэффективные министерства и концерны. Но наше государство обязано управлять государственным капиталом. Именно как капиталом, который в любой момент может быть превращен в деньги и проинвестирован в другом конце страны, если там он принесет государству больший доход. Представителем государства на предприятии с госкапиталом должен быть не чиновник, а бухгалтер или экономист из Госимущества, ответственный за сохранение и умножение государственного капитала. И только.

Добавить комментарий
Проверочный код