Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№7 (832) 20 февраля 2012 г. Общество

Generation.by

27.02.2012, Дмитрий Растаев
Хочешь выгодно вложить заработанные деньги - вложи их в собственное здоровье. Справедливость этого тезиса белорусы чувствуют сегодня как никогда остро. Даже паршивые капли от насморка, стоившие раньше с троллейбусный талончик, тянут нынче на целый батон колбасы! Невольно начинаешь чесать в затылке и вспоминать бабку, любившую повторять: «Здорова людына - богата людына».
Generation.by
Выжить в анабиозе мёд помогает не только перепончатокрылым, но и двуногим
  Фото: Дмитрий Растаев
Поговорку эту, конечно, можно и переиначить: богатой людыне доступно куда больше способов поправки собственного здоровья, нежели простому дворнику или учителю. Но все равно - здоровья как такового не купишь ни за «зеленые», ни за «деревянные». Лекарства - да, можно купить, место в престижной клинике - можно, врача толкового можно деньгами взбодрить, а здоровье, как и счастье, - только заработать. В свете этого белорусы все больше внимания уделяют закалке и профилактике. Выставка-ярмарка «Мир здоровья», организованная бобруйским филиалом Белорусской торгово-промышленной палаты, стала тому подтверждением.

Пустующий в обычные дни холл местного Дворца искусств, где обосновалась ярмарка, напоминал крытый павильон какого-нибудь продуктового рынка. «Ну вот, дожили - на культуру зарабатываем колбасой», - с виноватой улыбкой развел руками работник дворца, видимо, огорошенный непрофильным использованием «храма культуры». Колбаса, впрочем, как продукт не особо здоровый, заняла место по бокам, у стен, а центральный проход облюбовали торговцы медом.

«А от бессонницы мед помогает?» - допытывалась дама в потертом пальто у молодого человека, машущего ложкой над ведрами и бочонками. «Помогает, помогает, еще как помогает, - заверил ее молодой человек. - Короче, берете двести грамм меда, пол-литра водки...»

Молодой человек, представившийся Андреем, оказался пчеловодом из поселка Новый Друцк, что на Витебщине: «У нас места славные, легендарные... Друцкое княжество! Слышали про такое?» Осведомленность корреспондента «БелГазеты» о Друцком княжестве расположила Андрея к разговору: «Мы с отцом начинали бортничать еще в 1994г. Я еще школьником был. Трудно было поначалу - середина 90-х, денег особых не было, а ульи стоили дорого. Спасибо, друзья помогли. Начинали мы с двух ульев. Сначала не знали, что и как, поэтому были потери - несколько ульев потеряли, прежде чем освоили эту науку. Зато сегодня у нас 60 ульев».

Свое название - гречишный, липовый, вересковый - мед получает по названию растений, цветущих в то время, когда он был собран: «Но это не значит, конечно, что если мед называется липовым, то он только из пыльцы липы. Пчелу ведь не заставишь есть одну липу! Но, поскольку именно липа лучше всего цветет в этот период, предполагается, что именно на нее пчела чаще всего и садится. Некоторые виды меда, например липовый или майский, в банке по цвету и не различишь. В бочке - да, будет видно, что один темнее другого, а в банке - нет. А вот гречишный с липовым никогда не спутаешь. Гречишный - темно-коричневый, а липовый - светлый».

Пчеловодство можно назвать бизнесом лишь с натяжкой: «Больших денег мы на этом не зарабатываем, особенно сегодня. Просто это уже стало семейным делом, обидно бросать. К тому же скажу без ложной скромности: бортники - сельская элита. Это ведь интеллектуальная работа!»

Как и в любом другом бизнесе, в пчеловодстве белорусам приходится то и дело поминать ласковым словом своих российских коллег-конкурентов: «До кризиса Россия гнала на Беларусь мед - было очень выгодно продавать его здесь. Причем россияне делали хитро: они не свой мед сюда гнали, а украинский, крымский. Себестоимость своего меда у них даже выше, чем у нас, поэтому везти его невыгодно, а крымский мед стоил тогда копейки. Но целебная ценность этого меда нулевая, потому как он подсолнуховый, а какие полезные вещества в подсолнухе?»

Впрочем, сегодня ситуация изменилась радикально: «Если раньше россиянам выгодно было в Беларусь везти мед, то теперь, наоборот, они его отсюда стараются вывезти. Доллар за год подорожал в три раза, а на мед цены поднялись максимум на 80%. Раньше килограмм меда стоил как два килограмма колбасы, а теперь килограмм колбасы стоит как два килограмма меда».

Но беда в том, что за годы оккупации отечественного рынка дешевым российско-украинским медом белорусское бортничество если и не пришло в упадок, то сильно сдало свои позиции: «Сейчас пчеловодство держится в основном на людях старшего поколения. Молодые не хотят с этим возиться. Дело сложное, хлопотное, а прибыли с него - гроши. В прежние годы, когда рынок был завален российским медом, очень трудно было с реализацией. Сейчас чуть легче стало, но зато другая напасть - покупательная способность населения снизилась, упал спрос».

«А кто это у нас, пресса?» - завидев блики фотовспышки, подошел к корреспонденту солидный мужчина в дубленке, оказавшийся представителем БелТПП: «Мы с 2007г. эту ярмарку проводим, и не только в Бобруйске. Скажу больше - не только в Беларуси: возим в Россию, в Израиль, в Китай. В Китай уже два раза возили. Кончено, много мы на ней не зарабатываем - просто хочется, чтобы узнали за границей вкус белорусского меда».

Приобщиться к «Миру здоровья» Торгово-промышленная палата приглашала не только бортников, но и травников, однако те не изъявляют интереса: «Может, это для них не сезон, а может, просто боятся, что заработать не смогут. Аренда у нас где-то Br720 тыс. за место (Br280 тыс. за кв. м), поэтому процент рентабельности невысокий, на травах столько не заработаешь, как на меде. Да и мед люди уже не расхватывают сегодня, как 2-3 года назад, когда его килограммами брали. Денег у народа стало меньше».

В этот момент к столику с медовыми бочонками подошел представитель того самого народа, у которого стало меньше денег. Если он и собирался потратить остатки наличности на оздоровление, то явно не в прямом, а в переносном смысле: «Слышь, парень, а где тут медовуха продается? Это ж не дело, чтобы мед был, а медовухи не было...»

«Во-о-он у того мужика», - указали жаждущему на столик у выхода. Вслед за жаждущим к столику с бутылками, наполненными темно-золотистой жидкостью, подошел и корреспондент «БелГазеты». «Это не медовуха, а медовое пиво!» - с видом хранителя древних тайн пояснил торговец и, видя неподдельный интерес собравшихся к существу вопроса, прочитал лекцию о дифференциальных признаках того и другого напитка, краткое изложение которой заняло бы добрых полтора листа. «Да ты вот сам попробуй! - завершив теоретическую часть, торговец перешел к практикуму и протянул корреспонденту пластиковый стаканчик. - Не бойся, здесь 10 градусов всего».

Медовое тепло приятно разлилось по телу, оспаривая озвученные 10 и претендуя на все 15 градусов. На какое-то мгновение вспыхнуло ощущение, что жизнь начинает налаживаться. «Я бортник в третьем поколении, 35 лет уже занимаюсь этим делом. И отец у меня бортничал, и дед, - разоткровенничался торговец медовым пивом. - О пчелах знаю всё. Сейчас для них - самое трудное время. Пчелы ведь чего больше всего боятся? Морозов! Хорошо в Австралии - там пчелы круглый год живут и хлопот не знают. А у нас с наступлением холодов они впадают в анабиоз. Для них пороговая температура - 0+2°С, а дальше всё - анабиоз. Но они ведь хитрые существа - даже когда на улице -30°С, в улье будет
+14°С. А внутри роя, где зимует пчеломатка, и все +25°С. Они мед, собранный летом, едят и согревают ее теплом своих тел».

То ли медовое пиво имело волшебные свойства, то ли живописный рассказ о пчелах впечатлил корреспондента «БелГазеты», но в этот миг его мысленному взору аллегорически предстала вся сущность бытия Синеокой, где люди, как пчелы, несмотря лютые холода кризисов и международного осуждения, сгрудившись в рой, согревают теплом своих судеб то ли пчеломатку, то ли пчелобатьку, то ли что-то, не поддающееся рациональному осмыслению. А чтобы пережить все это и не спрыгнуть с ума, люди на всякий случай впадают в душевный анабиоз, используя для этой цели в т.ч. такое нехитрое, но весьма эффективное средство, как медовуха. Или медовое пиво. Кому как улыбнется.

Добавить комментарий
Проверочный код