Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№7 (832) 20 февраля 2012 г. Мнения

Сяргей Харэўскi, «Сто твораў XX стагоддзя»

27.02.2012, Виктор Мартинович
Смотришь в книгу
Сразу скажу, эту книгу вы уже вряд ли купите: крохотный тираж в 200 экземпляров размели еще на первой презентации. Тем не менее знать о ней надо, ибо редко в белорусских книжных появляется что-то настолько крутое.
Сяргей Харэўскi, «Сто твораў XX стагоддзя»
В свое время итальянский писатель Умберто Эко гениальным образом решил проблему с «привязкой» читателя к бумажной версии собственных книг. Издав «Таинственное пламя царицы Лоаны», он почти сразу выложил полную текстовую версию романа в Интернет. Но была одна особенность: «пламя» было богатейшим образом иллюстрировано, и без этих иллюстраций текст не читался должным образом. Так коварный Эко побудил всех, «укравших» книгу в Интернете, пойти в книжные и приобрести оригинал, навсегда сообщив издателям секрет успеха в электронную эпоху: выживет книга с картинками.

Произведение Харевского - это не просто книга с картинками, но книга о картинках. Взявшись едва ли не 20 лет назад составлять перечень ста главных произведений белорусского искусства прошлого века, маэстро закончил свою опись только сейчас, снабдив каждую словарную статью иллюстрацией с этим самым произведением.

Говорят, книга интересна тогда, когда интересен ее автор. В этом смысле нужно знать Харевского, чтобы понять, насколько необычен этот персонаж. Культовый герой виленского возрождения 1990- х гг. (говорят, он стоял у истоков реанимации «Нашай Нiвы»), Харевский уезжал в Новую Зеландию и возвращался в Минск, ездил в экспедиции и участвовал в раскопках. Собственно, Харевский - это наш, белорусский, Индиана Джонс. Встретив его в городе, в районе киоска «Хутка. Смачна» на Немиге, можно услышать историю о том, что тут вот рядом - руины храма XII века, а в нем был древний языческий некрополь, и один из древних гробов до сих пор хранится в запасниках музея. И вот такой человек сел и написал книжку с картинками.

Когда Харевский пишет о всем известном, например о полотне «Минск. 3 июля» Валентина Волкова, главной соцреалистической иконе БССР, он приводит убийственные детали - например, что мотоцикл, на котором восседает воин-освободитель, на самом деле немецкий. И что НКВД, наверное, имело по этому поводу к Волкову пару вопросов.

Но интересней всего книга читается тогда, когда Харевский сообщает нам о неизвестном. Все знали о Хаиме Сутине или Язэпе Дроздовиче. Но кто слышал, например, об Алене Киш, как и Дроздович, делавшей расписные ковры-гобелены со сказочными сюжетами? Кто слышал о белорусе Евгении Жаке, уроженце Могильно, работы которого выставлялись в Барселоне, Нью-Йорке, Чикаго и т.д.?

Харевский вслед за Индианой Джонсом извлекает из культурных слоев уникальные и всеми забытые артефакты и предъявляет их нам.

Вот редкая фотография Дома-коммуны Станислава Шабуневского - конструктивистской постройки, сделанной в Гомеле в те годы, когда европейский конструктивизм только-только начинался. Что теперь стоит там, на месте Дома-коммуны? Вот история о том, что 150 лет назад на Привокзальной площади в Минске, там, где стоит теперь вокзал «Минск-Пассажирский», был сосновый лес. Причем в этом лесу состоялось одно из важных сражений во время восстания Кастуся Калиновского. Вот импрессионистская по духу фотография прекрасной современницы с белокурыми волосами, в белоснежной блузке, выглядящая как постановочная съемка конца 2000-х (произведения современных мастеров - Адама Глобуса, Алеся Марочкина и других - тоже есть в альбоме). Но потом замечаешь год съемки - 1965-й - и удивляешься первый раз. А затем обнаруживаешь фамилию фотографа - и удивляешься во второй раз, особенно сильно: Зянон Пазьняк. Из статьи об этой карточке узнаешь, что, оказывается, до того как стать историком и профессиональным оппозиционером, Пазьняк прославился как фотограф. Его альбом, посвященный Минску, вышел в 1968г.

Беларусь - страна белых пятен. Большинство ее граждан из белорусских художников вспомнят лишь Шишкина, который белорусским художником не был, хотя действительно писал Беловежскую пущу, да, пожалуй, Хруцкого, который белорусом хотя и был, но большим художником - вряд ли (думается, место, посвященное Ивану Фомичу в экспозиции Национального художественного музея, сильно преувеличено). Книга Харевского сообщает нам сразу о ста фамилиях, которыми мы можем гордиться. А прилагаемые здесь же картинки позволяют понять, почему этими фамилиями гордиться действительно стоит.

Добавить комментарий
Проверочный код