Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере

Визави. Второй заход в большой доход

22.02.2012, Эмма Равич
Александр Лукашенко продемонстрировал уверенность в том, что стране удастся выйти на докризисный уровень доходов населения. Учитывая, что, по данным официальной статистики, за прошлый год реальные располагаемые доходы населения снизились всего на 1,6%, надо полагать, речь идет о доходах в долларовом выражении.
Однако достичь заветных $500 средней зарплаты весьма непросто, тем более что правительство строго-настрого определило: темп роста зарплат не превысит роста производительности труда. О планах правительства в глобальном и региональном контексте корреспонденту «БелГазеты» Эмме Равич рассказали независимый экономист Сергей ЧАЛЫЙ и начальник отдела экономики Миорского рай-исполкома Витебской области Раиса ЛАКОТКО.

Сергей ЧАЛЫЙ: «Возвращение к зарплате в $500 не нужно»

- Как вам заявление президента о росте доходов населения до докризисного уровня?

- У меня сложилось впечатление, что президент не столько убеждает, что доходы нужно повышать, сколько сам себе оппонирует. С одной стороны, надо повышать доходы, с другой - делать это нужно аккуратно, помня уроки предыдущего кризиса. В бюджете какие-то средства запланированы на повышение зарплат в бюджетном секторе, и даже понятно, откуда они взялись: при изменении входных цен на энергоносители ничего не поменялось в ценах для юрлиц. Цены на газ и электроэнергию, которая на 85% делается из российского газа, остались на прежнем уровне. Вопрос - откуда возьмутся средства на повышение зарплат у частных компаний? Так что заявление президента выглядело так, как будто все рвутся повышать зарплаты до $2 тыс., а президент говорит: «Вы можете это делать, только если у вас есть для этого ресурсы».

- Зарплатный популизм был вполне объясним в предвыборном 2010г. Но сейчас-то чем его оправдать?

- В 2010г. опережающими темпами росли пенсии. Это и понятно: пенсионеры - основной ядерный электорат, которому имело смысл увеличивать доходы. А уже в 2011г. основной задачей было обеспечить лояльность работников предприятий, на некоторых из которых даже были точечные забастовки. То есть когда выборы закончились, основной задачей стало повышение зарплат на крупных госпредприятиях. Другие, как я понимаю, нашу власть не интересуют: когда все говорили, что кризиса у нас нет, то объясняли это тем, что крупные предприятия работают, зарплаты выплачиваются. А то, что происходит с импортерами, индивидуальными предпринимателями, никого не волновало.

В прошлом году ставилась задача довести зарплаты в реальном выражении до уровня 2010г. И, по официальной статистике, зарплаты в реальном выражении за 2011г. даже увеличились на 0,1%. Понятно, что в январе-феврале будет проседание - декабрьский уровень был обеспечен премиями, 13-ми зарплатами и пр. Если же оценивать пенсии, то в реальном выражении они составили минус 24% в декабре 2011г. к декабрю 2010г.

Парадоксальная ситуация. По логике, которая опирается на статистику прошлого года, имеет смысл быстрее всего увеличивать доходы пенсионеров - они больше всего пострадали. Это расходы бюджета, точнее Фонда соцзащиты населения. А там деньги, судя по всему, есть. Тем не менее ставится политическая задача увеличивать доходы именно работников предприятий.

- Полагаете, в бюджете есть ресурсы для увеличения пенсий?

- Есть запас, образовавшийся еще с прошлого года. Ведь даже скорректированный бюджет выполнен с профицитом за счет того, что инфляционные доходы превышают запланированные. Его нужно куда-то направить. Худшим выходом было бы отдать эти деньги предприятиям в виде господдержки. А повышение зарплат бюджетникам можно трактовать как желание поделиться тем, что собрано с тех же бюджетников в предыдущий период, когда получился своеобразный инфляционный налог.

- Тем не менее имеющиеся в распоряжении правительства Br7 трлн. будут направлены на госпрограммы...

- Это депозиты правительства в Нацбанке. Уже видно, как эти деньги пошли на сельское хозяйство. В конце февраля они будут рассеиваться по полям, но в «Белагропромбанке» они уже есть. И деньги оказываются на финансовом рынке. Мы уже видим, как с конца января и в первые недели февраля резко падали ставки на рынке межбанковских кредитов.

И это даже хорошо. Нацбанк сейчас озабочен задачей сокращения рублевой денежной массы, чтобы снизить давление на цены и на валютный курс. Он вынужден проводить операции по изъятию ликвидности. И оказывается, что даже эти запланированные и расписанные Br7 трлн., появляясь на рынке, оказывают довольно серьезное давление на процентные ставки. Видя это, Нацбанк будет испытывать все меньшее желание поддаваться поползновениям лоббистов допечатать еще какие-нибудь деньги.

- Иными словами, вы верите, что рост доходов не будет, как в 2010г., обеспечен стахановским трудом печатного станка?

- Надеюсь, что Нацбанк будет очень сильно сопротивляться. У него есть четкая переговорная позиция, которая за последние месяцы только усилилась. Помните, было много споров о том, можно ли остановить инфляцию исключительно монетарными методами: процентными ставками, таргетированием показателя денежной массы? И оказалось, все работает. Высокие процентные ставки по рублевым депозитам заставляют население и юрлиц продавать валюту: в декабре и январе они - нетто-продавцы. В прошлом году инфляция составляла 15% в месяц, а сейчас - меньше 2%, и то она обеспечена давлением госрегулирования, например повышением акцизов. И получается, что у сторонников модели под названием «давайте спустим предприятиям целевые валовые параметры и под это выделим фонды» все меньше аргументов. Грубо говоря, все забили на выполнение показателей экономического роста. Главное, что есть макроравновесие.

- Собственно, сторонники рыночной модели давно предлагали опираться не на валовые, а на качественные показатели...

- Минфин сделал в бюджете интересный трюк. Несмотря на то что он сверстан исходя из роста ВВП в 5-5,5%, доходы, которые образуются при росте свыше 1,5%, резервируются в спецфонде. Это означает, что даже при росте ВВП в 1,5% бюджет будет бездефицитным. Сверху просто спустили политическую задачу: давайте напишем, что у нас рост будет не 1,5%, а 5,5%.

Самая большая угроза будет исходить от реального сектора - госпредприятия уже забыли, что такое работать в условиях жестких бюджетных ограничений. И есть опасность, что, когда придут данные макростатистики за I квартал с низкими показателями экономического роста, начнутся разговоры, что надо что-то корректировать. Опять появятся желающие вливать деньги под обеспечение высоких темпов экономического роста.

- Правительство предполагает удержать инфляцию в границах 19-22%. Если не выйдет, то и на запланированном росте доходов будет поставлен крест...

- Это не очень сложно. Если каждый месяц инфляция, как и в январе, будет составлять 1,9%, то по методу сложных процентов получится около 25% за год. А надо 22% - небольшая разница. А если учитывать, что пока действует накопленный за прошлый год потенциал, связанный, например, с необходимостью повышать акцизы на алкоголь и табак, то цифра может быть и ниже.

- Но ведь этот потенциал простирается довольно широко - на транспорт и услуги ЖКХ, например...

- Когда мы говорим, что инфляция влияет на нашу внешнюю конкурентоспособность, то имеем в виду, что речь идет об инфляции товаров в торгуемых секторах - товаров, которыми мы обмениваемся с внешним миром, или отечественных товаров, которые можно заместить по импорту. А когда мы говорим о транспорте и услугах ЖКХ, где сохранился инфляционный потенциал, то эта инфляция оказывает даже позитивное влияние на платежный баланс. Домохозяйства тратят больше денег на оплату этих услуг и товаров, и у них остается меньше средств на покупку товаров, которые могут оказывать давление на импорт. Эта инфляция не представляет большой опасности с точки зрения макробаланса.

- В целом у вас есть ощущение, что наш уровень жизни вернется к тому, что был в 2010г.?

- Нет. И думаю, что возвращение к зарплате в $500 не нужно и даже вредно. Снова наступим на те же грабли. Средняя зарплата в $500 возможна, только если мы снова перейдем на управляемый валютный курс, т.к. в условиях плавающего курса любая попытка искусственно стимулировать рост доходов приведет к девальвации через 3-4 месяца.

- Как тогда назвать победоносные планы по возвращению зарплат на пик роста? Головокружением от успехов?

- Я бы назвал это скорее ощущением стабильного пессимизма. Наша хроническая болезнь - огромная доля госсобственности. 70% ВВП создается в госсекторе - это крайне неэффективно. Этот сектор не привык работать в условиях бюджетных ограничений. Он привык к бесплатному и неограниченному кредитованию. Без структурной перестройки никаких реальных источников повышения доходов не будет.

А решиться на структурную перестройку никто не может. В более радикальных планах на этот год предусматривалось сокращение государственного участия до 50%; 2600 предприятий планировалось продать, из них часть по балансовой стоимости, часть за одну базовую величину. Эти планы похоронены. Наоборот, стоит задача укрупнения госсобственности - 16 холдингов будет создано на базе Минпрома. И в этой связи никаких неиллюзорных источников повышения доходов нет.

- Но обещания-то надо выполнять. Раз уж пообещали возврат в 2010г., туда нам и дорога...

- Могут пойти на создание иллюзии богатства. Аккуратно начнут снова управлять рублем и увеличивать доходы в рублевом выражении с тем, чтобы они в долларовом выражении росли. Но это будет означать только автоматическое накопление девальвационного потенциала, который рано или поздно выльется. Сначала получим рост зарплат в 20%, а потом 20-процентную девальвацию. Вполне реальный вариант. Но он - ни уму ни сердцу. И власти стали умнее, и население. Никто уже не прыгает на стуле, хлопая в ладоши, когда говорят: «Мы повысим вам зарплату до докризисной». Все понимают: получим $500, а потом они опять превратятся в $250.

- Вам не кажется, что на этом фоне снова обострилось противоречие между правительством и администрацией президента? Помощник президента по экономическим вопросам Сергей Ткачев сетует на высокие процентные ставки, а премьер-министр Михаил Мясникович предупреждает, что их снижение может вызвать отток рублевых депозитов...

- Конечно, есть те, кто отвечает за макростабильность, и те, кто хочет видеть заголовочные цифры - экономический рост в 8% в год и 60-70% за пятилетку. Но здесь явно лидируют рыночники. Вспомните совещание прошлого года. Ткачев говорит про экономический рост, а Минэкономики ему - покажите нам его источники. Источников нет. И даже попытка усилить администрацию Андреем Туром (экс-замминистра экономики. - «БелГазета») ни к чему не привела.

- Вас послушать, так перевес на стороне правительственных рыночников. Тем не менее ставка рефинансирования будет снижена...

- Ставки сейчас сверхвысоки. Даже если считать по годовой инфляции, то на этот год у нас получается 25%. Ставка рефинансирования превышает этот показатель на 20 п.п. Это очень много.

- Так ведь в прошлом году она не дотягивала до показателя инфляции на 60 п.п. Не нужно ли как-то наверстывать упущенное?

- Да, это в каком-то смысле плата за безобразия, которые были в 2011г. Эту плату несет банковская и финансовая система за возврат доверия к национальной денежной единице. Но сейчас только Нацбанк является покупателем инвалюты, а все экономические агенты - и население, и бизнес - это продавцы. Мы видим, что рыночные процентные ставки уже на 10 п.п. ниже ставки рефинансирования.

Нацбанк оказался в дурацкой ситуации: он должен и рубли покупать, и доллары. Он вынужден ограничивать рост курса рубля, чтобы не снизить внешнюю конкурентоспособность, и поэтому откупает доллары. Но это приводит к тому, что в структуре денежной массы рублевый агрегат увеличивается, оказывает давление на ставки. И Нацбанк вынужден покупать рубли по высоким ставкам, которые он сам же и создал. Так что ставки должны снижаться, другое дело, что их нельзя снижать быстро, чтобы не получить отток по рублевым депозитам.

- Стабилизация на валютном рынке - это временное явление или устойчивый тренд?

- Это даже сверхстабилизация. Давно я не помню, чтобы рынок работал так, как должен работать. Сейчас так и происходит: за месяц до посевной идет давление на процентные ставки, налоговую неделю видно на межбанковском рынке. Впервые за 8-9 месяцев Нацбанк вернулся к рыночным механизмам государственных краткосрочных облигаций, депозитных аукционов. Все прекрасно работает. Лишний раз это подтверждает то, что не надо изобретать велосипед. С самого начала все говорили, что проблемы решит переход на плавающее курсообразование.

- В прошлом году многие пророчили Беларуси скорый дефолт. Сейчас на фоне макроэкономической стабилизации президент написал письмо российскому коллеге о необходимости финансирования вооруженных сил, страна ведет переговоры об очередном транше стабилизационного кредита с Антикризисным фондом ЕврАзЭС и не прочь рефинансировать кредит МВФ...

- За кредитом в Антикризисный фонд мы обращались, когда кризис еще не начинался, тогда же формально была подана заявка на кредит МВФ. Тогда был момент, требующий макроэкономической стабилизации. А сейчас первоначальный смысл обращения за деньгами перестал существовать. Вообще, если мы обращаемся за рефинансированием долгов, то это диковато смотрится: МВФ предоставляет кредиты на программу структурной перестройки.

Но чтобы понять, есть ли угроза дефолта, можно просто посмотреть на котировки белорусских еврооблигаций - это рыночная оценка нашей платежеспособности. В начале 2011г. они некоторое время торговались даже дороже номинала, т.е. текущая доходность была ниже купонной. Потом с марта было резкое падение, и дно было достигнуто 4 октября - стоили они $0,69 за $1. Сейчас они стоят $0,95-0,96, текущая доходность составляет 11%. Рост на 35% за четыре месяца говорит о том, что мир положительно оценивает нашу платежеспособность и улучшение текущего счета.

Справка «БелГазеты». Сергей Чалый родился в 1970г. в Минске. Окончил физфак БГУ по специальности «физик-теоретик». В 1993г. был приглашен в предвыборный штаб Александра Лукашенко. В 1994-98гг. работал в аналитическом центре при президенте, где занимался работой с международными финансовыми организациями. В 1998г. ушел в частный бизнес, работал в инвесткомпании управляющим активами. С 2003г. - независимый эксперт.

Раиса ЛАКОТКО: «Уровень зарплат увязывается со всеми показателями»

- Жители Миорского района уже почувствовали на себе стремление президента и правительства повысить доходы населения?

- Все предприятия однозначно стремятся повысить уровень зарплаты. Бюджетная сфера с 1 января увеличила зарплату по той простой причине, что возросла ставка первого разряда. Соответственно, выросли оклады и доплаты, которые рассчитываются исходя из оклада. В этой связи в большей степени увеличение коснулось тех категорий, которые были менее обеспечены. Это обслуживающий персонал: санитарки, кочегары, водители. В конце прошлого года были и дополнительные выплаты. А все хозрасчетные предприятия ориентируются на производительность труда. Но рост и у них есть, однозначно. Средняя зарплата по району - Br1,864 млн.

За 2011г. рост зарплаты у нас составил 63,5%. В декабре по сравнению с ноябрем 2011г. рост был в пределах 20%. Январская зарплата еще будет выплачиваться в феврале - по срокам выплаты, которые предусмотрены в коллективных договорах. Январский фонд увеличится примерно на 20% к декабрю 2011г.

- Александр Лукашенко призвал к тому, что зарплаты должны быть заработаны...

- Обязательно уровень зарплат увязывается со всеми производственными и финансовыми показателями и ростом производительности труда. Показатели определены правительством и доведены до каждого предприятия. Это неотъемлемая часть работы каждого предприятия. Все здесь взаимоувязано: рост объемов производства, выручки, прибыли от реализации. Если предприятие работает над увеличением выпуска новой, инновационной продукции, то этим она зарабатывает себе имидж, дополнительную выручку. Если вкладывает инвестиции, обновляет основные средства, оборудование, что-то строит или модернизирует - это идет на улучшение и качества, и объемов выпускаемой продукции.

- Предприятия района выполняют доводимые показатели?

- По 2011г. выполнялись такие показатели, как объем промышленной продукции, удельный вес отгруженной инновационной продукции, производство продукции сельского хозяйства. Чуть сложнее с показателем по инвестициям в основной капитал, особенно в 2011г. и в начале этого года. Это связано с ростом курса доллара. По розничному товарообороту показатель формируется в сопоставимой цене - за счет роста цен есть сложности. Есть вопросы по привлечению прямых иностранных инвестиций. В городах это, может быть, более просто. А у нас сельский район.

- Как это сказывается на реализации инвестпроектов в области сельского хозяйства?

- В прошлом году начали и в этом году продолжаем строительство новой молочно-товарной фермы в АО «Подъельцы» - Br11 млрд. освоили. Это по указу президента выделен льготный кредит. В этом году планируем столько же освоить. Финансирование идет поэтапное - на строительство, а потом - на закупку оборудования.

- Еще президент отметил, что недопустимо, когда предприятия не имеют рентабельности, сидят на кредитах и увеличивают зарплату...

- Большей частью наши предприятия используют собственные средства. К кредитным ресурсам, как правило, прибегают сельхозпредприятия и организации бытового обслуживания. У них в этом плане слабее финансовое положение.

- Они ощутят снижение ставки рефинансирования?

- Было бы проще предприятиям работать, если бы кредиты были дешевле. Если где-то не хватает собственных денежных средств, можно обратиться в банк и взять кредит под меньшую процентную ставку. Потому что все это ложится на себестоимость продукции и в конечном счете на финансовый результат.

- Рост доходов населения не раздувает инфляцию?

- В 2011г. не совсем стабильный курс влиял на рост цен. Они росли более высокими темпами, чем зарплата, - было, конечно, несоответствие. Но сейчас цены стабилизируются - уже не с каждым поступлением продукции растут. Хотя, конечно, они не стоят на месте - любой производитель заинтересован продать свою продукцию подороже. Но рост выручки - тоже резерв для увеличения зарплаты. Это влияет на финансовый результат: чем дороже продашь, тем больше заработаешь.

- Еще президент озабочен сильным расслоением зарплат на разных предприятиях...

- Сильно большой разницы у нас нет. Можно выделить только одно предприятие из всех, что работают на территории нашего района, - ЛДПС «Десна», где чуть выше зарплата. Но нельзя же стричь всех под одну гребенку. Кто сколько заработал... А так больших скачков и разницы у нас нет, принципиального отличия, на миллионы, у нас нет.

Справка «БелГазеты». Раиса Лакотко родилась в Миорском районе в 1966г. Окончила нархоз по специальности «экономист народного хозяйства». С марта 2007г. - начальник отдела экономики Миорского райисполкома. (У г-жи Лакотко не оказалось фото в электронном виде)

Добавить комментарий
Проверочный код