Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№3 (828) 23 января 2012 г. Тема недели

«Реформ, спущенных сверху, в Китае нет»

30.01.2012, Наталья Провалинская
Свидетель
Пока белорусы тщательно присматриваются к китайскому опыту и думают, как бы его теперь сподручней позаимствовать, о самых ярких особенностях политического устройства Китая корреспонденту «БелГазеты» Наталье Провалинской рассказал начальник центра информационной деятельности Республиканского института китаеведения им. Конфуция БГУ Виталий БОРОВОЙ.
«Реформ, спущенных сверху, в Китае нет»
-Можно ли назвать политическую систему в Китае лжемногопартийной? Есть компартия, а есть еще восемь партий-клонов для декора...

- Я бы не использовал термин «лжемногопартийная система». Скорее это партийная система с китайской спецификой, которая сформировалась исторически. Эти партии нельзя назвать клонами - они гарантировали коммунистической партии Китая (КПК) широкую поддержку самых разнообразных слоев населения.

Китаю надо было преодолеть вековую отсталость и провести модернизацию в неблагоприятных внешних условиях - КНР с момента создания (1949г.) до начала 1970-х гг. находилась в значительной степени в дипломатической изоляции. Чтобы отстаивать интересы нового государства, КПК оставила за собой монопольное право на верховную политическую власть. Но эти 8 партий всегда, за исключением отдельных периодов, играли активную консультативную роль, существовали как младшие партнеры.

- Сосредоточение высших партийных, государственных и военных постов в стране в руках одного человека - это дань традициям?

- Отчасти это отражение исторической традиции, которая сложилась еще во времена Мао. Но сегодня Китай тоже находится в очень специфическом периоде истории, когда необходимо четкое руководство: не так давно закончилось «столетие унижения» (с «Опиумных войн» до 1949г.), а процесс строительства только начался. Китай уже стал второй экономикой мира, но по уровню ВВП на душу населения он по-прежнему во второй сотне стран.

- Верно ли, что сегодня в Китае ни одна из реформ не рождается в голове председателя КНР с бухты-барахты? Любая реформа - или плод долгих осмыслений результатов прошлых реформ, или коллективное творчество...

- В Китае на всех уровнях - от самого низшего до политбюро - решения принимаются коллективно. Еще Дэн Сяопин после прихода к власти ввел практику коллективного руководства. Из-за этого китайская система несколько медлительна: идет бесконечный процесс согласований снизу доверху. Тем не менее окончательное решение и ответственность за это решение лежит на руководителе коллектива. На уровне политбюро эта система тоже дублируется.

Китай - это огромные пространства, огромное количество людей! В Китае, за исключением эпохи Мао, никто никогда не пытался проводить реформы сразу и везде. Реформа иногда растягивается во времени на 10-30 лет, проходит сотни согласований между различными министерствами. В нынешнем Китае реформ, которые спускаются сверху, без учета мнения населения, не существует.

- А в чем секрет такого стремительного нарастания могущества Китая?

- Дело в общем направлении, которое Дэн Сяопин в свое время задал Китаю. Он добился того, чтобы Китай сосредоточился на экономике, оставив пока в стороне политические реформы, и отказался от слишком активной внешней политики. Дэн Сяопин рекомендовал не высовываться, не быть первыми в мировых делах.

Еще одна причина - политическая стабильность. В Китае сложилась устойчивая традиция передачи власти от одного поколения лидеров следующему, причем передача в относительно молодом возрасте. С 1980-х гг. то же политбюро помолодело лет на 10.

- Китайцы пошли на омоложение, чтобы сделать политбюро менее маразматичным?

- Да, они извлекли уроки из последних лет существования СССР, и с 1990-х гг. начали омолаживать политбюро. Хотя до определенного уровня: человек, которому меньше 50 лет, туда, конечно, не попадет.

- Каковы особенности внешней политики Китая сегодня?

- Стабильная, спокойная внешняя политика, отсутствие радикализма. Нет явного стремления бросить вызов ведущей державе мира - США, есть принятие западных правил игры, встраивание в западные институты. Китай в настоящее время - это фабрика мира. Чтобы нормально функционировать в качестве фабрики, ему нужны стабильные экономические связи с разными странами, и китайская дипломатия ставит своей целью поддерживать такого рода контакты, создавая благоприятные условия для роста китайской экономики.

- Практикуют ли США или Европа в последние годы какие-то санкции в отношении Китая? За поставки технологий и вооружений в КНДР и Иран, например, за проблемы с правами человека...

- За контакты с тем же Ираном пострадали некоторые отдельные китайские фирмы, но попыток изолировать Китай, наложить на него всеобщие глобальные санкции - этого не было.

- Почему в Китае так плохо с правами человека? Разве страна не может позволить себе оттепель в области прав человека? Зачем глушить иностранные радиопрограммы?

- В Китае существует демократия на китайский лад, соответствующая текущим историческим потребностям общества, оценивать которую на основе стандартов развитых стран Запада просто неправомерно. На Западе сначала появился средний класс, а потом уже постепенно на этой основе возникли демократические институты. В Китае средний класс еще в процессе формирования.

Пока КПК будет успешно способствовать повышению уровня благосостояния народных масс, вопрос о правах человека и демократии для самих китайцев не будет стоять на первом плане. Кстати, у некоторых западных наблюдателей есть в этом вопросе и скрытые мотивы. В частности, права человека могут подразумевать в т.ч. существенный рост средней зарплаты. Такой рост может привести к потере преимуществ Китая в мировой экономике и кончиться социальными потрясениями.

- В Китае есть оппозиция?

- Нет. За пределами страны есть группки, которые считают себя оппозиционерами, публикуют книги, но считать их настоящей оппозицией сложно, они не имеют связи с основной массой китайского населения.

- Действительно ли в Китае сейчас нарастают уличные протесты? Что они собой представляют?

- Мятежи, особенно в сельской местности, были всегда, но сведения о них редко проникали во внешний мир. Конфликты между крестьянами и местными чиновниками, которые злоупотребляют своими властными полномочиями, - обычное явление для любых эпох Китая. Но эти протесты не направлены против существующего режима.

- Возможна ли в КНР «цветная» революция?

- Китай слишком велик, чтобы его направлять извне по определенному пути развития. Он идет по собственному пути, и попытки вмешаться обречены на провал.

- Вы заметили, как белорусское общество относится к китайцам, есть ли элемент настороженности? Вон вокруг стройки гостиницы «Пекин» какие страсти кипят, весь забор исписан фразами вроде «Руки прочь»...

- Раньше китайцев не было, а сейчас они пришли - непонятно, как к этому относиться, возникает чувство тревоги. Это такой вариант «китайской угрозы», «желтой угрозы» на белорусский лад. Идея «китайской угрозы» возникла давно, еще в XIX в. она подспудно всегда чудилась Западу, еще Наполеон якобы сказал, что Китай - это спящий дракон: мол, когда он проснется, мир содрогнется.

В последние десятилетия эти настроения опять оживились. Тревога белорусов проистекает из незнания Китая: человек склонен опасаться того, что он плохо представляет. Но если не придут китайцы - придут другие инвесторы, и очень возможно, тоже из Азии. Китая не надо бояться - Китай надо стремиться понять.

- Вы провели в Китае пять лет. Каковы ваши личные впечатления от страны?

- Это страна с большими перспективами, но все еще довольно бедная. Однако вся нация объединена вокруг целей модернизации и возрождения, у нее есть гордость за прошлое, печаль за упадок в XIX в., уверенность в будущем.

- В Беларуси заговорили о модернизации политической системы с учетом опыта Китая. Мы можем что-то позаимствовать у китайцев?

- Что интересно, Александр Григорьевич Лукашенко поднял этот вопрос как раз в ходе дискуссии с китайскими журналистами. Китайский опыт может быть отчасти использован в Беларуси. Китай, как и Беларусь, идет по пути эволюционного развития - постепенные трансформации, сглаживание социальных эксцессов. Вот что, видимо, привлекает руководство Беларуси в китайской модели - постепенный, эволюционный характер и стремление учитывать мнение самых широких слоев общества.

Справка «БелГазеты». Виталий Боровой родился в 1975г. в Минске. В 1994-96гг. учился в Китае. В 1999г. окончил факультет международных отношений БГУ, кандидат исторических наук. В 1999-2011гг. работал на кафедре языкознания и страноведения Востока на факультете международных отношений БГУ. С апреля 2011г. - начальник центра информационной деятельности Республиканского института китаеведения им. Конфуция БГУ.

Добавить комментарий
Проверочный код