Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№3 (828) 23 января 2012 г. События. Оценки

Геннадий Гудков: «Мы что, в разведке, что ли, служим?»

30.01.2012, Виктор Мартинович
Контекст
На прошлой неделе оппозиционный депутат Госдумы России Владимир Рыжков и несколько менее оппозиционный депутат Госдумы России Геннадий Гудков решили отобедать в московском кафе «Академия». Во время трапезы они, не стесняясь в выражениях, обсуждали ход подготовки к митингу оппозиции 4 февраля, в оргкомитете которого состоят. Количество употреблений слов «б...» и «х...» в их разговоре установить невозможно, настолько часто они звучали и в такие экзотические обороты порой были вкручены.
Геннадий Гудков: «Мы что, в разведке, что ли, служим?»
Вот типичная фраза Владимира Рыжкова: «Значит, скорее всего, мы пойдем к Горбенко [Александр Горбенко, заместитель мэра Москвы. - «БелГазета»], и он скажет: «Б...ь, идите вы на х..., это шествие... Давайте там вот опять на Сахарова, х... с вами...» То есть я ему скажу, что моя позиция такая, что ни х... у вас не выйдет, потому что это раскол движения: часть пойдет на Сахарова, а часть все равно пойдет шествием».

Особенно смачно высказывались обедающие о своих коллегах. В частности, интересен момент, когда секретарь центрального совета партии «Справедливая Россия» Геннадий Гудков высказывается о председателе партии «Справедливая Россия» Сергее Миронове: «Это игра, Володя, ты сильно не обольщайся, и чем меньше процентов он [Миронов. - «БелГазета»] возьмет на президентских выборах 4 марта, тем для нас это будет... Кому-то в конечном итоге надо будет взять эту партию возглавить, это я уверяю, и сформировать нормальную, массовую социал-демократическую партию».

Или вот что сказал Рыжков про известного блогера Алексея Навального: «Я сегодня буду писать письмо Немцову и Пархоменко, и-мейл, что, значит, «Боря - Сережа, предлагаю без Навального-Х...яльного и всей вот этой, да, собрать ядро. Если мы, пять политиков, утрамбуем Серегу Пархоменко, то он возьмет на себя Навального, чтобы он нас не переигралесли вдруг успеют предупредить Быкова и Парфенова, Навальный уже не сможет переиграть».

Каково же было удивление обедавших, когда через несколько дней после их рандеву не только аудиозапись их разговора, но и видеосъемка скрытой камерой появились на YouTube. Гудков поспешил заявить, что часть записи была сфальсифицирована и ничего такого он про Миронова не говорил.

Что характерно, скандал с прослушкой - уже второй за последние два месяца. Ранее, аккурат накануне предыдущего крупного митинга в Москве, жертвой прослушки стал известный оппозиционный политик Борис Немцов, которому пришлось публично извиняться перед коллегами за то, как пренебрежительно отзывался он о них в подслушанных и слитых в Сеть беседах.

О том, доколе материалы прослушки и видеонаблюдения будут использоваться в России для дискредитации честных имен демократов, обозреватель «БелГазеты» Виктор Мартинович беседовал с зампредом комитета Госдумы по безопасности, героем видеоролика Геннадием ГУДКОВЫМ.

- Вы человек, имеющий богатый опыт работы в спецслужбах, в частности в советском КГБ. Как так получилось, что вы не заметили, что вас записывают?

- Я думаю, что работала профессиональная бригада наружного наблюдения. Не исключаю, что в кафе она была подтянута после контроля наших телефонных разговоров. Причем встреча была назначена довольно оперативно, за 40 минут.

- Кафе «Академия» находится недалеко от Госдумы, в Камергерском переулке. Логично предположить, что там есть стационарные средства слежения и прослушки...

- Нет, все-таки похоже, что сработала спецбригада. Причем сработала очень быстро и профессионально. Но вообще, от прослушки никто не застрахован - ни дипломаты, ни разведчики, ни контрразведчики. Мы особенно не скрывались. Это была встреча двух знакомых людей, хорошо знающих друг друга. Я вообще не понимаю, зачем понадобилось проводить спецоперацию, записывать эту встречу на видео. Мы что, террористы? Мы что, организаторы преступного сообщества? Нет ведь!

- Вам удалось идентифицировать человека, который вел запись? За столиком слева от вас кто-то сидел?

- Повторюсь, мы особенно не таились и не скрывались. Мы говорили о тех вещах, которые считали нужными. С чего бы это нам смотреть по сторонам, изображать какую-то сверхконспирацию, отключать сотовые телефоны, приходить на конспиративные квартиры? Для чего? Мы что, в разведке, что ли, с Рыжковым служим? Или готовим какой-то акт насилия? Мы оппозиционные политики, осуществляем свою деятельность абсолютно открыто. Мы даже не думали о том, кто нас пишет или не пишет. Ну пишет, и хрен с ним!

- Случались ли с вами подобные инциденты раньше?

- Меня неоднократно предупреждали анонимные сотрудники спецслужб о том, что на моих телефонах висит прослушка, что я попал в поле зрения и т.д. Да, сигналы были. Так что для меня все это не новость. Я другого не могу понять: зачем меня прослушивать? Я все могу сказать открыто! Пригласите - расскажу! У меня нет разницы между тем, что я говорю на публике, и тем, что я говорю в частных беседах. Нет, ну ясно, что могут быть какие-то бытовые акценты. Ведь мы на кухне иногда даже своих детей ругаем так, что потом стыдно становится. Но я в этом ничего страшного не вижу.

О фрагменте про Миронова

- И про Миронова - о том, что чем меньше он процентов наберет, тем лучше, - могли бы на публике сказать?

- Эта часть записи сфальсифицирована. Там фраза идет, потом ее нет. Нет еще нескольких фраз. Потом прилеплены слова - из контекста вырваны. Там поработали с этой записью, сместили специально акценты. Если обратите внимание, на видеоизображение в некоторых местах наложен звук, который с видео не совпадает. Явно меняли содержание. Скорее всего, видеозапись у них была из одного источника, а звук писали каким-то другим образом. Со звуком работать проще. В том, что говорилось, какие-то моменты выделили, какие-то скрыли, что-то усилили специально.

- Какую цель преследовали те, кто устроил эту провокацию? Поссорить вас с Мироновым?

- Думаю, что не только поссорить меня с Мироновым. Цель преследовалась очень простая. Та же, что преследовалась, когда публиковались аудиофайлы с телефонными переговорами Бориса Немцова. Цель - рассорить всех со всеми, создать атмосферу недоверия, развалить организационный комитет по подготовке к митингу 4 февраля, скомпрометировать конкретных деятелей. Зачем они это делали, понять просто. У нас же как строятся все аппаратные интриги? По одной схеме! Приходишь и говоришь: Иван Иванович, про тебя твой начальник сказал, что ты козел и бездарь. Иван Иванович зажигается, начинает нервничать, ломать карандаши, а ты идешь к начальнику и говоришь: вы знаете, ваш подчиненный сказал, что вы непрофессионал, бездарь и вообще зазнайка. После этого вы уходите, а эти двое начинают друг на друга дуться. Хотя повод - ничтожный, устроил все какой-то интриган. Вот тут такая же схема.

Русский Уотергейт?

- Вы являетесь депутатом Госдумы, у вас в руках масса инструментов воздействия на тех, кто это устроил...

- Я надеюсь, что по моему заявлению Следственный комитет заведет уголовное дело. У меня есть тихое подозрение, что они обязаны это сделать, ведь цинично нарушены конституционные права граждан. Так что им нужно проявить служебное рвение. Кроме того, я планирую обратиться к генпрокурору. Он должен обеспечить выполнение законов. Я обязательно поставлю этот вопрос на заседании нашего комитета (комитета Госдумы по вопросам безопасности. - «БелГазета»). Комитет должен заявить о том, что такие вещи просто недопустимы.

- Один из самых известных политических кризисов в США, Уотергейтский скандал, начался с того, что стали известны факты незаконного подслушивания штаба оппозиционного кандидата в президенты. В США скандал закончился досрочной отставкой президента Никсона. Вам не кажется, что прослушка Немцова и ваш случай создают почву для «русского Уотергейта»?

- Ну конечно создают! Но беда тут в том, что Россия - не Америка, и у нас в руках нет механизмов парламентского контроля над спецслужбами. У нас нет возможности инициировать расследование. В США все просто: там депутаты могут выяснить, кто подписал приказ на прослушку, кто санкционировал выделение наружного наблюдения, кто начал дело, в рамках которого прослушка велась. В США все адекватно. А у нас все может кончиться пшиком. Хотя, конечно, мы постараемся сделать так, чтобы скандал не затихал.

«Надеюсь, что не ФСБ»

- А кого вы в этой истории все-таки подозреваете?

- У нас 6 субъектов оперативно-разыскной деятельности, и каждая из этих служб могла устроить и прослушку, и видеонаблюдение. Сложно сказать, какая точно. Надеюсь, что не ФСБ.

- Кем нужно быть в России, чтобы в такой ситуации добиться расследования? Мы выяснили, что депутаты к ответу «слушателей» призвать не могут... А кто может?

- Не знаю, наверное, нужно быть каким-то очень известным человеком. Причем, чтобы работавшую группу начали искать, нужно, чтобы совпало сразу несколько факторов.

- Каких?

- Кого-то еще должны достать эти фокусы. Какая-то - немаленькая по составу - группа граждан должна сообща дать понять, что она это терпеть больше не будет. Думаю, примерно как-то так. А до этого вряд ли что-то изменится.

Справка «БелГазеты». Геннадий Гудков родился в 1956г. в Коломне. Окончил пединститут, школу контрразведки, институт КГБ. С 1992г. - президент охранного объединения «Оскордъ», вице-президент московского международного фонда содействия ЮНЕСКО. С 2001г. - депутат Госдумы. В 2007г. вышел из думской фракции «Единая Россия», сейчас - член фракции «Справедливая Россия». Зампред комитета по безопасности. Секретарь центрального совета партии «Справедливая Россия». Владелец холдинга охранных агентств, в котором состоит около 3 тыс. человек, из которых больше половины - бывшие сотрудники спецслужб и правоохранительных органов.

Добавить комментарий
Проверочный код