Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№1 (826) 9 января 2012 г. Общество

Жанна Крёмер: «Доказывай, что замужем и красивая»

16.01.2012, Наталья Провалинская
Накоротке
Споры вокруг истории с гарными дивчинами из Femen, до глубины души потрясшей Беларусь, уже поутихли. По этому поводу высказались все кому не лень, кроме белорусских феминисток, от которых внятных комментариев по поводу топлес-перформанса у здания КГБ в Минске не поступило. Так водятся ли в Беларуси феминистки? И, если да, то где они и собираются ли мстить за украинских коллег?
Жанна Крёмер:  «Доказывай, что замужем и красивая»
«Я не считаю Femen феминистками, - рассуждает одна из немногочисленных белорусских феминисток, чье имя на слуху (по крайней мере - в блогосфере), Жанна Крёмер (Ямайкина), которая с 2008г. живет в Германии, но оттуда продолжает отстаивать права белорусских женщин и обещает вернуться. - Впрочем, они и сами от этого звания открещиваются. Их ошибка - в выборе методов. Ну нельзя бороться против проституции акциями, с которых иностранцы считывают только картинку и пишут, капая слюной на клавиатуру: «Клёвые тёлки, надо поехать развлечься!» Однако выразить отвязанным украинским коллегам благодарность в любом случае не помешает: «Они же попытались привлечь внимание мирового сообщества к проблеме политзаключенных в Беларуси. Тут не до обсуждения методов, тут надо просто сказать спасибо».

Страшные бабы, которые не бреют ноги

Оказывается, феминистки в Беларуси «водятся, но хорошо маскируются! Активизм вообще в Беларуси не очень-то цветущее явление. Феминистская среда не исключение. Наши женщины сегодня заняты выживанием».

В любом стереотипе, включая стереотипы насчет феминисток, «есть доля правды, но часто это как раз несущественная доля. Например, о том, что феминистки - «страшные бабы, которые не бреют ноги». Мы на самом деле обычные - есть и красавицы, и серые мышки. В отличие от остальных, мы просто не боимся не соответствовать требованиям масс-культуры к нашей внешности. С трудом представляю себе убежденную эмансипе, которая ставит себе силиконовый пятый размер груди. А ноги многие бреют. Я - нет. Не растет там у меня ничего!»

В РБ существует «ряд общественных организаций - они борются с торговлей людьми или поддерживают женское предпринимательство. Но феминистскими они сами себя не называют. Боятся, наверное, что на них клише повесят и станут настойчиво «мужика хорошего» желать».

Кое-кто тут считает феминисток эгоистками: всей стране плохо, а им лишь бы поставить на место мужской пол. Но здоровый эгоизм «должен быть у человека любого пола. Почему женщина должна положить «на алтарь любви» свою самореализацию, а мужчина - тратить годы жизни в самом лучшем возрасте на нашу безальтернативную армию только потому, что не повезло родиться с определенной формой половых органов? У любого человека должен быть свободный выбор - точка! Это и есть мой феминизм».

Лекции против насилия в деревнях

Около года назад «я попробовала собрать знакомых мне белорусских феминисток вместе с целью поговорить и с перспективой действовать. Так образовалась инициативная группа «Крапiва беларуская». Нас не много, но мы бодримся. Уже несколько лет существует наш PDF-журнал о равноправии AMPHI. В этом году начнем делать женское радио FEM.FM. Все это силами белорусских активисток».

В прошлом году «мы отправили Ермошиной [Надежда Ермошина, глава Центризбиркома. - «БелГазета»] в подарок за победу в номинации «Сексист года» кастрюлю. Делали в Интернете флеш-моб с фотографиями возмущенных активисток, которые против того, чтобы им указывали, варить ли им борщ или участвовать в демонстрациях. Пару лет назад девушки выходили на улицы в свадебных платьях с нарисованными фингалами на лицах в знак протеста против насилия в отношении женщин. Сейчас по объективным причинам остался сплошной киберактивизм».

Так что «медленно и печально, но понемногу работаем в направлении просвещения соотечественников. Наше общество еще на этапе «Слышь, как этот «феминизм» пишется-то? Через «е» или через «и»?» Лет через 10-20, может, до уличных акций и дозреем. Если к тому времени за сбор больше трех не будут расстреливать, конечно».

Лично ей бы очень хотелось «видеть в Беларуси перформансы и лекции против насилия (особенно в деревнях), уроки толерантности в школах, кампании против алкоголизма, дома для жертв насилия, курсы профориентации и самообороны для девушек».

Что касается акций уличного формата, «у меня есть конкретные идеи для феминистских стенсилов (трафаретного граффити). Но отправлять это делать кого-то, кроме себя, в нынешней ситуации в стране не решаюсь, а я пока за границей. Поэтому, если увидите в Минске граффити с месседжем о гендерном равноправии - возможно, я вернулась».

Муж-феминист

Она уехала из страны в 2008г.: «Нуждалась в лечении, которое в Беларуси не проводится. Я изучала социологию в Вене, потом переехала в Германию с семьей, изучаю журналистику, лечусь и иду на поправку. Вернуться хотела бы, хотя заниматься активизмом и просветительской работой на пользу родине благодаря Интернету сегодня можно из любой точки Земли. Что я и делаю. Воспоминания только с собой не перевезешь, как и могилки родственников и бабушкин дом. Скучаю, конечно».

С гражданскими правами любого меньшинства в Германии «значительно лучше, чем в РБ. Я стараюсь мотать на ус, чтобы потом дома воплотить самое удачное из подсмотренного. Но и свои проблемы у них тоже есть. Садики, например, работают в основном до полудня. Это делает выбор - учеба (работа) или ребенок - для многих женщин слишком тяжелым. Белорускам легче совмещать».

Ну а если уж «назвался у нас феминисткой - буть добр, отбивайся от вопросов про свою внешность и личную жизнь, докажи, что замужем и красивая. Это грустно. Скажу лишь, что мой муж - феминист, и наши взгляды на мироустройство совпадают. Все мои активистские проекты я делаю с его поддержкой».
Ее идеал мужчины - «умный (обязательно), добрый (обязательно), либеральный (обязательно), спортивный (опционально), феминист (строго обязательно). Питаю эротическую слабость к повышенной растительности на теле. Предпочтение отдаю кареглазым обладателям ямочек на щеках».

Ермошина как женоненавистник

Единственный женоненавистник в Беларуси, «которого я знаю, - Лидия Ермошина. Только ненавистью я могу объяснить ее возмутительные комментарии о белорусских женщинах. То активисток в возрасте дурами обзовет, то всех молодых белорусок - плохими матерями и женами. По-моему, даже Лукашенко с его рассуждениями о «мытых доярках» недотягивает до нее по злобности выражений».

Одна из самых активных женских групп в Беларуси сегодня - «жены и мамы политзаключенных. Они заслуживают огромного уважения. Но не соглашусь с тем, что они волей-неволей играют роль феминисток. Их задача сейчас - защищать своих мужчин, бороться за любимого, за сына, за семью. Эта идея может быть органична и в феминистском, и в патриархальном исполнении».

Номинально у нас «неплохое законодательство, права у мужчин и женщин равны. Проблема равенства не в законах, а в головах, в быту. Ведь нигде не прописано в законе, что наличие детей или возможность в ближайшее время родить ребенка должны рассматриваться работодателем как недостаток будущего сотрудника. Но если у мужчины и у женщины одинаковая квалификация и у обоих по маленькому ребенку, к гадалке не ходи - на работу возьмут мужчину».

Или вот случай недавний: «Папе-военному отказали в возможности взять отпуск по уходу за ребенком, хотя больше некому в этот отпуск уходить - супруга умерла. Даже если б не умерла, это его право, прописанное в законе. Но в реальности - не мужское дело, ему говорят».

От дискриминации по половому признаку «страдают, кстати, оба пола. Просто мужчины этого пока еще не поняли. Я часто слышу в качестве аргумента: «Ну и что, что вам хуже платят, зато нас в армию отправляют». Но это совсем не аргумент! Сомнительное равноправие - уравновешивать страдания одних страданиями других».

 

Детектор лжи

- Вы мужененавистница?

- Нет.

- Вы закомплексованная малопривлекательная дама с неудавшейся личной жизнью?

- Вряд ли.

- Президент сказал, что с правами женщин в Беларуси дело обстоит лучше, чем в этих ваших Европах. Это правда?

- Нет. Хотя и там не все гладко.

- Вы вернетесь в Беларусь?

- Да.

- Белорусские власти когда-нибудь запугивали немногочисленных здешних феминисток?

- Нет.

- Вы осуждаете тех, кто называет Femen проститутками?

- Да.

- Вы завидуете славе Femen?

- Объему славы - да, качеству - нет.

- Вы смогли бы раздеться на крыльце КГБ?

- Нет.

- История с Femen заставит белорусских феминисток очнуться, сплотиться и выйти на крыльцо КГБ?

- Нет.

- Собираетесь ли вы в ближайшее время устроить в Беларуси какие-нибудь яркие провокации?

- Нет. Будет нудная работа без провокаций.

- Вы не боитесь после одной из своих будущих акций (если таковые состоятся) оказаться в лесах, с волосами в зеленке и с психологическими травмами?

- Боюсь.

- Вы когда-нибудь применяли насилие по отношению к мужчине?

- Да. В состоянии аффекта. Жалею об этом.

- В Беларуси есть известные мужчины-женоненавистники?

- Я таких не знаю.

- Хочется ли вам иногда защитить от чего-либо или кого-либо белорусских мужчин?

- Конечно. Мой сын - тоже белорусский мужчина. Обидчиков порву на тряпки.

 

Контратака

- Достал розовый цвет для девочек! В детский магазин зайдешь - в девчачьем отделе один цвет молодого поросенка. Одежки розовые, игрушки - розовые куклы, тетрадки розовые, велосипеды - и те розовые. Прекратите зомбировать детей! Рожу девочку, никогда по своей воле ей розовых рюшек не надену. Пусть учится любить все многообразие цветов!

Добавить комментарий
Проверочный код