Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№50 (824) 19 декабря 2011 г. Визави

Спiсалi пiсьменнiка

19.12.2011
Союз писателей избавился от возмутителя спокойствия
XVI съезд Союза белорусских писателей (СБП) прошел не так бурно, как ожидалось, но и не без кадровых скандалов. Из числа членов союза был исключен председатель ревизионной комиссии союза Василь Яковенко, на протяжении нескольких лет тщетно обвинявший руководство СБП и лично его председателя Алеся Пашкевича в финансовых махинациях. Пост председателя СБП в этот же сложный и одновременно судьбоносный для организации день Пашкевич в ходе всеобщего тайного голосования уступил бывшему зампреду СБП, главному редактору журнала «Дзеяслоў» Борису Петровичу (Саченко). Обсудить интриги и метаморфозы в рядах СБП корреспондент «БелГазеты» Максим Иващенко предложил опальному экс-председателю ревизионной комиссии СБП Василю ЯКОВЕНКО и экс-председателю союза Алесю ПАШКЕВИЧУ.
Максим ИВАЩЕНКО



ВАСИЛЬ ЯКОВЕНКО: «ИЗ-ЗА МОЕЙ НАСТОЙЧИВОСТИ ОНИ МОГЛИ БЫ ОКАЗАТЬСЯ ЗА РЕШЁТКОЙ»

- Какова официальная формулировка причины исключения вас из союза?

- Сначала они распространили в Интернете информацию, что я состою сразу в СБП и провластном Союзе писателей Беларуси (СПБ), и поэтому меня вместе с Эдуардом Скобелевым выкинули из СБП. Скобелев известен как человек скандальный, руководству нашего союза выгодно было поставить меня с ним на одну доску. После того как они не смогли доказать, что я состою в двух союзах (я действительно состою только в СБП), они дали мне формулировку, которая и прозвучала на съезде: за поклеп на руководство, за неподчинение совету союза… Поскольку я складывал с себя полномочия председателя ревизионной комиссии, съезд был для меня последним боем.

- Когда этот бой начался?

- Года через 2-3 после XIV съезда. Благодаря действиям руководства союза мы окончательно лишились Дома литераторов, где у нас на тот момент еще оставалось два кабинета. Алесь Пашкевич, с 2006г. выполняя одновременно функции председателя Беллитфонда и главы СБП, допустил в офис союза штаб кандидата в президенты Александра Козулина. Это было его личным решением. Тем самым он подставил союз, и нас вышвырнули на улицу.

При Пашкевиче союз точно так же лишился Беллитфонда - организации, выполнявшей функции писательского профсоюза, у нас забрали и продали с аукциона дом отдыха «Ислочь». Грубые просчеты и ошибки руководства союза привели к тому, что писательская организация попала в полосу накатов, судов и отчуждения писательской собственности.

А тут как раз в «Литературной газете» появилось сообщение: нашему союзу писателей перечислена некоторая сумма от Международного литфонда. Размер помощи указан не был, но я, как глава ревизионной комиссии, заинтересовался, что же это за деньги. В Москве, в этом фонде, бухгалтерия мне выдала бумагу, согласно которой на счет СБП было перечислено более $14 тыс. У нас как раз давно не переиздавался справочник Союза писателей, и я на совете поставил вопрос: почему бы нам не переиздать эту книжечку, это же основа для организационной работы? А Пашкевич мне отвечает: «Василь Тимофеевич, если у вас есть деньги - давайте переиздадим» . А я же знал, что деньги из Москвы пришли, деньги немаленькие, и в совете союза никто об этом ничего не знает. Следовательно, это является тайной Пашкевича и его лучшего приятеля, экс-зампреда союза и редактора журнала «Дзеяслоў» Бориса Петровича (Саченко).

Мне удалось получить из литовского банка в Вильнюсе справку о движении средств, которые нам были переведены. Также ко мне в руки попала и расписка Саченко в получении этих денег. На ревизионной комиссии мы обсудили этот вопрос и решили потребовать от Пашкевича объяснений. Пашкевич ответил: «Союз писателей никаких денег не получал и даже не имеет счета в литовском банке» .

В итоге, после многочисленных заседаний, фарса, лжи и фальсификаций, в апреле 2011г. в ревизионную комиссию поступила рекомендация переизбрать главу комиссии, т.е. меня. Вместе с рекомендацией следовал и ультиматум: «В противном случае Совет оставляет за собой право на очередном заседании исключить Яковенко из рядов СБП» . В протоколе N4 заседания ревизионной комиссии читаем: «Рекомендацию Совета СБП считать юридически необоснованной и немотивированной; обратиться в Минюст и другие правомочные органы с просьбой помочь разобраться в сущности конфликтной ситуации в СБП» .

- И Минюст никаких подтверждений вашим словам не нашел…

- Минюст передал дело в прокуратуру. Следователи хорошо взялись за это дело, они были настроены на то, чтобы его распутать, вызывали и Пашкевича, и Саченко. Саченко признал, что он какие-то деньги получал, а Пашкевич заявил, что с Международным литфондом никаких отношений у него не было и что СБП не имеет никаких счетов в литовских банках.

Наше посольство написало письмо в МИД Литвы, чтобы оно поспособствовало получению информации по этим счетам. Но это было уже после того, как начался шум вокруг «дела Беляцкого», и литовская прокуратура отказалась предоставить белорусской стороне информацию, касающуюся СБП.

И знаете, я рад такому повороту дела. Потому что, если бы литовская сторона предоставила необходимые материалы, там могла бы оказаться сумма в 10 раз большая. Их бы судили, и мне было бы неприятно, что из-за моей настойчивости Пашкевич и Саченко могли бы оказаться за решеткой.

Я считаю, что это хорошее завершение истории. Но то, что они решили меня обругать на съезде, - это уже нарушение всех этических норм, пусть бы уже молчали тихонько.

На съезде мне не дали возможность представить доклад о работе ревизионной комиссии. И исключали меня странно: 100 человек проголосовали за то, чтобы поддержать решение совета и исключить меня, 22 - против, 29 - воздержались. И было объявлено, что на съезде присутствует 219 писателей. А по уставу решение принимается, когда его поддерживает большинство присутствующих.

- У вас уже изъяли членский билет союза?

- Нет, билет у меня никто не забирал. Я думаю, что и не заберут: большинства голосов за мое исключение на голосовании не было, поэтому юридически я останусь в этой организации.

Я написал письмо в Минюст, где изложил сложившуюся ситуацию. А с Пашкевичем и Саченко сражаться смысла не вижу: там, где они берут деньги и гранты, пусть там их берут и дальше.

- Для вас исключение из СБП - большая трагедия?

- Вот я и сижу тут, побитый, думаю, что и как. В таком союзе, где собралась какая-то кодла, действующая и роскошествующая от лица всей организации, мне состоять не особо и хочется.

Могу сказать, что я вырос во вполне самодостаточного, колоритного писателя. В прошлом году вышло второе издание моей трилогии «Пакутны век». Для белорусской литературы «Пакутны век» - вещь небывалая: это то произведение, о котором мечтали Кузьма Чорны, Михась Зарецкий - писатели, на которых держится наша литература. Они мечтали о таком произведении, мечтали показать жизнь народа в поколениях, в драмах и трагедиях, из которых вышел наш народ. В моем романе это все есть.

- Может, «Пакутны век» - это тот самый роман, который уже устал выбивать из белорусских писателей президент, требуя положить ему на стол нашу «Войну и мир»?

- «Пакутны век» я отправил президенту еще в октябре 2009г., подписав книгу так: «В связи с вашим выступлением перед журналистами. Вот именно то произведение про народ и массы, про «войну и мир» в исторической перспективе - книга, которая ждет своей популяризации и перевода на русский язык» . Потом написал главе администрации президента Владимиру Макею: «Подписал президенту книгу, может, она где-то затерялась? Пожалуйста, поищите ее, если она никому не нужна, то верните мне» . И мне пришел ответ из администрации от начальника по работе с обращениями граждан и юрлиц Станислава Буко: «Уважаемый Василь Тимофеевич! На ваше обращение, поступившее в администрацию президента РБ, сообщаем, что книга «Пакутны век» передана в президентскую библиотеку РБ на постоянно действующую выставку «Книги, подаренные президенту РБ», акт передачи от 07.04.2010. Примите сердечные пожелания доброго здоровья, благополучия и творческих успехов» .

- Получается, президент в курсе того, что его задача выполнена?

- В этой книге есть и президент, он там один из героев - действие романа я дотянул до сегодняшних дней. Моя книга - панорамное произведение, она в т.ч. про исторических личностей, у меня на 85% герои трилогии - реальные.

СПРАВКА «БЕЛГАЗЕТЫ».Василь Яковенко родился в 1936г. в деревне Пожихор (Гомельская область). В 1956г. окончил Белорусский индустриальный техникум по специальности «геологоразведка»; в 1966г. - заочно журфак БГУ. В 1956-58гг. - служил в Советской Армии; 1972-77гг. - редактор отдела науки и искусства журнала «Полымя»; 1977-78 гг. - секретарь правления Союза кинематографистов БССР. С 1990г. - президент Белорусского социально-экологического союза «Чернобыль». Член Союза писателей БССР и СССР с 1977г.

АЛЕСЬ ПАШКЕВИЧ: «НА ПРОТЯЖЕНИИ ДВУХ ЛЕТ ОН ТРЕТИРОВАЛ И ДИСКРЕДИТИРОВАЛ НАШУ ОРГАНИЗАЦИЮ»

- На посту председателя СБП вы находились два срока - на протяжении девяти лет. Что вам удалось сделать за это время?

- Это были непростые годы как в жизни каждого из членов СБП, так и всей организации. Мы потеряли Дом литератора, писательскую поликлинику, был ликвидирован Беллитфонд, почти год организация действовала в своеобразном подполье, мы проходили самые изощренные проверки, членов СБП старались запугать и перетянуть в другой союз, СПБ… Несмотря на все это, СБП остается на сегодняшний день легальной работающей организацией, старейшей творческой организацией Беларуси.

За девять лет моего председательства в СБП было сделано очень многое. Мы возобновили былую союзную инфраструктуру (пусть и в несколько другом формате): у нас есть два независимых литературных журнала, организовали собственную книжную серию «Кнiгарня пiсьменнiка», подсерию для молодых литераторов «Пункт адлiку».

- На третий срок не пошли из демократических соображений?

- В первую очередь - именно поэтому, новая кровь должна вливаться в деятельность любой организации, тем более творческой. Менять устав и идти на третий срок у меня не было никакого желания. И еще признаюсь откровенно: годы идут - хотелось бы задуматься над тем, что я в первую очередь литератор.

- А за что вы так сурово обошлись с классиком белорусской литературы Василем Яковенко?

- В Интернете сначала прошла неправильная информация - будто бы он исключен за то, что состоит одновременно в СБП и СПБ. Он не является членом СПБ. А совет СБП исключил Яковенко из числа членов Союза не как функционера или главу ревизионной комиссии, а как писателя - рядового члена организации. Исключили его как литератора, который на протяжении года публиковал и распространял информацию, не соответствующую действительности, дискредитирующую руководство СБП и весь союз. Информация, которую распространял Яковенко, не подтвердилась в ходе проверок Минюста, прокуратуры и ОБЭП.

- Какие, на ваш взгляд, мотивы были у Яковенко?

- Поклепы и грубые публичные оскорбления готовились специально к съезду - возможно, чтобы совершить переворот внутри организации, внести раскол в деятельность руководства. Яковенко на протяжении не одного десятилетия демонстрирует подобную бурную деятельность. К сожалению, она не всегда приносит созидательные результаты и идет на пользу организациям, в которых он состоит. Говоря о мотивах Яковенко в его кампании по очернению руководства СБП, я не исключаю такие факторы, как особенности его характера, желание добиться власти в союзе и общую деструктивную позицию. К сожалению, мы не можем подтвердить фактами наши версии, поэтому, чтобы не уподобляться тому же Яковенко, многого из того, о чем подозреваем, говорить не можем.

- А что это вообще за орган СБП - ревизионная комиссия? Взбунтовавшийся против руководства союза аппендикс?

- Ревизионная комиссия - орган, утвержденный уставом. Он должен проверять как финансовые, так и другие области деятельности СБП. Три совета на протяжении года мы посвящали рассмотрению наговоров Яковенко. Председатель ревизионной комиссии, как выяснилось, сам грубо нарушал устав СБП: он не смог представить мне ни одного протокола заседаний комиссии. Более того, сегодня очевидно, что за пять лет документально не подтверждено ни одного кворумного заседания ревизионной комиссии. Яковенко подменил собой коллегиальный орган и от его имени на протяжении последних двух лет третировал и дискредитировал нашу организацию.

- А $14 тыс. из Международного литфонда на счет СБП в литовском банке все-таки поступало?

- Эти наговоры Яковенко проходили проверку в очень компетентных инстанциях - ничего не подтвердилось. Общественное объединение СБП не имеет и не имело счетов за рубежом - ни в Вильнюсе, ни в Европе, ни в Эфиопии.

- Действительно ли Минюст Литвы отказался предоставить белорусской прокуратуре данные по банковским счетам СБП после шума вокруг «дела Беляцкого»?

- Запрос белорусской прокуратуры в Литву, насколько я помню, поступил раньше - нас проверяли в начале лета 2011г., еще до скандала с Беляцким.

- На какие же средства существует союз?

- СБП не получает грантов. Есть членские взносы, но они покрывают только телефонные переговоры и аренду помещения. Мы не получаем здесь зарплату, работаем на общественных началах, как волонтеры.

- Еще Яковенко обвиняет руководство СБП в политизации деятельности объединения - мол, вы пустили штаб Александра Козулина в Дом литератора, в результате чего союз выбросили на улицу…

- Это фантазии Василя Тимофеевича. Никакого штаба Козулина в здании, которое на тот момент принадлежало управделами президента, не было. В Доме литератора с 1994г. проходили десятки оппозиционных встреч, съездов, форумов - шлейф за Домом литераторов, как «местом собраний оппозиционного сообщества» тянется еще с тех времен. Действительно, в Доме литераторов проходили мероприятия с участием Козулина, но СБП к этому отношения не имел: летом 2006г. Козулин сам снял кафе Дома литераторов, и это подтвердил директор кафе в Верховном суде.

Я скажу больше: уже после того как СБП покинул Дом литератора, в октябре 2006г. прошел очередной съезд, на котором я был снова выбран на должность председателя. Таким образом, это говорит об общей позиции СБП: если бы члены союза видели, что СБП становится излишне политизированным, они бы выразили недоверие Пашкевичу.

- А трилогия Яковенко «Пакутны век» - это та самая «Война и мир», о которой президент уже сколько лет просит белорусских писателей? Почему бы руководству СБП не простить великому писателю некоторые странности?

- Не будем так разбрасываться титулами: в рядах СБП были, есть и будут куда более великие прозаики и поэты. Тем не менее «Пакутны век» - нужная, значимая работа, в которой автор попробовал отобразить многие пути и перипетии становления белорусского государства, выписать фигуры многих значимых белорусов. Получилось у него или нет - судить критикам и читателям. Мне на память приходит только один случай: когда мы еще ездили с Яковенко на встречи с читателями, наибольшее впечатление на публику производил момент, когда он с грохотом ронял трилогию на трибуну. Первые ряды просто вздрагивали…

Исключая Яковенко, мы не разделяли в нем человека, главу ревизионной комиссии и прозаика - вопрос решался комплексно. Когда совет принимал решение об исключении Яковенко, два человека воздержались - среди них был и я. Я воздержался как человек, которого могли бы подозревать как заинтересованного в этом вопросе.

- Действительно ли избрание Саченко, у которого СБП арендует якобы принадлежащие ему помещения, на пост нового председателя союза проходило на безальтернативной основе?

- Честно говоря, мы такого еще не слышали. СБП просто арендует это помещение у владельца на выгодных условиях. А перед съездом несколько месяцев мы занимались поиском альтернативы на пост председателя. Обратились к 20 членам СБП, в т.ч. к Владимиру Некляеву. Все взяли самоотвод: мы не нашли человека, который бы в такое сложное, непредсказуемое время согласился бы пойти на эту должность. Саченко сначала не хотел быть председателем СБП, ему и с журналом «Дзеяслоў» хватает хлопот.

СПРАВКА «БЕЛГАЗЕТЫ». Алесь Пашкевич родился в 1972г. в Слуцком районе. В 1994г. окончил филфак БГУ, кандидат филологических наук. Работал преподавателем БГУ, в газете «Чырвоная змена», ответственным секретарем и заместителем главного редактора журнала «Першацвет», руководителем отдела поэзии журнала «Нёман». В 2002г. избран председателем СБП. В 2006г. переизбран председателем СБП на второй срок.
Добавить комментарий
Проверочный код