Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№50 (824) 19 декабря 2011 г. События. Оценки

«Надо отодвигать от кормушки»

19.12.2011
Учёным нужно искать деньги
16 декабря на семинаре руководящих работников республиканских и местных госорганов Александр Лукашенко предложил пересмотреть финансирование Национальной академии наук. В частности, президент поручил сократить ее бюджет на будущий год на 25-30%, т.к. ученые сами в состоянии зарабатывать.
Виктор МАРТИНОВИЧ



«Ученых , - сказал президент, -потихоньку надо отодвигать от кормушки» , т.к.«пока будем давать невозвратные деньги из бюджета, не только ученые, но и производственники ничего делать не будут» . Одновременно с этим интернет-газета «Солидарность» нашла на белорусских биржах труда потрясающие объявления, свидетельствующие о том, насколько нежирную пищу подают в ту самую кормушку людям от науки. Оказывается,«Институт подготовки научных кадров Национальной академии наук готов платить кандидату наук 1 млн. руб., а лингвистический университет ждет преподавателя высшего учебного заведения за 680 тыс.» . В то же время зарплата уборщика территорий в одном из УП Партизанского района - Br1,7 млн., дворника - Br1,8 млн. «А вот если устроиться грузчиком на пивзавод «Оливария», то за работу в одну смену можно получать и вовсе 2,5 млн.» , - сообщает «Солидарность».

Таким образом, если нынешнее состояние дел в оплате труда ученых считается «пребыванием у кормушки» , а впереди - их плавное от этой самой кормушки «отодвигание» , возникает вопрос: что делать этим бедолагам, потратившим десятки лет на собственную учебу, защиту диссертаций и написание монографий? Самый простой способ решить финансовую проблему для старшего преподавателя или доцента белорусского вуза - трудоустроиться на полставки грузчиком на «Оливарию», дорожным рабочим (Br3 млн. в месяц) или кузнецом на молоте и прессе (Br3,4 млн.). Но есть подозрение, что подорванное годами корпения над книгами здоровье работу на два фронта не выдержит.

А потому самое время вспомнить о том, как финансируются академии и вузы в странах Евросоюза, да и по всему миру. Как ни странно, выход научного центра или вуза на полную окупаемость - недостижимая мечта, таких вузов по миру - единицы. Можно, конечно, плавно повышать стоимость учебы, но белорусские вузы не входят даже в сотню самых престижных заведений мира. И случись еще хотя бы одно подорожание - на фоне уже произошедших, - это приведет к тому, что уезжать из страны в Чехию или Польшу станут уже не только белорусскоязычные абитуриенты, но вообще все. В условиях нынешних академических рейтингов белорусской высшей школы единственное, на что можно надеяться, - частичная компенсация затрат за счет самостоятельно привлекаемых средств. Все остальные деньги нужно где-то искать.

Как ни странно, даже в таких отрицающих вмешательство государства во что бы то ни было странах, как США, наука находится на иждивении, получает финансовую помощь от программ и агентств (правда, на конкурсной основе). «От кормушки» ее не рискуют отодвигать даже самые радикальные республиканцы. Получают вузы и академии госпомощь и в странах ЕС. Эта помощь - вместе с поступлениями от платной учебы или продажи платных услуг (реализация патентов, сотрудничество с промышленностью - все то, к чему стремились подвести НАН, да так и не смогли: белорусская наука как глобальный проект - лихорадочная попытка изобрести велосипед) - вносит свой вклад в доходную часть вуза. Впрочем, самая значительная часть поступлений - средства, привлеченные из фондов.

Повторимся, во всем мире академии и вузы - убыточны и находятся на чьем-то иждивении. Белорусская проблема - в специфической структуре этого иждивения. У нас до сих пор вузы брали исключительно у государства. Но, как показывает европейский опыт, государство - не единственный потенциальный донор. Только в Восточной Европе можно найти около десятка крупных фондов с ежегодными бюджетами на поддержку исследований, преподавателей и т.п., сопоставимыми со всеми средствами, выделяемыми госбюджетом РБ. Успешны в Литве, Польше, Чехии или Венгрии те вузы, которые с этими фондами умеют работать. Схема тут проста: подготовка заявки, добросовестное освоение денег, написание финального исследования или отчета.

Если процесс усыхания доходов ученых и ресурсов, направляемых на науку в Беларуси, продолжится, нашим вузам и научным учреждениям не останется ничего иного, как начинать работать так, как работают во всем мире, - через фонды, партнеров и доноров. Первая проблема, с которой тут придется столкнуться, - параноидальная подозрительность органов управления, курирующих образование. Почти наверняка, услышав идею об обращении к «Макартурам» или в фонд «Фольксваген», те вынесут вердикт: запретить! Ведь сама идея зарубежной помощи в Беларуси дискредитирована и имеет вражеский оттенок. Руководству вузов будет очень сложно объяснить своим кураторам из правительства, что, помимо «политических» денег, есть еще чисто «филантропические» деньги, которые такие люди, как, например, Джордж Сорос, дают на появление таких учебных центров, как Центральноевропейский университет в Будапеште.

Вторая и еще более серьезная проблема - белорусская система науки и образования даже близко не соответствует требованиям Болонского процесса и потому не конвертируется в международные схемы. Ректоров тут назначает президент, учебные программы соответствуют неким «белорусским» стандартам, очень далеким от международных, а за преподавателями отдельных факультетов прочно закрепилась роль отчисляющих исключительно «политических» студентов. Чтобы «донорская» или «фондовая» схема финансирования науки заработала, нужен не только перелом в осмыслении системы образования как автономного от государства проекта, но и серьезные кадровые чистки, приход менеджеров, владеющих языками и обладающих не такой спорной, как теперь, репутацией.

Впрочем, как бы дико ни выглядела эта перспектива сейчас, денег на существование прежней системы в стране не осталось. А потому посмотрим, у какой (и чьей именно) кормушки окажутся белорусские ученые через пять лет.
Добавить комментарий
Проверочный код