Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№49 (823) 12 декабря 2011 г. Визави

За ценой постоим

12.12.2011
Госконтроль изобличил виновников инфляции
Председатель комитета госконтроля (КГК) Александр Якобсон недоволен ценовой политикой производителей и импортеров, которые, вероломно воспользовавшись либерализацией ценообразования, в разы повысили цены на продукцию. Их рост, по наблюдениям главы ведомства, составил с начала года 204%, а «более расторопные импортеры, в основном частники, еще до объявленного в конце мая ценового моратория заложили в отпускные цены ввозимых товаров возможные коммерческие риски». Видимо, поэтому правительство умерило либерализаторский пыл и выпустило постановление N1655, которым существенно расширило перечень товаров и услуг, цены на которые регулируются. Но, как показывает практика, закручивание гаек не является панацеей. Вот и сейчас компании, на продукцию которых государство бдительно регулирует цены, с легкостью обходят запреты, просто не выпуская регулируемую продукцию. Например, нежирное молоко без добавок в магазинах не сыскать, т.к. его производство из-за доводимых цен убыточно. Поэтому покупатели, о чьем финансовом благополучии пекутся контрольные службы, напротив, переплачивают за вынужденное обогащение молока кальцием, лактулозой и витамином С . Но пойти производителям навстречу чиновники не спешат. Теперь в КГК уверены, что «следовало бы доводить до производителей требования по поставкам продукции на внутренний рынок директивно» . Отчего импортеры и производители отбились от рук и можно ли директивно опустить цены, корреспондент «БелГазеты» выяснила у председателя Мозырского межрайонного комитета госконтроля Александра ТАРАСЕНКО и директора универсама «Юбилейный-92» Владимира НЕРОЗИ.


ВЛАДИМИР НЕРОЗЯ: «НЕ ВИЖУ, ЧТОБЫ ПРОИЗВОДИТЕЛИ И ИМПОРТЕРЫ ТАК УЖ СИЛЬНО НАГЛЕЛИ»

- Производители и импортеры, которые с начала года повысили цены втрое, - неблагодарные люди? Они не оценили щедрость власти, которая упростила условия хозяйственной деятельности?

- Так ведь рубль с начала года девальвирован в 2,8 раза! И это только официальная девальвация. Далеко не всегда импортеры могли купить валюту по курсу Нацбанка, а курс черного рынка превышал нынешние Br8500 за $1. Но даже если девальвация составила 280%, а цены выросли в 3 раза, то где здесь серьезная разница? Я пока не вижу, чтобы производители и импортеры так уж сильно наглели.

Сегодня ни один производитель или импортер не работает по предоплате. Все работают с отсрочкой платежа - 30-40, а иногда 60-70 дней и даже больше. По какому курсу они смогут купить валюту к тому моменту, как с ними будут расплачиваться партнеры? Да, сейчас курс доллара падает. Но перед Новым годом так происходит всегда: люди начинают сдавать валюту - их нынешних зарплат не хватит, чтобы нормально или даже средне встретить Новый год. Каждый прикинул, что должен какую-то валютную заначку растратить. Но что будет через два месяца?

А какие будут коммунальные платежи? Сейчас до середины каждого следующего месяца мы толком не знаем, по каким ценам будем платить за тепло и свет за предыдущий месяц. То же самое - по транспорту. Так какие тогда расценки закладывать в цену, по которой продается товар? И потом, в нашей стране практикуется выход указов, прейскурантов задним числом. Каждый нормальный человек начинает страховаться.

Еще один довод в пользу производителей: с апреля многие из них потеряли огромные деньги на курсовой разнице и полной неразберихе с ценами. Их же никто не предупреждал, что делать, - они барахтались как могли. Кто-то в долги залез, кто-то закладывал квартиры, предприятия. Сегодня они пытаются восстановить свое положение.

И еще: давайте откровенно говорить о том, что много лет нам вбивали в голову зарплаты в долларах. Нам было обещано, что в декабре 2010г. мы будем получать $500, а через пять лет - $1000. С больших трибун это говорили, в прессе везде об этом сообщалось. Логично раскидать по $100 на год - получается, что в декабре этого года средняя зарплата должна быть $600. А мы не можем достичь даже половины этого показателя. Предприятия вынуждены поддерживать благосостояние своих сотрудников. Сейчас говорят об отмене лицензирования, других поблажках. Хотелось бы видеть, как кто-то из экономистов разложил бы это по полочкам: вы благодаря этим поблажкам сэкономили такие-то огромные суммы - извольте за счет них удерживать цены и при этом повышать зарплаты. Пусть рассчитают и покажут, как это можно сделать.

Осенью поступило указание выплатить людям, которые у нас работают, по Br500 тыс. на овощи из собственных средств. Хотелось бы снизить цены, но их нужно держать, потому как этот платеж и другие надо сделать из своего кармана.

И последнее: никто не отменяет требований по инвестициям, развитию, реконструкции, модернизации предприятий, изменению ассортимента. А это все требует денег. Где их взять? Если компания не будет повышать цены, то она просто разорится.

- Председатель КГК посетовал, что расторопные импортеры еще в мае, т.е. до появления моратория на повышение цен, заложили в стоимость продукции коммерческие риски…

- Застраховаться от того, что импортер из-за изменений на валютном рынке не сможет купить валюту, невозможно. Какая страховая компания возьмет на себя этот риск и потом выплатит деньги? В апреле-мае у импортеров не было никакой гарантии, что они смогут легально приобрести валюту. В итоге только в сентябре мы увидели, как стабилизировался курс. Власти долго исследовали, по какому курсу валюту действительно надо продавать. А в итоге за официальный курс был просто взят курс спекулянтов. Если реально купить доллары можно было по Br8-9 тыс., то какой дурак будет закладывать в цену Br5 тыс.?

- Государство может как-то повлиять на снижение уровня цен?

- Государство должно твердо и уверенно сказать, какой будет обстановка на валютном рынке. Государство может бороться с ценами, если оно будет разрабатывать эффективные правила и законы, по которым сможет работать бизнес, не повышая цен. До тех пор у нас будут только разговоры, лозунги, собрания. И, как раньше, все будут говорить: «Мы идем верным путем, товарищи. И впереди у нас светлое будущее» .

- Государство предпочло внести в этот процесс свою лепту, вмешавшись в регулирование цен…

- Вообще-то во всем мире рынок не руководствуется ценными указаниями сверху, а регулирует сам себя: показывает, что завозить и в каком количестве. А теперь вспомним май-июль: огромное количество проверок ходило по магазинам и следило, чтобы на полках был ассортимент не меньше, чем в январе-феврале. Во всех газетах было написано: 7 директоров магазинов сняты. Такой был флаг: мы вас всех разгоним, если не будет нужного ассортимента.

- Александр Якобсон упомянул довольно много шагов, сделанных госорганами навстречу бизнесу. Например, государство сократило количество регулируемых им цен, позволило импортерам занять доминирующее положение в некоторых сегментах рынка. Видимо, теперь их накажут за злоупотребление этим доверием…

- А за что наказывать? Представьте себе цунами (а этот обвал экономики прошел по стране, как цунами). Все пытаются барахтаться, выбираться. И вдруг по прошествии месяцев вас начинают наказывать: оказывается, вы не тем стилем выплывали - надо кролем, а вы плыли брассом. Оказывается, вы не вовремя в лодке оказались. А кто нас вообще предупреждал об этом цунами и давал какие-то указания, гарантирующие, что при их выполнении все будет ОК ? А теперь нам говорят: «Мы же вам помогали!» В те дни я не видел никакой помощи, ничего, кроме давления, проверок, ценных указаний, установок, ничем не обоснованных ограничений и требований.

- Еще один упомянутый главой КГК либеральный шаг навстречу бизнесу - отмена лицензирования розничной торговли в общественном питании…

- То, что отменили лицензирование, - это прекрасно. Но все это облегчило нам только бумаготворческую работу, походы в исполкомы, различные комитеты и поклонения чиновникам. А как это сказалось на нашей экономике? Мы и сейчас должны исписывать кучу бумаги. Мне иногда кажется, что в Беларуси самый выгодный бизнес у того, кто поставляет писчую бумагу. Ведь доходит до того, что в день иногда приходится ставить до 500 подписей! Все в какие-то отчеты - постоянно мы что-то куда-то несем, о чем-то отчитываемся.

- Как объясните тот факт, что предприятия увиливают от производства продукции, цены на которую административно удерживаются на заниженном уровне?

- Это объяснимо. Предприятия заставляют выпускать заведомо убыточный товар. Эти убытки надо чем-то покрыть. И производитель обращает больше внимания на тот товар, которым он может покрыть убытки и показать хоть какую-то рентабельность. Магазины стараются по требованию покупателей, чтобы у них был товар, цены на который ограничены. Мы прикладывали огромнейшие усилия, чтобы у нас он был, даже начали работать с новыми поставщиками. Многие пошли нам навстречу, хотя иногда все равно были перебои с дешевым товаром.

В свое время мы стажировались в Москве. Там были отдельные предприятия, которые имели дотации от государства и выпускали только дешевые социально значимые товары. Например, дешевое, но абсолютно не жирное молоко, хлеб (хотя никто точно не знал, сколько в нем муки), колбасы с симпатичным видом и смешной ценой. Магазины эти товары бесперебойно получали - от них требовали обеспечить их наличие. Правда, те, кто эти товары пробовал, хорошенько задумывались, покупать ли их в следующий раз. Но те, кто совсем не мог позволить себе покупать более дорогие товары, могли питаться этими продуктами. У нас же никто дотаций не дает, но требуют производить дешевый товар себе в убыток.

Столоначальники дают указания, но не вникают в экономическую сущность и не несут никакой ответственности за конечный результат. Наоборот, они же потом будут требовать от производителей большей эффективности. И самое интересное: когда начальник меняется (старый идет на повышение или его переводят в какой-то другой район), то его последователь говорит: «А ведь я вам этих указаний не давал! А кто что до меня давал, так меня это не волнует». Но ведь мы выполняем указания не какого-то Петрова или Иванова, а конкретного лица, занимающего эту должность!

В исполкомах есть экономические отделы. Пусть они покажут, как предприятия, четко выполняя приказы, могут повысить зарплату, удерживать цену и при этом не разориться. Пусть бы какой-то небольшой молочный завод возглавили работники исполкомов или проверяющие. Пусть бы они там продемонстрировали, как можно производить дешевое 1,5-процентное молоко.

- Как вам предложение создать такую аккумулятивно-распределительную систему, в которой убытки одних предприятий покрывались бы за счет прибыли других?

- Это административный бред. Если на меня повесить убыточный магазин, то он вообще работать не будет. Он будет знать, что я ему подкину нужную сумму и что он мне ее отдавать не должен. Другое дело, если эффективному предприятию на льготных условиях отдадут убыточный завод. Через некоторое время - после вывода этого завода на эффективную работу - первая компания отдает государству заранее оговоренную небольшую сумму, и завод становится ее собственностью. Или этот убыточный завод под гарантию своих активов берет у успешного предприятия деньги в долг под проценты. А если не рассчитывается, то собственность завода переходит кредитору. Тогда это будет интересно. А когда чиновники начинают говорить: «Эй, ты оттуда передавай деньги сюда», - это сказка про белого бычка. Это их излюбленная логика.

СПРАВКА «БЕЛГАЗЕТЫ». Владимир Нерозя родился в 1952г. в Черновцах (Украина). Окончил Минское торговое училище, в 1977г. - Институт народного хозяйства. С 1969г. работает в торговле. Был учеником продавца, продавцом, завотделом, инженером-экономистом управления торговли. В 1979-85гг. - директор 11-го центрального магазина. С 1985г. - директор универсама «Юбилейный». Сотрудничает с БГЭУ, Минским торговым колледжем, Государственным институтом повышения квалификации и переподготовки руководящих работников и специалистов Минторга. Женат, имеет сына.



АЛЕКСАНДР ТАРАСЕНКО: «НАГОНЯЮТ СЕБЕ ПРИБЫЛЬ И НЕ ВЫПУСКАЮТ ДЕШЁВУЮ ПРОДУКЦИЮ»

- Как вы отслеживаете уровень цен и препятствуете их завышению?

- Еженедельно проводим мониторинг торговых сетей в Мозыре и пяти районах, которые обслуживаем. Есть перечень социально значимых товаров - сейчас в него входит 11-12 продуктовых товаров и 17 промышленных, но скоро он будет расширен, - цены на которые регулируются государством. Завышения цен как такового на эти товары первой необходимости мы не обнаруживаем. Но сегодня есть производители, которые просто не выпускают продукцию, цены на которую регулируются государством.

Например, молоко жирностью 1,5%, цена на которое регулируется, завод не выпускает, а выпускает молоко жирностью 3,6%, на которое свободная цена. И заставить его невозможно. То же самое по хлебу. Более дешевый ржаной хлеб выпускается только для закрытых учреждений. То есть не в таком количестве, которое необходимо. Тоже не заставишь. Комитет госконтроля рекомендовал Совмину ввести обязательный перечень для производителей продукции. Нужно довести квоты выпуска социально значимой продукции.

- Население часто жалуется на высокие цены?

- Ранее поступали жалобы на отсутствие товаров. Сейчас не поступают - в продаже есть и молочная продукция низкой жирности, и мясная. По ценам были звонки. Мы рекомендовали исполнительной власти принять к сведению уровень цен наших предприятий.

- Александр Якобсон фактически обвинил производителей в том, что вместо благодарности за свободное ценообразование они повысили цены…

- Согласен с этим высказыванием. Мы видим перерабатывающие предприятия - не буду их называть, - которые не хотят повернуться лицом к людям. Мы знаем, какая ситуация в стране: покупательная способность уменьшилась. Но предприятия, невзирая ни на что, нагоняют себе прибыль и не выпускают дешевую продукцию.

В нашем регионе есть и мозырские молочные продукты, и калинковичские, и «Савушкин продукт», и «Бабушкина крынка». И сегодня есть позиции, которые поставляет «Савушкин продукт» и на которые уровень цен у него ниже, чем даже на продукцию нашего местного производителя.

Но есть и положительные примеры. На сегодня в Гомельской области снижена цена на масло. Есть распоряжение «Мясомолпрома», чтобы на всю молочную продукцию на 20% снизилась отпускная цена. Это направление комитетом отслеживается. Приказать мы не можем, а предложения рекомендательного характера делаем. И идут какие-то подвижки в сторону уменьшения стоимости данной продукции.

- Вам не кажется, что производителей, которые отказываются работать себе в убыток, можно понять?

- Производство низкожирной продукции для перерабатывающих предприятий убыточное. Чтобы компенсировать убытки, нужно выпускать другую продукцию, с высокой добавленной стоимостью. А когда предприятие на 98% направлено на выпуск цельномолочной продукции, то перекрыть убытки практически нечем - только поставками на экспорт.

Мы предлагали вышестоящей организации рассмотреть вопрос о перераспределении прибыли. Калинковичский завод выпускает сухое молоко и сухое обезжиренное молоко, которое пользуется спросом. Добавленная стоимость высокая, и он может компенсировать убытки от производства цельномолочной продукции. А «Мозырские молочные продукты» не могут этим воспользоваться - у них нет перечня такой продукции. Поэтому мы предлагали в рамках ассоциации мясо-молочной продукции перераспределять прибыль от одних предприятий другим.

- И какова реакция?

- Пока реакции не поступило. «Мозырские молочные продукты» начали поставки на экспорт и за счет этого стали работать прибыльно.

СПРАВКА «БЕЛГАЗЕТЫ». Александр Тарасенко родился в 1958г. в Чечерском районе Гомельской области. Окончил Белорусскую сельхозакадемию по специальности «бухучет». С 1979г. работал ревизором. С 1996г. работал в Комитете госконтроля по Гомельской области; в 2002г. возглавил Мозырский межрайонный комитет госконтроля.
Добавить комментарий
Проверочный код