Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
Продажа недвижимости за рубежом
an-larec.ru
№48 (822) 05 декабря 2011 г. Тема недели

Процессуальный возмутитель

05.12.2011
«Организовать и исполнить преступление такого масштаба могла только группа»
Едва ли не самым активным участником процесса по «делу террористов» со стороны пострадавших стал Самвел Саакян, получивший во время взрыва в метро менее тяжкие телесные повреждения. Через несколько недель после начала судебного следствия судья Александр Федорцов уже безошибочно узнавал его среди прочих, вздыхая: «Да, Саакян?» - когда тот вставал для заявления очередного ходатайства, - впрочем, практически все они председательствующим были отклонены.


Корреспонденту «БелГазеты» Андрею Беспрозванному не удалось узнать, чем занимается Самвел СААКЯН вне стен Дома правосудия («по некоторым причинам - например, на телефон приходят SMS странного содержания, в некоторых электронных СМИ публикуется информация, о которой я никому не мог сообщать, - не могу сказать, чем на данный момент занимаюсь» ), однако своими впечатлениями по поводу «дела террористов» пострадавший все-таки поделился.

- Где вы были в момент взрыва в метро?

- Выходил на перрон ст. м. «Октябрьская» из вагона электропоезда. От взрыва испытал шок, сильнейшее эмоциональное потрясение, получил травмы. Вся моя одежда была в крови и пыли. Позже судебно-медицинская экспертиза установила наличие у меня менее тяжких телесных повреждений.

- Суровый приговор стал для вас неожиданностью?

- Вынесение обвинительного приговора в отношении Дмитрия Коновалова ничуть не удивило - сам обвиняемый на стадии предварительного следствия и судебного разбирательства не отрицал своей роли в преступлениях, совершенных в 2008г. и 2011г., квалифицированных по статье «терроризм». Однако было странно наблюдать за тем, что на протяжении всего судебного процесса Коновалов молчал - ничего не говорил в свою защиту.

- А почему он молчал?

- Возможно, сам Коновалов действовал в составе организованной группы, поэтому и молчание его могу объяснить только страхом как за собственную жизнь, так и за жизнь своих близких. Сомневаюсь, что у суда было желание выяснить причину молчания обвиняемого, его нежелания давать показания в суде.

- Всех потряс расстрельный приговор Ковалеву...

- По поводу наказания Ковалева у меня возникли вопросы. Учитывался ли судом характер и степень участия в инкриминируемых деяниях Ковалева как соучастника? Считаю, что суд не изучил дело в данной части всесторонне и в полном объеме. Хочется надеяться, что в случае с Ковалевым смертная казнь в порядке помилования будет заменена на пожизненное заключение.

- Как отреагировали на приговор другие пострадавшие?

- Естественно, в зале присутствовали как сторонники вынесения самого сурового наказания обвиняемым, так и граждане (а их было большинство), обоснованно сомневающиеся в том, что именно эти ребята одни участвовали в совершении данного преступления. Лично я убежден: организовать и исполнить преступление такого масштаба могла только группа, имеющая финансовые возможности и людские ресурсы. Кстати, об этом говорил на БТ ведущий программы «Права человека. Взгляд в мир» Евгений Новиков, об этом же говорят и просто интересующиеся белорусы. Впрочем, если тщательно изучить общедоступное десятиминутное видео (запись видеокамер на ст. м. «Фрунзенская», «Купаловская» и «Октябрьская» от 11 апреля, на которых видно, как человек в темной одежде проносит сумку к скамейке на «Октябрьской», проходит в тоннель перехода на «Купаловскую», после чего происходит взрыв. - «БелГазета») с 47-й по 50-ю минуту, то можно убедиться в том, что на станции присутствовали лица, которые тщательно «вели» человека с сумкой, а потом уехали на приехавшем поезде в сторону пл. Победы.

Что касается реакции присутствовавших в зале суда, то никто особого удовлетворения вынесенным решением не проявил, многие были подавлены. Люди хотят знать правду, хотят быть уверенными, что завтра они не окажутся очередной жертвой чьей-то игры или злого умысла. Заметил, что некоторая часть активных слушателей, отнюдь не друзей и не родственников обвиняемых, не обращают внимания и на очевидные факты, считают, что обвиняемых в СИЗО психологически обрабатывают, вводят в организм психотропные препараты. Думаю, не стоит объяснять, следствием чего это является.

- А вы сами-то верите слухам о том, что Коновалова и Ковалева на протяжении всего процесса пичкали психотропными веществами, что явилось причиной их молчаливости и податливости?

- Я вообще по жизни верю только в слова, подкрепленные доказательствами и практическими поступками. А эти слухи… Это просто слухи и сплетни.

- Вы активно участвовали в судебном следствии - ходили на все процессы, записывали выступления, подавали ходатайства, задавали вопросы. Почему?

- Прежде всего интересовало, кто и зачем совершил данное преступление. В том, что ходил на процессы, присутствует и личный момент: меня интересовал данный процесс не только как потерпевшего, но и как простого гражданина, который наблюдает со стороны за тем безумием, которое происходит у нас в стране. Не выглядит ли странным, что вслед за актом терроризма в нашей республике происходит обвал национальной валюты, пропажа с прилавков магазинов социально значимых товаров, массовое подорожание всего и вся, фактическое снижение уровня зарплаты у основной массы населения? Если рассматривать данные факты в комплексе, то мы придем к выводу, что лица, заказавшие и организовавшие данное преступление, явно знали о намеченных мерах и последствиях их принятия.

Однако стремление докопаться до истины вызвало подозрение у суда, что вылилось в конечном итоге в запрет ознакомления с материалами дела до начала судебного разбирательства, частые отказы в ходатайствах.

- В один из дней процесса суд не удовлетворил ваше ходатайство о вызове в зал и допросе сотрудников «Алмаза», проводивших задержание Коновалова и Ковалева. Тогда вы покинули зал…

- Я дважды подавал ходатайство о вызове лиц, участвовавших в задержании 12 апреля Коновалова, Ковалева и Почицкой. Обратил внимание, что если суд посчитает невозможным допросить вышеназванных лиц в открытом судебном заседании, то в соответствии с УПК РБ можно провести допрос в закрытом судебном заседании. Считал и считаю, что для установления истины необходимо было допросить сотрудников органов внутренних дел, чтобы все-таки узнать, как они вышли на след предполагаемых преступников. Если суд решил не исследовать данное обстоятельство и не раскрывать тайну задержания, то отказ в удовлетворении данного ходатайства должен был быть мотивирован, чего я и другие не услышали. Это дает зеленый свет для всевозможных рассуждений и построения версий.

Когда просишь у суда мотивировать отказ, когда ссылаешься на постановления пленума Верховного суда, а в ответ тебе делают замечание, то единственный выход в данном случае - просто выйти из зала и не дать выхода эмоциям наружу. Касаясь вопроса правомерности отклонения ходатайств, надо подождать протокола судебного заседания и, возможно, принесение замечаний на него.

- Почему иные потерпевшие не брали с вас пример и не столь активно участвовали в процессе?

- Причиной этому могли быть работа, нехватка свободного времени, прецедент с Александром Крутым (Крутой активно участвовал в процессе на начальном его этапе, представляя интересы пострадавшей дочери Инессы Крутой, однако 20 сентября был задержан милицией по обвинению в хулиганстве: как следует из постановления о задержании, 17 августа, находясь в кабинете одного из мед-

учреждений Минска, он вылил содержимое двух банок с мочой на главврача.
- «БелГазета») и т.д. Но не будем забывать: на данном процессе вопросы в ходе судебного следствия задавал не только Саакян Самвел, но и потерпевшая Людмила Жечко, потерпевшие Роман и Андрей. Андрей и Людмила участвовали в прениях, оценивали изученные судом доказательства, хотя практического результата от их выступления мы не увидели.

- Суд постановил приговоренным к смертной казни Коновалову и Ковалеву выплатить гигантские суммы медучреждениям, где лечились пострадавшие от терактов. Вам это не кажется странным?

- Это большой вопрос - иск предъявлялся конкретно обвиняемым, у которых и особого имущества-то нет. После того как осужденных расстреляют, исполнительное производство будет прекращено. Так что истцам, которые поспешили подать гражданские иски, не на что особо рассчитывать. Все вышесказанное касается имущественного и морального вреда. Такова наша реальная и правовая действительность.
Добавить комментарий
Проверочный код