Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№48 (822) 05 декабря 2011 г. Тема недели

По полной программе?

05.12.2011
 
Во все времена так было: приговоры по резонансным делам становились не только исполнением буквы закона, но и определенной данью общественному мнению. И от виртуозности судей зависело, будет ли удовлетворена их вердиктом лишь госпожа Фемида или параллельно долю удовольствия получат широкие народные массы, чей голос, как известно, vox Deus . А в истории бывали случаи, когда, недовольный слишком мягким или, наоборот, чересчур суровым приговором, народец хватал вилы, дреколья и принимался вершить правосудие по собственному укладу.
Дмитрий РАСТАЕВ



Но белорусский народ - народ особенный. Его vox отчужден, сублимирован и инсталлирован в уста главного белоруса всех эпох и созвездий. И уж если уста эти заявили, что кто-то должен «отвечать по полной программе» , можете не сомневаться - ответит. Даже если отдельные нюансы этой «программы» у народа вызывают, мягко говоря, вопрос.

Сказать, что решение суда, оглашенное 30 ноября, стало эхом народных чаяний, будет натяжкой. И хотя, комментируя приговор, диктор ОНТ озвучила цифру 78,5% - якобы столько белорусов выступает за сохранение смертной казни, - цифра эта (близкая к другому «элегантному» показателю) возбуждает некоторые сомнения.

Даже не все потерпевшие - не говоря уже о простых наблюдателях - ратовали в эти дни за высшую меру для подсудимых. Причем не столько в силу природной сердобольности или приверженности европейским ценностям (Беларусь остается единственной страной в Европе, где сохраняется смертная казнь), сколько потому, что процесс, длившийся более двух месяцев, далеко не всех убедил в том, что на скамье подсудимых сидят именно те, кто должен сидеть.

Гул недоверия к результатам следствия накануне вынесения приговора зазвучал особо раскатисто, и представитель обвинения Алексей Стук даже высказал сожаление, что многие люди не восприняли доказательства, представленные на суде, так же серьезно, как он сам.

«Хотелось бы выйти из этого зала в полной уверенности, что все действительно так, что только эти двое виновны, что они понесли заслуженное наказание, спокойно спуститься в метро, сесть в поезд и уехать» , - заявила в ходе прений одна из потерпевших. После оглашения приговора «в полной уверенности» из зала вышли, увы, не все. Обсуждая итоги процесса, кто-то заявлял, что не усмотрел в «деле Коновалова - Ковалева» каких-либо «белых ниток», а кто-то, наоборот, называл его «витебским делом-2», намекая на печально известный эпизод с маньяком Геннадием Михасевичем, за злодеяния которого в 1970-е гг. осудили 14 невиновных и одного расстреляли.

В этом ракурсе «дело 11 апреля» напоминает другой трагический инцидент современности - атаку на башни-близнецы 11 сентября в Нью-Йорке. И здесь и там расследование было проведено с усердием, и здесь и там виновные были определены в два счета, и здесь и там публике были представлены «неопровержимые доказательства» - даже паспорт нашли на развалинах, о как! - а вопросов по-прежнему больше, чем ответов, и публика твердит как заведенная: «Не верю!»

Когда через пару дней после апрельского взрыва власти объявили о задержании террористов, общество замерло в ожидании, гадая, какие подробности начнут всплывать в первую гильзу: «рука» иностранных спецслужб, связи террористов с оппозицией или их криминальное прошлое. Ничего такого не всплыло. Иностранные спецслужбы вообще оказались не у дел, «связь с оппозицией» ограничилась заявлением Дмитрия Коновалова о том, что в 2006г. он голосовал за Александра Милинкевича, а криминальное прошлое - вернее, отсутствие такового - и вовсе посеяло в обществе растерянность. Выходило, что самые обычные парни - не урки, не маньяки, не отморозки, не имея какой-либо внятной мотивации, взяли да и взорвали метро - просто так, от нечего делать, как в лес по грибы сходили.

Некоторые «нестыковки» в деле, признательные показания подсудимых, а затем отказ от них, странное поведение на суде - все это повергло публику в состояние легкого когнитивного диссонанса. Действительно, не бывает же так, чтобы абсолютно невинных людей взяли средь бела дня за шкирдос и турнули на скамью подсудимых, да еще по расстрельной статье! Или бывает? Но если ты и правда невиновен - почему не кричишь об этом в три горла перед честным народом? Тебя ведь не за кражу гусей у бабуси держат, и не штраф тебе паяют, а, говоря языком заполярных «курортов», тебе вышак ломится ! Или ты действительно хочешь войти в историю?

Наблюдая за поведением подсудимых - особенно молчуна Коновалова, - некоторые наблюдатели выдали подозрение, что после ареста парней «обработали» . Но лишь единицы озвучили версию, что «обработать» парней могли и до ареста. Причем задолго «до».

Есть такая психометодика - внедрение. Это когда в психику человека с помощью разных манипуляций «подсаживают» искусственно созданную личность. При этом человек даже не подозревает, что в нем живет кто-то еще, кроме него самого. Эта «вторая личность» дремлет до определенного времени и активируется в нужный момент. Подавляя исходное Я, внедренная личность получает полный контроль над человеком, и тот совершает поступки, на которые никогда не решился бы, будучи самим собой. При этом он не ощущает какого-либо дискомфорта - все его действия, даже самые ужасные, укладываются в «этическую карту» внедренной личности.

Во всем мире спецслужбы активно используют эту методику в своих целях. Исполнитель с «секретом» - идеальная кандидатура для операций, которые нужно провести без шума и пыли или так, чтобы общественное мнение склонилось под нужным углом. Впервые информация об этом методе просочилась в СМИ еще в 1967г., после разоблачения на Филиппинах агента ЦРУ Луиса Анджело Кастильо, прибывшего с заданием убить президента Маркоса, но схваченного тамошней службой безопасности. В ходе работы с «подопечным» филиппинские специалисты обнаружили, что психика этого человека вмещала аж четыре личности, каждая из которых даже не подозревала о существовании трех других. С тех пор, надо думать, психопрограммисты только совершенствовали свои методы.

Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалёва подвергли судебно-психиатрической экспертизе на предмет вменяемости. Но сканировал ли кто-нибудь их психику на предмет «внедрения»? Ведь могло быть и так, что начиная с определенного возраста талантливого химика и его незадачливого друга попросту «вели» особые люди с особыми намерениями, причем не обязательно с белорусским гражданством. Версия, конечно, слишком экзотная для наших зеленей, но чем шут не чёртит? Вот только если приговор будет приведен в исполнение, проверить ее «на слабо» уже не сможем ни мы, ни те, кто придет за нами.

Впрочем, не исключено, что все обойдется, и решение суда было изначально заточено под такой сценарий: злой суд приговорил парней к смертной казни, а добрый президент возьмет да и помилует их, заработав таким макаром респект, уважуху и пару-тройку бонусов в затянувшейся перебранке с Западом.

Помилование стало бы не только красивым, но и политически грамотным жестом. И дело даже не в азбучных истинах «государство не должно становиться убийцей» и «не ты дал жизнь - не тебе отнимать» . Смертная казнь практиковалась в смутные времена человеческого общежития, когда у государства не было иных способов удержать подопечных в рамках закона, кроме как устрашить их.

Но с тех пор утекло много воды, нефти и гигабайтов. Сегодня, когда в распоряжении властей предержащих имеется куда более тонкий инструментарий, применять в качестве наказания смертную казнь - значит расписываться в собственной дремучести и бессилии. Сейчас как раз тот случай, когда в хрестоматийной конструкции «казнить нельзя помиловать» с запятой после слова «казнить» лучше бы повременить.
Добавить комментарий
Проверочный код