Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№48 (822) 05 декабря 2011 г. Тема недели

Ушли в расстрел

05.12.2011
«Коновалов, да скажи ты хоть слово!»
30 ноября Верховный суд вынес вердикт по «делу террористов» - Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева. Родственники подсудимых, потерпевшие, свидетели, журналисты и просто любопытствующие стояли в актовом зале Дома правосудия c 11.00 до 16.00 с часовым перерывом на обед: оглашался полный текст приговора. Ближе к вечеру председательствующий Александр Федорцов наконец обнародовал меру наказания: оба подсудимых приговорены к смертной казни через расстрел.


Андрей БЕСПРОЗВАННЫЙ

«С согласия сторон допускается провозглашение только резолютивной части приговора. Объем приговора составляет 114 печатных листов текста, время его оглашения - ориентировочно 4-5 часов , - начал Александр Федорцов. - Резолютивная часть приговора состоит из 14 листов» . Получив согласие гособвинения на оглашение резолютивной части, судья обратился к пострадавшим: «Все согласны? Нет возражений, да?»

«Не согласны!» - вскричал пострадавший Самвел Саакян. «Не согласны?! А как мне тогда к 11.30 приговор отписать?!» - тихо прошипела в сторону Саакяна журналистка одного из российских информагентств. «Все, дальше тогда не обсуждаем. Оглашается приговор...» - взял в руки толстую пачку листов Федорцов и приступил к чтению.

«Коновалов как один, так и в разных формах соучастия с Ковалевым совершили в период с 2000 по 2011гг. ряд преступлений, в т.ч. тяжких и особо тяжких», - задал председательствующий тон дальнейшему монологу. Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев начали свою преступную деятельность в октябре-декабре 2000г. Тогда «в вечернее время» подсудимые прикрепили и взорвали в подъезде одного из домов в Витебске «изготовленный Коноваловым из магния и перманганата калия самодельный взрывотехнический состав, помещенный в металлическую трубку» . Были «уничтожены стекла в оконных рамах и повреждены сами оконные рамы» .

В следующем году подсудимые снова взорвали состав той же смеси в одном из витебских подъездов, только поместили ее уже в «герметичную упаковку из бумаги» . Были «уничтожены стекла и оконные рамы» .

В 2002г. «они же и иное лицо» в вечернее время прикрепили к витринному стеклу фасада детской библиотеки «состав из магния и перманганата калия» , что повредило витринное стекло.

Годом позже подсудимые на тропинке недалеко от одного из витебских домов установили «пиротехнический состав и механизм приведения его в действие от механического воздействия на натянутую через тропу леску» . В этот же день по тропинке прогуливался некто Куксенок, который задел леску. В результате взрыва «у Куксенка наступило незначительное нарушение слуха» . В июне того же года Коновалов совершил поджог с помощью бутылки с горючей жидкостью киоска «Витебск-облсоюзпечати».

В 2004г. Дмитрий Коновалов вновь натянул через тропинку проволоку, активирующую смесь пиротехнического состава, - на этот раз в полукилометре от железнодорожной станции Гришаны Витебской области. «Передвигавшийся на велосипеде Желудкевич» совершил наезд на проволоку, вследствие чего произошел взрыв, «сопровождающийся выбросом воспламененной горючей жидкости» . У Желудкевича «наступило кратковременное оглушение, а также угроза ожога горючей жидкостью, которую удалось избежать из-за значительной скорости движения потерпевшего» .

В октябре того же года, уже в 800 м от Гришан, Коновалов вновь натягивает леску через тропинку. Леска активировала пиротехнический состав, совмещенный с емкостью с легковоспламеняющейся жидкостью, - очередной жертвой стал «следовавший по дороге Колуцкий» . Горящая жидкость попала на открытые участки тела Колуцкого. Пострадавшему были «причинены легкие телесные повреждения» .

В марте 2005г. Коновалов во дворе одного из домов Витебска «с использованием легковоспламеняющейся жидкости» поджег машину РАФ. В тот же год Ковалев приобрел взрывчатое вещество - две тротиловые шашки, одну из которых продал через несколько дней Коновалову. Позже Коновалов неоднократно приобретал у Ковалева тротил.

Коновалов с 2004г. по 2011г. «в подвальном помещении и квартире не менее 10 раз незаконно изготавливал и хранил взрывчатое вещество триперекись ацетона» и еще ряд веществ. Испытательные взрывы проводил недалеко от станции Гришаны. Тогда же в своей подвальной лаборатории из взрывчатых веществ Коновалов изготавливал «самодельные взрывные устройства (СВУ) зажигательного и осколочно-фугасного действия» . Испытательный полигон - все та же станция Гришаны.

14 сентября 2005г. помещенное в жестяную банку СВУ Коновалов установил в цветочной клумбе недалеко от остановки на пересечении улиц Ленина и Фрунзе в Витебске. «С целью терроризма» и «для осуществления взрыва» Коновалов «инициировал исполнительное устройство к механизмам замедления взрыва» , в результате чего произошел взрыв. Несколько стоявших на остановке людей получили легкие телесные повреждения. Ковалев же, по мнению судьи Федорцова, «достоверно знал о совершенном Коноваловым особо тяжком преступлении» , но «не сообщил компетентным органом» . «Будучи неудовлетворенным последствиями взрыва 14 сентября» , Коновалов вновь изготовил взрывное устройство и активировал его возле витебского кафе «Эридан» 22 сентября. На этот раз взрыв причинил нескольким находящимся вблизи людям помимо легких тяжкие и менее тяжкие телесные повреждения. Ковалев, по мнению суда, знал о планах Коновалова совершить и этот взрыв, но компетентным органам вновь не сообщил.

Суд признал Коновалова и Ковалева виновными и в организации минских взрывов у стелы Победы в 2008г. и на ст. м. «Октябрьская» в 2011г. Как следует из приговора, в 2008г. из тротила и триацетона трипероксида Коновалов изготовил два взрывных устройства с механизмами замедленного действия и решил активировать их 3 июля в месте массового скопления людей - на концерте в честь Дня Независимости. Первое устройство, установленное неподалеку от гостиницы «Планета», «по независящим от обвиняемого причинам не взорвалось» . Второе Коновалов установил недалеко от д. 39 на пр. Победителей - оно сработало и причинило, помимо прочего, тяжкие телесные повреждения нескольким праздновавшим День Независимости горожанам.

Для «совершения терроризма 11 апреля 2011г.» Коновалов «изготовил взрывное устройство, состоявшее из взрывчатого вещества весом не менее 12,5 кг и поместил его в пластмассовые 6-литровые бутыли» . Устройство в Минск доставил на поезде. Ковалев его встретил, убедился, что в сумке находится взрывное устройство, после чего «оказал Коновалову содействие в дальнейшей подготовке к совершению взрыва» .

После 17.00 Коновалов «доставил взрывное устройство на ст. м. «Октябрьская» , разместил его возле скамейки, отошел на безопасное расстояние, дождался прихода поезда» . В момент наибольшего скопления на станции людей «путем нажатия кнопки передатчика высокочастотного сигнала произвел взрыв взрывного устройства» . В результате взрыва погибло 15 человек.

Если до обеда оглашение приговора проходило при гробовом молчании присутствующих, то после публика то и дело реагировала на обнародованные доказательства вины подсудимых сдавленным смехом и выкриками: «Неправда!» Так, публику развеселило объяснение того, что свидетели «определяли цвет сумки» , в которой Коновалов переносил взрывчатку 11 апреля, «и как сероватый, и как темно-синий», аргументом, что у каждого индивидуальное «восприятие черного цвета» .

После нескольких часов стояния присутствующие стали один за другим украдкой сползать на мягкие малиновые кресла. Увидев, что почти половина зала отдыхает на сиденьях, Федорцов поспешил сделать замечание: «Я понимаю, когда люди пенсионного возраста присели на две минуты, но когда сидит молодежь - это неуважение к находящимся здесь лицам преклонного возраста и получившим тяжкие телесные повреждения!»

Потом смех в зале вызвали слова судьи о том, что одежда человека с сумкой на видеозаписях камер наблюдения от 11 апреля «соответствует особенностям внешнего вида одежды, изъятой у Коновалова 13 апреля при его задержании» и что «признаков внутрикадрового монтажа на записях не обнаружено» . «Слушайте!» - вскричал Федорцов. Позже, когда после его слов о том, что «на просмотренных видеокадрах лицо с сумкой черного цвета является Коноваловым», «неправда!» закричал уже чуть ли не весь зал, председательствующий потребовал «удалить всех, кто разговаривает» . Все притихли, а спецназовцы принялись растерянно метаться вдоль рядов, пытаясь понять, кто же тут разговаривает, а кто - нет. Позже одну пострадавшую судья все же удалил: «В полосатой кофте, да вы! Не разговаривали? Разговаривали! Вы нарушаете порядок!» Женщине пришлось покинуть зал, повторяя: «Я вообще молчала! Почему я?» Позже женщина прокомментировала корреспонденту «БелГазеты»: «Я вообще молчала, это сзади там что-то кричали! Вообще, судья уже давно глаз на меня положил. Влюбился ли? Не знаю, мне бы этого, если честно, ой как не хотелось бы!»

Вскоре председательствующий наконец вынес вердикт: «Учитывая исключительную тяжесть наступивших в результате преступных действий обвиняемых последствий, упорство и продолжительность их преступной деятельности, суд приходит к убеждению, что Коновалов и Ковалев представляют исключительную опасность для общества… необходимо назначить обоим обвиняемым исключительную меру наказания - смертную казнь» . Публика встретила эти слова сдавленным стоном, Коновалов не изменился в лице, выражавшем полную отстраненность, Ковалев же поднес указательный палец ко рту, повернувшись в сторону матери - та стонала. Когда Федорцов закончил оглашение приговора словами о том, что «обвиняемые, осужденные к смертной казни, вправе обратиться к главе государства с ходатайством о помиловании» , в зале суда поднялся шум. Люди кричали: «Позор!», «Тебе не стыдно детей убивать?», «Федорцов, ты скамейку уничтожил?»,

После процесса в холле Дома правосудия творилось невообразимое. Толпа охранников, прессы с камерами смешалась с покидающими зал пострадавшими. Родственники обвиняемых выходили, не произнося ни слова. Большинство женщин плакали. Сотрудники белорусских телеканалов метались от одной толпы журналистов, окружающей очередного пострадавшего, к другой, однако все говорили лишь о том, что не верят «ни следствию, ни Федорцову», и о том, что «особенно жалко мальчиков, которых никто никогда не помилует, чтобы окончательно спрятать все сомнительные концы этого дела в воду» .
Добавить комментарий
Проверочный код