Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
tkani5.com.ua
№47 (821) 28 ноября 2011 г. Последнее слово

Однажды в Речице

28.11.2011
Коза ностра речицкого разлива села на 395 лет
12 октября 2007г. Гомельский облсуд вынес беспрецедентный в современной истории Беларуси приговор. К уголовной ответственности были привлечены 32 человека, которые обвинялись в создании и участии в преступной организации, состоящей из четырех организованных преступных групп, действующих на территории Речицкого, а также ряда других районов Гомельской области.


Феликс ПЕКЕР

Беспрецедентны и весьма жестокие сроки наказания, назначенные фигурантам дела, - максимально до 23 лет лишения свободы. В общей сложности они приговорены к 395 годам заключения. Поводом же обращения к теме, которая, на взгляд некоторых сотрудников правоохранительных органов, давно закрыта, послужил ряд писем, полученных редакцией «БелГазеты», - в частности, от осужденного Г.Д. Белявского, приговоренного к 23 годам лишения свободы, и матерей осужденных С.Е. Шуманского и В.В. Кашперко, приговоренных к 16 годам лишения свободы каждый. В редакции оказались не только приговор и решение суда второй инстанции, но и ряд материалов этого громкого уголовного дела, что позволило составить картину того, как в угоду чьим-то корыстным карьерным интересам обычная «уголовка» вышла далеко за рамки того, что понимается под этим словом.

Никто не задумался о том, что у попавших на скамью подсудимых на свободе остались матери, жены, дети. Многие осужденные понесли несправедливые наказания, не соответствующие тяжести содеянного. Занятно, что суммарный заявленный иск по делу составляет всего Br650 тыс., т.е. практически никто из потерпевших не заявлял исковых требований по возмещению ущерба, хотя имел на это полное право.

НЕ ДАШЬ ПОКАЗАНИЙ - САМ СЯДЕШЬ

Как следует из судебного акта, преступная деятельность фигурантов дела началась в 1994г. и состояла из 80 эпизодов. Причем почти половина из них датирована 1994-97гг., что может свидетельствовать о неосведомленности работников правоохранительных органов Гомельской области об уровне преступности на вверенной им территории, где длительное время массово совершались тяжкие и особо тяжкие преступления. А может, все дело в том, что преступления-то в реальности не совершались? Ведь в милицию, похоже, практически никто из потерпевших не обращался, а многие из них на суде прямо заявляли, что никакие они не потерпевшие, а просто по просьбе сотрудников правоохранительных органов, не читая, подписали протоколы допросов. Как говорится, чтобы не попасть в ситуацию, которая в двух словах называется «себе дороже». Ведь те, кто проводил предварительное следствие, открыто заявляли, что им нужны хоть какие-нибудь показания на фигурантов дела. Известны факты, когда некоторым свидетелям прямо говорили: не дашь показаний - сам сядешь! И это была не пустая угроза - таким способом собиралась доказательная база по уголовному делу.

Допросы свидетелей и потерпевших проводились где угодно - не только в отделении милиции, но и на квартирах, в автомобилях. Оценка же судом показаний, данных в ходе судебного разбирательства потерпевшими и свидетелями, была стандартной: тем показаниям, которые в какой-то мере «улучшали положение обвиняемых» , суд не доверял.

ПРЕСТУПНЫЕ ОРГАНИЗАТОРЫ

Ст.285 УК («Создание преступной организации либо участие в ней» ) позволяет вменить организаторам преступного сообщества все преступления, совершенные членами организации. Для этого достаточно в приговоре суда установить, что эти преступления«охватывались умыслом организаторов» . В «речицком деле» эта особенность законодательства сыграла злую шутку с восемью обвиняемыми, которые, по мнению органа предварительного расследования и суда, являлись «организаторами криминального сообщества» .

Любопытно, как установил суд наличие «общего умысла» . Так, например, в деле фигурирует единственный эпизод кражи: из автомобиля одного из потерпевших были похищены магнитола и женская сумочка с документами. Причем злоумышленники проникли в припаркованный возле ночного бара автомобиль с помощью ключей, потерянных во время потасовки их владельца с неким гражданином незадолго до происшествия. Очевидно, что кража носила явно ситуативный характер, что, впрочем, не помешало судье в приговоре вменить организаторам ч.4 ст.205 УК («Кража организованной группой» ), поскольку этот эпизод преступной деятельности«охватывался их умыслом» .

Представим ситуацию: некие темные личности - «паханы криминального мира» - собираются на «малине», где предполагают, что в ближайшее время в одном из ночных баров Речицы во время случайно возникшей потасовки один из посетителей потеряет ключи от автомобиля. Ключами должны воспользоваться «боевики» одной из четырех организованных преступных групп, чтобы из припаркованной машины украсть магнитолу, женскую сумочку и никому не нужные документы. Ни один человек в здравом уме в такую сказку не поверит, тем не менее подобная «логика» позволила судье признать всех, кого назвали организаторами, виновными в совершении преступления по ч.4 ст.205.

Впрочем, не только по ст.205. Так, вышеупомянутый Г.Д. Белявский, фигурируя фактически только в одном эпизоде уголовного дела, который при других обстоятельствах квалифицировался бы как «хулиганка» (и последнее еще надо было доказать!), признан судом виновным еще и в совершении таких преступлений, как руководство преступной организацией, кража, вымогательство, мошенничество, разбой и покушение на убийство. Общий же назначенный срок наказания гражданину Белявскому по всему «букету» статей УК составил 70 лет. Хотя денег он, по собственному признанию, ни у кого не вымогал, мошенническим путем ими не завладевал и тем более никого не собирался лишать жизни, что, впрочем, не помешало судье решить: Белявский имел умысел на совершение всех этих преступлений. Только, к сожалению, в приговоре не объясняется, где, когда и при каких обстоятельствах этот умысел возник, ведь большинство фигурантов дела (в т.ч. «организаторы криминального сообщества»), став по воле сотрудников правоохранительных органов «подельниками», познакомились друг с другом только в клетке зала суда.

Между тем основанием вменения фигурантам дела ст.285 УК явились вовсе не добытые в ходе досудебного производства доказательства, а показания ряда «тайных» свидетелей, появившихся в процессе лишь тогда, когда стало очевидно: дело в части вменения данной статьи УК попросту разваливается. Любопытно, что все опрошенные в зале суда пребывали в полном неведении по поводу существования в Речице некоей преступной организации. А один из них - бывший сотрудник местного КГБ - сообщил суду, что никогда не слышал о подобной организации, в противном случае ее деятельность давно была бы пресечена.

Пожалуй, в каждом небольшом провинциальном городке найдется свой городской сумасшедший. В Речице этот анекдотичный персонаж, не найдя однажды денег для расчета с местным таксистом, начал с жаром рассказывать тому о своих связях в криминальном мире, перечислив всех тех, кого он считал криминальными авторитетами. Таксиста список заинтересовал: эту беседу он, как выяснилось в ходе судебного процесса, записал на диктофон. В результате городской сумасшедший оказался на скамье подсудимых, получив 10-летний срок. Диктофонная же запись послужила доказательством существования коза ностры речицкого разлива. Занятно, что «таксиста» этого никто в суде не увидел, а милиция предоставила справку, что по указанному им адресу он никогда не проживал.

Впрочем, «режиссеры» процесса хорошо понимали: суд может и не поверить сказкам городского сумасшедшего. И тогда в помощь заинтересованным лицам были брошены дополнительные силы в лице тех, кто имел свой корыстный интерес в расправе над обвиняемыми. В суд были доставлены легендированные свидетели. Показательно, что все сказанное ими суд, ничуть не сомневаясь, положил в основу приговора. Да и в чем сомневаться? Ведь на кону очередное громкое дело!

КАКОЕ ДЕЛО БЕЗ УБИЙСТВА?

Разумеется, «речицкое дело» не могло обойтись без эпизода убийства. Поэтому возник эпизод, квалифицированный как «покушение на убийство» .

Как следует из материалов дела, один из обвиняемых, некто Кашперко, одолжив у «друзей» в 2003г. около $1 тыс., вовремя деньги не вернул, пояснив, что зеленые пошли в криминальный общак. Правда это или нет, так никто и не разобрался, тем более что Кашперко сам факт взятия денег взаймы отрицал. «Друзья» же привлекли к разборке некоего «криминального авторитета» из Хойников, который пообещал разрулить вопрос с другими «авторитетами». Накинутая «стрелка» в лесном массиве около Речицы, как следует из судебного акта, закончилась дракой и стрельбой из дробовика, причем в приговоре указано, что стрельбу затеял «случайно» проезжавший мимо и оказавшийся в лесном массиве сын хойникского «авторитета». Судья безоговорочно поверил этой истории в стиле экшн.

Белявского, на его беду, непонятно по какой причине втянутого в этот эпизод (по рассказам «потерпевших», он только размахивал руками во время лесной разборки), обвинили в попытке убийства. Причем «потерпевшими» по делу признаны «криминальный авторитет» из Хойников и его «братва». Именно по их показаниям выяснение отношений закончилось попыткой Белявского организовать покушение на жизнь «честных коммерсантов». А убийства не произошло лишь потому, что «случайно проезжавший мимо» владелец дробовика достал ствол и, зарядив его изрядной порцией дроби, выпустил ее по драчунам.

Показательно, что не всем «организаторам преступного сообщества» вменен этот эпизод покушения на убийство. Как явствует из приговора, «нет оснований утверждать, что это преступление охватывалось их умыслом» (прочих «организаторов». - «БелГазета»). Впрочем, на наш взгляд, бездоказательно также мнение режиссеров дела о том, что в ходе лесной разборки кто-то кого-то намеревался убить и этот замысел сорвался в силу неких неожиданно возникших обстоятельств. Между тем «в сухом остатке» у Белявского за этот столь странный эпизод - 19 лет лишения свободы. Впрочем, и остальным фигурантам данного эпизода «покушения на убийство» нарисованы отнюдь не детские сроки. Ведь вместо серьезной работы по предотвращению преступлений и их раскрытию куда проще отчитаться «наверх» о раскрытой банде или преступной организации, которые на протяжении многих лет «терроризировали» обывателей в какой-то местности. Да и «наверху» оценят… Так что игра стоит свеч.
Добавить комментарий
Проверочный код