Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№46 (820) 21 ноября 2011 г. Автостоп

«Наш человек выпьет стакан водки - и поедет»

21.11.2011
 
Россияне продемонстрировали неравнодушное отношение к автоавариям со смертельным исходом. На месте гибели 3-летней девочки и ее мамы, сбитых 7 октября в Брянске VW Passat с белорусскими номерами, проводятся митинги с требованиями отставки местного руководства; свидетели гибели 12 ноября под колесами Nissan Juke двух болельщиков футбольного клуба ЦСКА, переходивших по пешеходному переходу ул. Бирюлевскую, что в Москве, едва не устроили самосуд над женщиной-водителем. В Беларуси же все спокойно - если не считать редких сетований родственников людей, погибших под колесами пьяных водителей, на чрезмерно мягкое наказание.
Елена АНКУДО



уголовному закону нарушение Правил дорожного движения (ПДД), «повлекшее по неосторожности смерть человека либо причинение тяжкого телесного повреждения» , карается наказанием от исправработ на срок до двух лет до лишения свободы сроком до 5 лет. Если погибших двое и больше, наказание может увеличиться до 7 лет лишения свободы. На деле же суд может войти в положение даже тех водителей, которые управляли автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, не имея при этом прав, а после ДТП пытались скрыться с места происшествия (об одном из таких, приговоренном к 3 годам колонии за смерть пешехода, «Автостопу» рассказал сын погибшей; см. «БелГазету» N41 от 17.11.2011г.). Не слишком ли мягко белорусский суд относится к водителям-убийцам, «Автостоп» выяснял у специалиста в области IT Дмитрия ЛУКАШЕВИЧА и водителя с 30-летним стажем, приговоренного к 4 годам «химии» за аварию, в которой погиб человек, пожелавшего представиться Виталием ИВАНОВЫМ.

- Как вам ситуация на дорогах Беларуси?



Виталий Иванов: - Ситуация не из лучших. Здесь много не до конца обученной в автошколах молодежи; тот же Минск не приспособлен для такого количества автомобилей. Московских пробок у нас пока нет, но какие бы меры ни принимало белорусское ГАИ, с каждым годом аварий будет больше. Машины - скоростные, все ездят как нравится, никто не боится штрафов - поэтому движение всегда будет опасным. Безопасно там, где культура выше, например в Швеции. По сравнению с Россией у нас не так хаотично на дорогах, имеются знаки дорожного движения, но до Европы нам еще расти и расти.

Дмитрий Лукашевич: - Думаю, ситуация лучше, чем в России. Но в той же Москве люди поставлены в условия выживания - большой трафик и огромное количество автомобилей… Например, там нет проблем, чтобы перестроиться. Показал поворот - тебя пропускают. Даже тех, кто на встречку выезжает, пустят обратно без моргания фарами и сигналов, - люди входят в положение. Этой черты у наших водителей нет. В Минске можно ехать по правому ряду, уткнуться в припаркованный автомобиль, стоять - и тебя никто не пропустит, хотя ситуация описана в правилах. Несмотря на то что некоторые вещи, вроде пропуска пешеходов, в нас «вбили», культуры вождения все равно нет. А ведь уважение других начинается с себя. Ситуация изменится, когда мы изменим свое мышление.

- В сводке ГАИ Мингорисполкома за 17 ноября зарегистрировано 123 ДТП, в которых 5 человек получили ранения, один погиб. По сведениям УГАИ МВД, за 10,5 месяца т.г. на дорогах страны погибли 1012 человек - более 10 на 100 тыс. населения. В Швеции же этот показатель - менее 5 погибших на 100 тыс. Откуда такая разница?

Иванов:
- Дело в менталитете народа, такие уж у нас люди импульсивные. Наш человек выпьет стакан водки - и поедет, а швед себе такого не позволит - вот вам и менталитет. Искоренить его не удастся, будет только хуже. В автошколах курсантов не учат - инструкторам лишь бы время отбыть. Недоучки сдают на права по 10-15 раз методом тыка. Как опытный водитель, всегда вижу, когда за рулем женщина. Во избежание неприятностей стараюсь побыстрее ее объехать. А другой орет - баба за рулем! Надо ее подрезать, доказать, что ты - перец крутой. В результате - ДТП из ничего.

Лукашевич: - В Швеции нет запрета на тонированные стекла и аэрографию, как у нас, зато закон закрепил обязательство ездить на зимней резине с 1 декабря до 31 марта, а также включать ближний свет фар в дневное время суток. У нас обязательное использование ближнего света в зимнее время днем, которое когда-то было, отменено, требования по зимней резине не приняты. Хорошо, что сознание водителей растет - и зимнюю резину ставят, и свет включают. Что же касается менталитета, то житель Германии, заметив, что кто-то сел пьяным за руль, позвонит в полицию, думая о сохранении жизни нарушителя и других людей. У нас это называют стукачеством - и молчат.

Не тяжесть, а неотвратимость наказания имеет значение. Если бы каждого, кто переходит улицу в неположенном месте, штрафовали хотя бы на Br1 тыс., ситуация коренным образом изменилась бы. Но, к сожалению, ГАИ работает по принципу месячников и декад: сегодня проверили пешеходов, завтра - водителей. А пешеходы снова нарушают. Нет системности подхода.

- А согласны ли вы с мнением, что аварийные ситуации возникают по вине всего нескольких категорий граждан: водителей крутых иномарок, передвигающихся исключительно на повышенной скорости, пенсионеров и бомжей, перебегающих дорогу в недозволенных местах?

Лукашевич:
- С этим я не согласен, хотя доля истины здесь есть. Например, в Германии страховка на тот же автомобиль BMW выше - по статистике, это более аварийная марка. В итоге молодой человек, едва получивший права, вряд ли сможет ее купить.

Иванов: - Любой автомобиль является предметом повышенной опасности, не в марке дело. Добитые неисправные «Жигули» могут оказаться еще хуже BMW . А бомжи есть в любой стране и никак не влияют на безопасность движения. Вспоминаю, как водители Грузии в советские времена спокойно ехали на красный свет, если не создавали помех, и никто их за это не наказывал, т.к. аварийных ситуаций не возникало.

- Комментируя в разговоре с корреспондентом «БелГазеты» ДТП на МКАД, в ходе которого водитель Opel Omega в состоянии алкогольного опьянения и без прав сбил насмерть двигавшегося по обочине велосипедиста - тренера-менеджера хоккейного клуба «Юность», сотрудник ГАИ отметил, что велосипедисту на дороге, приравненной к автомагистрали, делать нечего. Получается, в большинстве аварий виноваты все ее участники?

Иванов:
- Правила дорожного движения я изучал в конце 1970-х гг. и хорошо помню: по автомагистрали велосипедное движение запрещено. Нечего велосипедисту делать на дороге, по которой автомобили ездят со скоростью 90-100 км/час и выше.

Лукашевич: - С каких это пор МКАД стал автомагистралью, где вы видели соответствующие знаки? Напротив, сейчас обсуждается установка на разъездах МКАД знаков, понижающих скорость до 70 км/час. Как следовало из публикаций об этом ДТП, велосипедист не виноват: автомобиль выехал на обочину для опережения с существенным превышением скорости - под 160 км/час, водитель был пьян и без прав. Согласен, что на МКАД велосипедист рискует - могут сбить, но это как летать на самолете, который может упасть. К тому же погибший занимался велосипедным спортом, а шоссейные велосипеды предназначены для шоссе, а не для велосипедных дорожек. Да и какие у нас велосипедные дорожки?

- Изменит ли ситуацию ужесточение наказаний?

Иванов:
- Никогда. Даже если у нарушителя заберут права, ничто не мешает ему выпить и снова поехать. Посадили в тюрьму - вернулся - сел за руль. Такое уж воспитание. Я бы вместо наказаний предложил проверять, имеются ли у покупателя автомобиля права. И не продавать его тем, у кого нет прав.

Лукашевич: - Допускаю, что на какую-то долю ситуация улучшится и кто-то станет бояться. Но согласен и с оппонентом - кардинально наказания ситуацию не изменят. Перед снижением допустимого количества алкоголя в крови с 0,5 промилле до 0,3 нам объясняли, что, мол, во всей Европе так, хотя в той же Германии допустимая норма - 0,8 промилле. Потом увидели, что пить люди не перестали. Да и вообще, по статистике, у большинства пьяных водителей 1-2 промилле алкоголя в крови.

На мой взгляд, в Беларуси очень низкий порог стоимости вхождения в ряды автомобилистов. Тот, кто легко получил права и запросто купил машину 15-летней давности, так же легкомысленно относится и к соблюдению правил на дороге. А вот если бы человек прилагал существенные усилия, чтобы стать автомобилистом, то и к обязанностям своим относился бы куда внимательнее. Высокий порог стоимости владения автомобилем в данном случае выступает как сдерживающий фактор. В некоторых странах и вовсе существует лицензия на право быть автомобилистом. Таким образом, регулируя количество автомобилей в стране, правительство заставляет население ценить возможность быть водителем, что сказывается и на дорожной ситуации.

Второй принцип - повышение вероятности наказания при нарушении. В ХXI в. в этом помогает техника. Недавно белорусские СМИ рассказывали об устройстве «Автоураган», сканирующем номера автомобилей в потоке и сигнализирующем инспектору, владельцы каких из них лишены прав или задерживались в состоянии алкогольного опьянения. Где сейчас этот «Автоураган», почему ничего не известно о его работе? Стань прибор массовым, нарушителей вычисляли бы на дороге еще до совершения ими ДТП. За рубежом нарушителей мало еще и потому, что такие устройства там работают.

- Адекватно ли наказание, определенное законом водителю, сбившему человека, - лишение свободы на срок до 5 лет? Ведь нередко суд вообще ограничивается 2-3 годами заключения, а то и «химии»…

Иванов:
- Это дело судов, которые могут трактовать ситуацию по-разному. Мне дали 4 года «химии», другой суд, возможно, дал бы срок меньше. Так случилось, что в районе Кургана Славы мой автомобиль, в котором находилось 6 человек, наскочил на неровность гравийной дороги и перевернулся. Друг, находившийся на переднем пассажирском кресле, которого я знал 30 лет, погиб. Профессиональный водитель, он увидел, что меня начало заносить, и решил выскочить на ходу. Но машина уже перевернулась, и дверью, которую тот успел открыть, заломало боковую стойку, ударившую человека по голове…

Иск родные погибшего не предъявили, списали на несчастный случай. Адвоката я не нанимал, признал вину, не пытаясь избежать наказания, хотя, как сказали позже, были варианты значительного снижения срока. Но присудили - значит, справедливо. Все 4 года буду себя казнить, ездить в увольнение на кладбище, на могилу друга. Жена вот только страдает, хотя не виновата, - живет одна, тесть недавно скончался. Но наказание есть наказание.

Лукашевич: - Каждый такой случай - исковерканные жизни и судьбы. Знаю о человеке, оказавшемся в похожей ситуации: сбил на пешеходном переходе девочку, попавшую в больницу с ЧМТ. Приговор означал потерю работы, а жена - в декретном отпуске со вторым ребенком. Искренне переживая случившееся, он оплачивал девочке лечение, отправил в санаторий. Когда та выздоровела, суд прекратил уголовное дело за примирением сторон.

Но наша система - с ее вилкой наказаний и совершенно непонятной системой применения этой вилки - иногда вводит в ступор. Судья выносит приговор - от штрафа до заключения - на основании внутреннего убеждения. Причем по одной статье судят и примерного водителя, ставшего жертвой обстоятельств, от чего не застрахован никто, и злостного нарушителя. В результате последний может получить даже меньше. Несправедливость цепляет. Не удивлюсь, если водителю VW , который на днях сбил в Минске троих людей, дадут небольшой срок.

- Вспомнили аварию 18 ноября на ул. Каменногорской, когда 20-летний сварщик, управляя VW, наехал на осветительную мачту, потерял управление, вылетел на проезжую часть ул. Лидской, где и сбил трех пешеходов - одна из женщин скончалась, а вторая с маленьким ребенком попала в больницу?

Лукашевич:
- Да. Человек, лишенный прав, превысил скорость, не справился с управлением, в результате чего его машину подбросило, перевернуло, ударило о дерево, а потом бросило на людей. Действия водителя, севшего за руль, не имея права на управление автомобилем, квалифицируются законом как непреднамеренное убийство, в чем лично я вижу несправедливость: это куда больше похоже на умышленное преступление. Но в Уголовном кодексе почему-то нет статьи, квалифицирующей действия водителя, совершившего ДТП в нетрезвом виде. Он знал, что совершает нарушение, но сел за руль. Значит, можно вести речь о том, что само нарушение и последовавшие за ним последствия - преднамеренные.

Иванов: - Согласен, что здесь совсем другая статья УК должна быть. Человек, который сел за руль пьяным, без прав управления, - преступник.

- Как вам предложение одного из гостей редакции, чья мать погибла под колесами автомобиля, за рулем которого сидел пьяный, не имеющий прав и попытавшийся скрыться с места происшествия, - о введении принципа «кровь за кровь», т.е. расстрела для таких нарушителей?

Иванов:
- Кровь за кровь - слишком жестко, а вот пожизненное можно дать, пусть сидит и думает, что совершил.

Лукашевич: - Как противник смертной казни, я против расстрела. Но за такие деяния нужна отдельная статья. Должна быть разница с точки зрения справедливости.

- А дойдут ли граждане Беларуси до попыток осуществить суд Линча, который иногда собираются устроить россияне?

Иванов: -
В массовом понимании - вряд ли: пока самого не коснется, человек равнодушен к произошедшему. Самосуд неприемлем в цивилизованной стране, но ужесточить наказание действительно нужно - оно слишком мягкое. В августе т.г. страну обошло видео о попытке задержания костюковичским ГАИ пьяной женщины, сидевшей за рулем автомобиля с российскими номерами. Она и ногами махала, и за волосы милиционера хватала, и выражалась нецензурно. Таких надо наказывать сурово.

Лукашевич: - Не думаю, что дойдет. Однако государство обязано обратить внимание на проблему, что-то делать надо.

- И что бы вы предложили?

Лукашевич:
- Надо повысить порог вхождения в ряды автомобилистов и стоимость владения автомобилем, чтобы люди дорожили возможностью передвигаться за рулем собственного автомобиля, причем не только финансово. Проводить работу по совершенствованию принципа неотвратимости наказания. А также существенно усилить воспитательную и агитационную работу по формированию правильного мышления водителей в плане безопасности движения.

Иванов: - Я бы предложил тестировать курсантов перед выдачей прав на тренажере. Дать сложную дорожную ситуацию - и смотреть, совершат они виртуальное ДТП или нет. Не справился - остался без прав. А то можно вызубрить правила, а разбираться в дорожной ситуации так и не научиться. То, как сдают сейчас на права, - смешно. Проехал 300-400 м - и все.

СПРАВКА «БЕЛГАЗЕТЫ». Дмитрий Лукашевич родился в 1977г. в Узденском районе Минской области. В 1999г. окончил факультет прикладной математики БГУ и спецфакультет бизнеса и информационных технологий БГУ. Работал в сфере автоматизации оптовых продаж, занимался разработкой мультимедийных и игровых приложений. В настоящее время занят разработкой собственных IT -проектов. Водительский стаж - 13 лет, первый автомобиль - «Москвич 2140», сейчас ездит на Subaru Tribeca .



СПРАВКА «БЕЛГАЗЕТЫ». Виталий Иванов родился в 1959г. в Поти (Грузия). В 1981г. закончил тамошний учебный комбинат по специальности «водитель». Тогда же переехал в Минск, работал водителем в нескольких госкомпаниях. Водительский стаж - 32 года. Первый автомобиль - Subaru Forester 2005 г.в., на котором попал в ДТП.
Добавить комментарий
Проверочный код