Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№44 (818) 08 ноября 2011 г. Радости жизни

«Я бубу тебя в губу»

08.11.2011
Легендарную группу «Ы.Ы.Ы.» реанимировали на 45 минут
Формы памяти в белорусской музыкальной культуре порой достаточно эксцентричны и выглядят нелепо и неловко. Это объяснимо: мертвых музыкальных героев у нас мало. Поэтому отношение к ним какое-то стыдливое; мероприятия памяти делаются скорее для того, чтобы напомнить друзьям и родственникам, как все это было когда-то (и уже не будет никогда), чем чтобы показать подрастающему поколению, что до них струны рвали совсем другие персонажи. Своего Вити Цоя у нас нет, но вечеринки памяти Курта Кобейна гремят ежегодно.
Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ



360274581ya_bubu.jpg Тем не менее Василий Шугалей, пожалуй, один из немногих белорусских музыкальных героев, которых непременно стоит помнить: хотя бы потому, что все это движение новейшей белорусской веселой дури, хулиганства, ироничного дворового рокабилли начал именно он. Его музыкальные перформансы середины 1990-х гг. - что-то вроде «Звуков Му» белорусского уникального формата. Вася был этаким добродушным «калдырским» Элвисом, распевающим трогательные заводные песни преимущественно о любви, часто с непечатной лирикой.

Известность к нему пришла достаточно быстро, проекты «Ы.Ы.Ы» и «20000 зажигалок» знали во всем Союзе, и, уже переехав в Москву, Василий занимался масштабными проектами, такими как «Подарок Алле Пугачевой». Еще он придумал песню «Усё нармальна, мама», ворвался в народный дискурс стишком «Я бубу тебя в губу, ты бубу меня в губу, я так больше не могу, я хочу бубу в бубу» , рисовал потрясающие картины, продюсировал «Ляписов» (именно он отвез в Москву их первую кассету), а также группы «Жуки», «Би-2» и «Запрещенные барабанщики», сочинял прекрасные стихи и даже, между прочим, является автором песни «Браво» - о том, что «ветер знает, где меня искать» .

Смерть его была совсем не рок-н-ролльной, больше подходящей для желтых криминальных хроник 1990-х гг.: весной 2004г. Василия задушил проводом от компьютера подвыпивший люберецкий грабитель. Компьютер он, не обнаружив в квартире денег, продал на рынке, отформатировав жесткий диск со всеми Васиными песнями, стихами и историями.

Собственно, в Беларуси активно вспоминать Шугалея начали совсем недавно. В прошлом году вышел трехдисковый сборник «Ы.Ы.Ы»: Васька жЫв!». Тогда же состоялся трибьют-концерт, в котором приняли участие группы, неосознанно либо сознательно вобравшие Васину уникальную эстетику: слияние провокативного хулиганства с душевной кротостью и детской наивностью. Лучшими песнями оказались «Птицы» от «Серебряной свадьбы» и леденящий реквием в стиле электро-дарк-фолк, в который «Кассиопея» превратила песню «Ветер знает», по сути, создав самую честную белорусскую песню про смерть.

Тем не менее тот концерт был именно трибьютом - все присутствовавшие вокалисты отлично справились с трансляцией Васиного мировоззрения, этого залихватского панковского праздника жизни и любви.

Новое же концертное мероприятие, аккомпанирующее выставке графики Василия в галерее «У нескладовае», афишировалось ни много ни мало как «концерт группы «Ы.Ы.Ы.» в оригинальном составе» . За исключением собственно Василия. В качестве вокалистов планировались Змитер Войтюшкевич, Александр Помидоров и Илья Черепко. Все трое по-своему прекрасны, но повторить Василия невозможно. Более того, накануне мероприятия Илья Черепко на концерте собственного коллектива «Петля Пристрастия» упал на сцене и ударился головой, после чего бодро доиграл сет и только наутро оказался в больнице с трещиной в черепе и частичной потерей слуха. «Это связано с Васей , - мрачно объявил Александр Богданов, продюсер коллектива. - Не надо было нам соглашаться участвовать. Это пляски на костях».

Организаторы же выставки и концерта - студия «Осмос» и бывшие коллеги Васи - подобный мистицизм не разделяют: как же иначе вспоминать музыканта? Тем более что с Помидоровым ничего ужасного не случилось, поэтому в образе Васи явился именно он: в дворовой шапочке-колпачке (в 1990-е гг. именующейся «шапка-п…дарка») и в хипстерской майке с собачкой. Помидоров неплохо вжился в образ Васи - он даже был не совсем похож на себя: слишком добрый и совсем не брутальный; впрочем, «калдырская» манера речи ему давалась как-то натужно. «И не забывайте! - отметил он между песнями «Хусейн» и «Научи меня ругаться матом на узбекском языке». - Весь этот стиль «калдырскага» рока придумал именно Шугалей! А то многие играют и даже не знают» .

Тем не менее лучшим имперсонатором и проводником Шугалея оказался почему-то Адам Глобус - поэт, писатель и издатель, перед мероприятием сказавший пару слов о демонической Васиной графике и прочитавший небольшой трагический стишок «На смерть Шугалея» (он начинался так: «Убили Васю Шугалея! Убили в е…ной Москве!» ). Объявив, что он не будет многословным, Глобус рассказал длинную историю о совместных рок-н-ролльных приключениях с Василием, в рамках которых тот читал его, Глобуса, стихи со сцены, чередуя их с собственными. Потом Глобус завыл на манер Шугалея: «Я бубу цябе у губу!» - получилось очень похоже; фуршетные гости за стеной, разливающие коньяк, даже подорвались бежать в зал.

Концерт же группы в «оригинальном составе» вышел неожиданно громким и веселым - клавишник Макс Ивашин даже сбил пальцы в кровь, после радостно отметив: «О, как в былые времена, кровища!» Правда, вместо квартета студенток музучилища - роскошных дам с начесами а-ля конец 1980-х гг., подпевающих Шугалею и, кажется, мощно вдохновивших коллектив «Разбитое сердце пацана», - присутствовали фолк-певицы: Ирэна Котвицкая и девушки из группы Gudа . Четвертой, правда, была Анна Дубовик из оригинального состава «Ы.Ы.Ы».

Концерт закончился неожиданно быстро, традиционно прощальной Васиной песней «Х..евый день». Зрителям предложили насладиться выставкой - портретами, по экспрессивности чем-то напоминающими творчество Хаима Сутина. Рок-н-ролльный морок рассеялся, оказалось, что это все-таки был вечер памяти, а не «первый концерт «Ы.Ы.Ы.» за 20 лет» : когда Глобус читал хулиганские стихи, в толпе стояла пожилая женщина и вытирала слезы.

Возможно, если через какое-то время белорусская молодежь станет вдруг распевать песни Шугалея, окажется, что все это, безусловно, было нужно не только тем, кто любил и знал музыканта. Впрочем, современный белорусский андерграунд и так несет в себе все то, что когда-то в начале 1990-х гг. активно придумывал Шугалей, - порой даже не подозревая об этом.
Добавить комментарий
Проверочный код