Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№42 (816) 24 октября 2011 г. Визави

нОВОСтрили уши

24.10.2011
Литва обеспокоена строительством БелАЭС
Литва обратилась в секретариат международной Конвенции Эспо, регулирующей согласование строительства АЭС, с просьбой приостановить осуществление белорусского проекта.


В заявлении литовского МИДа эта мера объясняется тем, что Беларусь определилась с месторасположением станции в нарушение международных требований, «согласно которым приоритетное место строительства такого объекта может быть установлено только после завершения процесса оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) и предоставления ответов на все вопросы стран, которые могут испытать отрицательное воздействие». Официальный Вильнюс подчеркнул, что ОВОС не согласована с Литвой, и обратил внимание, что стране «до сих пор не предоставлены ответы на ключевые вопросы о проведении сейсмических исследований площадки строительства, хотя в прошлом на территории планируемой АЭС были зафиксированы сильные землетрясения». Также Литва хотела бы видеть данные об охлаждении планируемой АЭС и ее воздействии на реку Нерис (Вилия), влиянии станции на территорию и жителей Литвы и др. Посол Литвы в Беларуси Эдминас Багдонас, в свою очередь, поспешил назвать выбор Беларусью для строительства АЭС Островецкой площадки в Гродненской области политически мотивированным и сообщил, что это не даст перспектив сотрудничества двух стран в энергетической сфере. О мотивах литовской стороны и реакции Беларуси корреспондент «БелГазеты» беседовала с членом центрального совета Белорусской партии «Зеленые» Владимиром ВОЛОДИНЫМ и старшим экспертом вильнюсского Центра геополитических исследований Вадимом ВОЛОВЫМ.

ВЛАДИМИР ВОЛОДИН: «РЯДОВЫЕ ЖИТЕЛИ ВИЛЬНЮСА - ПРОТИВ ЭТОГО ОБЪЕКТА»

- Какие доводы используют противники строительства АЭС?

- Первый довод - экологический. До сих пор не существует решения проблемы с захоронением отходов АЭС. Их нужно хранить многие тысячи лет, а это очень дорого. И пока нет гарантий, что эти отходы никогда не перейдут в окружающую среду. Еще одна проблема: любая АЭС, работая в штатном режиме, ежедневно выбрасывает относительно небольшое количество радионуклидов в окружающую среду. Считаю, что это тоже небезопасно. К тому же до сих пор не сконструированы безопасные АЭС. Как показала «Фукусима», а до этого Чернобыль, АЭС взрываются. И пока их не закроют, остается риск техногенной катастрофы. А даже если не будут взрываться, то с ними будут случаться другие инциденты, связанные с выбросом радионуклидов.

Второй довод - экономический. Без госдотаций на военные и мирные атомные программы атомная энергетика экономически убыточна. Ветряная энергетика и другие виды альтернативных или возобновляемых источников энергии - дешевле и выгоднее. Они окупаются.

Третий довод: Беларуси не нужны дополнительные производственные электроэнергетические мощности. Хватает существующих электростанций. Если Беларусь и закупала электроэнергию, то потому что ее было дешевле купить, чем выработать самим.

Наконец, пока нет законных оснований для строительства АЭС. Мы не провели необходимые процедуры в соответствии с международным и национальным законодательством. Местная общественность была лишена голоса в этом проекте. Жители региона, где планируется построить этот объект, пока не имели возможности свободно высказаться за или против него. Сначала надо провести все процедуры так, как положено.

- Российские эксперты подтверждают, что предложенный Беларуси реактор усовершенствован с точки зрения безопасности и является высоконадежным…

- Я могу поверить, что из всех реакторов, которые предлагаются, этот наиболее безопасный. Но это еще не значит, что он полностью безопасен. Это значит, что все остальные еще более опасны. На «Фукусиме» и в Чернобыле действительно использовались иные типы реакторов. Но это же не значит, что рано или поздно и на водо-водяном реакторе не произойдет аварии мирового масштаба. Аварии национального масштаба в разных странах на водо-водяных реакторах случались. Например, в 1979г. в США на АЭС «Три-Майл-Айленд». Никто из независимых экспертов не гарантирует безопасности атомных реакторов.

Многие производители и поставщики реакторов прилагают все усилия, чтобы уменьшить последствия атомных аварий или замолчать их. Чиновники «Росатома» заявляют, что при правильном выполнении всех процедур строительства и эксплуатации они гарантируют безопасность. А я не верю, что строительство и эксплуатация в Беларуси будут происходить в соответствии с нормативными правилами.

- Вы участвовали в общественной экспертизе ОВОС БелАЭС. Что могло насторожить Литву в этом документе?

- Я участвовал в экспертизе как историк, я не силен в технических вещах. Но документ подготовлен небрежно. Мне показалось, что на разных страницах документа содержатся сведения, которые друг другу противоречат. Иногда описываются конструктивные элементы других АЭС. Мне кажется, атомщики не думали, что этот документ может попасть в руки независимой общественности. Кроме того, есть формальные требования к ОВОС. Например, в этом документе должно быть описано влияние на памятники, на историко-культурное наследие. Но в доступном широкой публике варианте не было даже строчки о том, что никакое наследие не будет повреждено. В более полном варианте, который предоставили экспертам, это было написано, но явно не специалистом. Даже список объектов историко-культурного наследия показался мне неполным.

- Вам кажется, именно это не понравилось Литве, официальный Вильнюс смущает именно экологическая сторона проблемы?

- Плохо разбираюсь в том, как протекают политические процессы в литовском правительстве. Но рядовые жители Вильнюса, с которыми я имел возможность поговорить, против этого объекта. Им не хочется сидеть на пороховой бочке: от окраин города до площадки АЭС - около 30 км. Если случится авария, Вильнюс может попасть в зону отселения. Но даже если аварии не случится, при штатной работе АЭС какие-то радионуклиды могут попасть с водами Вилии. Их планируется использовать для охлаждения АЭС. А Вилия - рекреационное место, туда люди приходят проводить время и в Беларуси. Думаю, строительство АЭС повредит плаванию и рыбной ловле на этой реке.

- Как это вяжется с тем, что литовские власти рассматривают возможность строительства собственной АЭС?

- Отдельные литовские политики допускают двойные стандарты к строительству АЭС. Не думаю, что если вдруг литовцы возьмутся строить свою АЭС, то она будет безопаснее белорусской. Это одного поля ягоды. Те жители Вильнюса, с которыми я встречался, отрицательно относятся к проекту, хотя Литве после закрытия Игналины нужны дополнительные энергетические мощности. Но есть все условия для того, чтобы построить их по принципам XXI в., т.е. с использованием возобновляемых источников энергии. АЭС - технология прошлого века.

- Что может предпринять Литва, чтобы воспрепятствовать строительству БелАЭС?

- Насколько я понимаю, международных механизмов не очень много. Другое дело, что Литве не доведется применять никаких специальных санкций, потому что я не верю, что в Беларуси будет построена АЭС. У страны нет для этого ресурсов во время экономического кризиса. Есть несколько сценариев отказа: или отказ до строительства (если власти сядут за калькулятор и посчитают, что это экономически убыточный проект), или в процессе строительства - будет стоять долгострой и напоминать о нереализованных планах некоторых чиновников. Но АЭС в Беларуси никогда не будет введена в эксплуатацию.

СПРАВКА «БелГазеты». Владимир Володин родился в 1984г. в Минске. Магистр истории. Участвовал в экспертизе проекта ОВОС БелАЭС. Член центрального совета Белорусской партии «Зеленые». Участник белорусской антиатомной кампании.

 

ВАДИМ ВОЛОВОЙ: «ЭТИ ЗАЯВЛЕНИЯ - ЧИСТОЙ ВОДЫ БЛЕФ»

- Чем объяснить слова литовского посла в Беларуси?

- Литовская позиция очень проста: наша страна не заинтересована в том, чтобы в Беларуси была построена АЭС. Посол лишь оформил эту позицию дипломатическим языком.

- Литва и сама рассматривает возможность создания АЭС на базе инфраструктуры Игналинской станции. Это как-то не вяжется с образом противника атомной энергетики, в который ваша страна вошла в споре по белорусской АЭС…

- Экологический аспект в данном случае имеет второстепенную значимость. Это прекрасная почва для затягивания процесса - для того чтобы высказываться о нарушении каких-то процедур, подавать протесты в международные институты. Но, по сути, все сводится к конкуренции в постройке атомных станций в Калининграде, Литве и Беларуси. При этом основным конкурентом Литовской АЭС является именно Калининградская АЭС, электроэнергию которой предполагается экспортировать. Литовский проект тоже ориентирован на экспорт. Без поставок энергии в другие страны он будет совершенно бессмысленным и нерентабельным.

Но Беларусь строит станцию для обеспечения внутреннего рынка. Осторожность Литвы в отношении белорусского проекта связана прежде всего с тем, что его будет реализовывать «Росатом» за российские деньги, следовательно, Россия, возможно, будет использовать эту станцию как дополнительный рычаг энергетического давления на Литву. Если будут построены АЭС в Калининграде и Беларуси, а литовский проект затормозится, то Литва окажется в энергетическом окружении. Именно в этом причина того, что Литва пытается притормозить эти два проекта.

- Какие еще доводы, помимо экологического, будет использовать ваша страна?

- Самый удобный довод - окружающая среда. Возможно, Литва будет пытаться подключить к этому спору Евросоюз. Но сейчас в отношениях Беларуси и ЕС наметилось похолодание, и ваша страна не очень-то принимает во внимание позицию ЕС. К тому же Беларусь не зависит от ЕС финансово: сейчас основные деньги идут в вашу страну не с Запада, а с Востока. С МВФ вам пока не удается достичь договоренностей, т.к. у фонда очень жесткие условия. Так что этот довод отпадает.

Литва не обладает статусом крупного игрока, и потому ее действия не будут иметь далеко идущих последствий - решения принимаются в других местах и более серьезными субъектами. Литва хочет лишь выиграть время, затянуть сроки, используя все возможные инструменты.

- Что не устроило Литву по подготовленной Беларусью ОВОС?

- Вопрос не в документе. Можно написать трижды правильный, утвержденный, согласованный со всеми сторонами документ, но в нем все равно можно будет найти зацепки, политизировать этот вопрос. Вопрос - в виртуальной политике. Ее цель - создать ажиотаж, конфликт, чувство небезопасности. Сам документ ни на что не влияет, если вокруг него создается такой неблагоприятный информационный фон. В современной политике именно он имеет большее значение.

- Литва отрицает, что выбор белорусской площадки подтвержден спецкомиссией Международного агентства по атомной энергии. МАГАТЭ может занять сторону Литвы?

- О позиции МАГАТЭ в Литве не говорят, этот аспект затемняется, затушевывается. Отсюда можно сделать вывод, что агентство, в принципе, не возражает против белорусского и российского проектов. Это связано и с тем, что МАГАТЭ априори заинтересовано в развитии ядерной энергетики.

- Что будет, если Литва не даст согласия на реализацию белорусского проекта?

- Все споры крутятся вокруг одной международной конвенции. Беларусь ее подписала, а Россия - нет. В соответствии с ней площадка может быть выбрана только тогда, когда четко оценено возможное влияние проекта на окружающую среду. За это держится Литва. Но в современной политике все решается не на основе международного права, а на основе реальных рычагов влияния и финансов. Если будут деньги и четкая заинтересованность российской стороны, то проект будет реализован, и голос Литвы не будет актуален.

- Посол Эдминас Багдонас намекнул, что с выбором Островецкой площадки для строительства АЭС перспективы сотрудничества Беларуси и Литвы ухудшатся. Какие контрмеры может применить ваша страна?

- Не думаю, что Литва сможет применить большие санкции, чем те, что уже распространил на Беларусь ЕС. Литва, конечно, может осложнить транзит белорусских товаров через Клайпедский порт, но только себе в ущерб. Никто не будет этого делать. Эти заявления - чистой воды блеф. Ну как может Литва оказать влияние на энергетическую безопасность Беларуси? Никак! Да, Беларусь рассматривала возможность строительства совместного с Литвой терминала сжиженного газа. Но зачем он теперь вашей стране, если уже есть договоренность с Россией по дешевому газу? Раньше Беларусь покупала электроэнергию с Игналинской АЭС, а теперь построит свою. В крайнем случае вы сможете покупать электричество на Украине или в России.

Венесуэльская нефть через Клайпеду тоже не пойдет. Изначально этот проект был связан с тем, что некоторое время назад отношения между Россией и Беларусью были достаточно сложными. Тогда президент Александр Лукашенко вел энергетические игры. Но как только все нормализовалось, проблема отпала сама собой. Этот пиар-ход остался в прошлом.

Так что не следует эти высказывания литовских представителей воспринимать серьезно. Надо смотреть на реальность, а ей эти заявления не соответствуют. Это просто создание определенной информационной оболочки, чтобы как можно больше затянуть процесс строительства.

- И надолго Литва намерена его затягивать для строительства собственной станции - на месяцы, годы, десятилетия?

- Пока с определенной уверенностью можно говорить лишь о будущем калининградского проекта. Уйдет на него более двух лет или, может быть, трех - но он состоится. Белорусский и особенно литовский проекты пока туманны. Литва действует по принципу «удастся потянуть время - хорошо, не удастся - что ж поделать». По литовскому проекту нет однозначных ответов ни на один вопрос. До конца этого года общественности обещают предоставить какие-то данные по нему: по цене на электричество, участию стратегического инвестора. У вас хотя бы площадка есть в Островецком районе, а в Литве еще даже работы не начаты. Можно учить соседей, но сначала хорошо бы у себя разобраться.

СПРАВКА «БелГазеты». Вадим Воловой родился в 1981г. в Вильнюсе. Окончил Институт международных отношений и политических наук (ИМОПН). Докторант ИМОПН. С 2005г. - старший эксперт Центра геополитических исследований (Вильнюс).
Добавить комментарий
Проверочный код