Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№41 (815) 17 октября 2011 г. Общество

С Днём матери, дорогие женщины!

17.10.2011
 
Когда наша страна неограниченных возможностей вернулась из летних и демисезонных отпусков, все и всех дожала, заточила в закрома Родины цариц и царей полей, посеяла озимые, прищучила мировой кризис, сунувшийся было на ее территорию, пришло время чествовать родительниц и прародительниц всех головокружительных успехов страны, смело идущей на ощупь к свету в конце тоннеля. Что и было сделано на прошлой неделе в минском Дворце культуры ветеранов в рамках Дня матери.
Мария МНИШЕК



Это они - наши матери - все это время бережно взращивали передовой авангард рабочего класса, всех комбайнеров, операторов машинного доения, участковых милиционеров, ученых-академиков, певцов эстрады, глав райисполкомов, служителей юстиции, агентов служб безопасности: ведь честь, ум и совесть нации когда-то тоже щеголяли с ранцами в продранных штанишках, портили парты, получали шнуром от утюга по пятой точке, играли в щелбаны, околачивали углы женской общественной бани, взрывали петарды и мечтали стать космонавтами (а вышло вон оно как).

И пусть даже побочным продуктом деторождения стала - чего греха таить - шаловливая кучка пресмыкающихся перед заграницей вредителей из «пятой колонны», проникнутая рабьим чувством низкопоклонства перед каждым иностранным чинушей и готовая пойти к нему в шпионское услужение, но даже эти отщепенцы тоже выполняют как могут свою социальную функцию - не дают простому белорусскому человеку притупить бдительность, за что можно отвесить большое человеческое спасибо их многострадальным матерям.

Дворец ветеранов гостеприимно распахнул двери матерям в этот день, и матери пришли: в актовом зале не было ни одного свободного места, пришлось принести еще целую партию стульев и расставить их во всех проходах. Некоторые бабушки даже сами несли себе стулья, балансируя с ними на ступенях. Перед самым началом представления в зал ворвался дедушка с белоснежной бородой и закричал: «Мёд! Кому тут нужен мёд?» В какой-нибудь капстране его бы похвалили за такой маркетинговый ход, но здесь хитрый торговец не на тех напал и вынужден был уйти ни с чем: государство предписало женщинам заниматься оголтелым ажиотажным потребительством на районных ярмарках, а не во дворцах культуры - этих храмах тонких материй.

Первыми перед матерями станцевали белые изваяния, гибкие, как пластилин от АОЗТ «Ленстройкерамика»: они вертелись под иноязычную композицию, сновали из стороны в сторону, мельтешили и кишели, заполняли собой всю сцену, точно грандиозные опарыши, и зрительницы замерли в экстазе, сраженные наповал этим космическим зрелищем, полным болезненного эротизма. «Мама - это наивысшее и наипрекраснейшее из всего, что сделано природой! - твердил конферансье в перерывах между различными эффектными номерами. - Этот день введен в Беларуси в ранг особых праздников!»

На сцену взошел председатель Республиканского совета Белорусского общественного объединения ветеранов Анатолий Новиков и выступил с пышной речью: «Наши милые, дорогие, самые прекрасные мамы! Я вычитал, как французы оценивают мужчину - смотрят, от кого родился, у кого учился и как работает... Вы производите на свет не только очередного малыша, но и будущего ученого, политика, деятеля культуры…»

Известный драматург Алексей Дударев, среди особых заслуг которого конферансье выделил сценарий к фильму «Белые росы», заметил, что белорусские женщины - самые лучшие, самые красивые в мире: «Я поездил по разным странам, это не патриотизм, а объективность, никакой не комплимент, а констатация факта». «Слово «мама» не может не заставить нас вздрогнуть», - подытожил юный восторженный конферансье.

Дальше для мам-ветеранов был исполнен целый ряд оперных арий. «О, не ласкай меня, друг добрый, милый! - восклицала оперная дива в расшитой блестящей кофте, похожей издали на Млечный путь. - Так не люби меня с такою страстью!» Матери в креслах растревоженно замирали, предаваясь воспоминаниям о безумствах и шалостях минувших лет.

Но кое-кто в зале выражал недовольство: в задних рядах сам собой образовался диссидентский кружок из нескольких несогласных матерей, которым не нравилась опера. Они протягивали друг дружке ириски и тараторили, а одна кушала творожный продукт, завернутый в шуршащий пакет. Чтобы вытащить оттуда еще немного продукта, женщина долго шелестела; когда на нее как по команде оборачивалось сразу несколько рядов истинных ценителей оперы, смутьянка делала вид, что она тут ни при чем, выжидала, пока все отвернутся, и снова принималась за свое.

Пожилая дама с розовым ридикюлем все время порывалась «уйти домой» , но другие члены кружка взывали к ее совести: «Погоди, это раскачка! Скоро будет «Лявониха»!» «Эх, все оперные сюда пришли подхалтурить! - ворчала она, будоража сознание масс. - Вон какой бык здоровый, сейчас как заревет!» Ее упаднические настроения не нравились старенькой бабушке в углу, которую концерт приводил в ностальгический экстаз: «А в советские времена все эти песни были для нас! Бесподобно! Попробуй такое изобрази!» «Ну, давай!» - кричала она очередному оперному певцу, чтобы подбодрить.

«Кошма-ар! Во придурки! - завела свою волынку языкастая «диссидентка» с ридикюлем и демонстративно заткнула уши. - Вот тебе и матерный день… Что он поет? Ничего не понять!» «Так это же на немецком, - пояснила ей более эрудированная соседка. - «Волшебная флейта». «Все, надо уходить!» - резюмировала диссидентка и ушла, но она в этот вечер была, похоже, единственным зрителем, который покинул актовый зал.

Сколько еще сюрпризов было уготовано матерям! Как высоко вздымал балерину в розовом ее худосочный балерун - так вздымают над полом вазу в семейном конфликте, чтобы вот-вот грохнуть наземь, но потом спохватываются - этак ваз не напасешься! Сколько экспрессии было в голосе оперной дивы, жгучей брюнетки, задрапированной алым атласом, с алой розой на правом плече! Наконец, к радости кружка диссиденток, на сцену выбежала пробуржуазно настроенная молодежь и устроила кислотное диско под не нашу композицию Everybody dance now . «О, может, вторая часть концерта будет нормальная», - вздохнули любительницы иностранной поп-эстрады, но концерт на этом закончился.

…Счастливые матери спустились на первый этаж, где из динамиков доносился вальс, и тут произошло неожиданное. Они вдруг разбились попарно и начали кружиться по холлу, нарядные и благоухающие, с печатью прожитых лет на лицах, глубоко задумчивые. Пар становилось все больше, и скоро уже в холле ступить негде было, чтобы не пересечься с траекторией вальсирующей пары пожилых мам…
Добавить комментарий
Проверочный код