Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№39 (813) 03 октября 2011 г. События. Оценки

Эффект разорвавшейся бомбы

03.10.2011
«Террорист» сымитировал взрывное устройство с помощью конфет и макарон
На прошлой неделе продолжился долгоиграющий процесс по делу о взрыве в минском метро 11 апреля, который постепенно теряет благодарных и не очень зрителей (все больше красных кресел актового зала в Доме правосудия пустует), но обрастает красочными деталями.
Наталья ПРОВАЛИНСКАЯ



КАК ТАКСИСТ ЗАКИДЫВАЛ БОМБУ В БАГАЖНИК

Во вторник, 27 сентября, первым из числа свидетелей к микрофону вызвали 20-летнего таксиста из Витебска (сегодня - «временно безработного» ). Именно он ранним утром 10 апреля доставил «террориста» Дмитрия Коновалова с большой сумкой на вокзал - причем в свой первый день работы в службе такси. «Скорее всего, парень слева», - не слишком уверенно сказал таксист, указав на клетку, где томился его якобы экс-пассажир. И добавил: «Да, скорее всего, это он».

В тот злополучный день водитель по своей инициативе взял у парня «большую спортивную сумку серого цвета» и забросил в багажник. Пассажира эти вольности с сумкой не испугали - помощи таксиста он не просил, но и не запретил ее трогать. По мнению таксиста, сумка весила 20-25 кг. Так точно ее взвесить ему помогли походы в «качалку»: «Я хожу в тренажерку, 15 кг легко поднимаю, а вот 20-25 кг - уже потяжелей». Парень уселся сзади и по дороге с водителем не болтал.

Позже таксисту показали запись с камеры наблюдения: фигурка в темной одежде и с большой сумкой шагает через один из залов вокзала в Витебске. «Вот этот» , - неуверенно указал таксист, когда его попросили найти там своего пассажира. И пояснил: «Он так же шел к моей машине, как здесь идет».

Судья тут же отпустил свидетеля, но адвокат Коновалова попросил его вернуть и спросил, может ли тот «с категоричной уверенностью» утверждать, что на видеозаписи - тот самый пассажир. «Нет» , - просто ответил таксист.

ТРИ КВАРТИРЫ ПО ЛИНИИ МЕТРО

Таксиста сменила диспетчер фирмы «Армира», через которую Коновалов 10 апреля снял квартиру у ст. м. «Фрунзенская». Как и таксист, девушка в своем деле была новичком - на работу она устроилась только 1 апреля. Девушка рассказала, что фирма сдает всего лишь три квартиры, все по линии метро - на «Фрунзенской», «Пушкинской» и «Партизанской». О близости к метро фирма гордо сообщала в объявлениях, напечатанных в газете «Из рук в руки». По логике следствия, именно на это и обратил внимание «террорист». Когда он позвонил в офис, для сдачи была готова только одна квартира - та самая, на ул. Короля.

Диспетчер не припомнила, чтобы Коновалов просил дать ему несколько квартир на выбор или высказывал какие-то пожелания. Придя в агентство, парень протянул ей паспорт и отсчитал нужную сумму - три сотенных купюры. Ей показалось, что он был в красной куртке, но девушка в этом не уверена. Все, что она запомнила, - круглое лицо и черные брови: «То ли он в шапке был… А может, без шапки».

Когда судья спросил, видит ли она этого своего клиента в зале, девушка начала оглядываться на зал, где сидели потерпевшие, репортеры, спецназовцы и люди с пружинками в ушах. «Не знаю, не вижу», - бормотала она и неловко посмеивалась. Даже когда «террористов» в клетке подняли со скамьи, чтобы свидетельнице было лучше видно, она не узнала Коновалова.

«В паспорт смотрела, видела там что-то, сверяла с фото?» - атаковал ее судья, но в ответ доносилось что-то невнятное. Фамилию «террориста» девушка тогда не запомнила. «Это мне недавно директор сказала, что он Коновалов», - поделилась она, вызвав в зале легкий гул.

Данные из паспортов клиентов она переписывала на отрывные листки. Судьба листков оставалась для нее загадкой: «Мы их выбрасываем - конфиденциальность же… Ну или у директора хранятся».

Ей принесли листок, на котором она якобы сделала записи в тот злополучный день 10 апреля. Девушка узнала свой почерк и прочитала с листка: «Коновалов Дмитрий Геннадьевич, город Витебск…» Там была еще запись, заштрихованная ручкой, но девушка не смогла вспомнить, что же там было написано.

Потерпевший Саакян, известный своей дерзостью, поинтересовался у девушки, просило ли ее следствие опознать токаря. Та ответила, что на допросе у следователя сама предложила его опознать, но «следователь сказал: не надо».

К микрофону подошла директор «Армиры» Валентина Ивановна. Оказалось, квартиру, которую снял «террорист», она сдавала жильцу впервые. До этого «нехорошую» квартиру снимал за $270 в месяц ее сын, договор с хозяином был заключен до 1 мая. Но сын разошелся с женой и съехал, после чего его мать и сдала квартиру «террористу», не спрашивая хозяина. Что очень удивило судью.

Из ее показаний стало ясно, что Коновалову было все равно, в какую из квартир по линии метро заселяться. «Я сказала диспетчеру заселить его на ул. Короля , - сообщила Валентина Ивановна. - Эта квартира была готова. В другой квартире я еще не успела сменить белье…»

Дотошный Саакян спросил у Валентины Ивановны, чем еще занимается ее фирма. «Ничем», - ответила та. Тогда он попросил приобщить к делу визитку фирмы, где с обратной стороны указано: «Грузоперевозки по РБ» . Но судья отказался - мол, это к данному делу не относится. Зато суд очень интересовало, как фирма защищается от постояльцев, которые норовят переломать мебель или что-нибудь уволочь. И директор поделилась недавней болью: 43-летняя женщина унесла из квартиры весь хрусталь. Кто-то из зрителей в зале прошептал, что над фирмой тяготеет злой рок: то «домушники» заселяются, то «террористы».

БОЛЬШАЯ СУМКА СО СПИРТНЫМ?

Следующей перед зрителями предстала Татьяна Усова, эффектная ипэшница из Витебска в ярком балахоне, с хорошо поставленным голосом. У нее Коновалов в полдень 9 апреля снял квартиру на одни сутки рядом с железнодорожным вокзалом в Витебске, до 5.20 утра. Объявление она давала всё в ту же «Из рук в руки», которой Коновалов, видимо, всецело доверил свой квартирный вопрос, презрев Интернет в собственном мобильном телефоне.

«Взаимоотношений никаких не было с подсудимыми?» - для порядка спросил суд. «Боже упаси!» - воскликнула ипэшница. И очень артистично, выделяя голосом самые драматичные эпизоды, произнесла целый спич.

Встретив Коновалова в квартире, она первым делом обратила внимание на его «большую черную сумку» . Эту сумку молодой человек поставил на пол очень аккуратно, чем вызвал у Усовой тревожные ассоциации. Ведь чаще всего молодежь «снимает хату», чтобы там дебоширить: «Приходят с большими сумками, спиртное приносят. И я подумала, может быть, там спиртное? Он так тихонечко, аккуратненько поставил, чтобы не гремели бутылки».

Временный жилец показался ей «немножко таким странным» и«угрюмым таким молодым человеком»: «поэтому я у него спросила документы (ну, вообще я всегда спрашиваю документы), и он мне показал свой паспорт, где было написано - Коновалов Дмитрий Геннадьевич».

Ипэшница обратила внимание на то, что странный квартирант, расплачиваясь, достал из кармана брюк не кошелек, а пачку денег. Сверху лежали сотенные купюры: «Достаточное количество денег» . Разговаривая с хозяйкой, он «не поднимал глаза, смотрел в пол».

Адвокат Коновалова, обычно немногословный, попросил ее объяснить «противоречия по поводу фамилии» квартиранта. На предварительном следствии Усова сначала говорила, что 9 апреля квартиру у нее снимал другой человек.

Усова охотно пояснила: «Когда это все случилось [взрыв 11 апреля. - «БелГазета»], у меня сразу пошли ассоциации. У меня уже, честно говоря, были неприятности... Ну не такого рода, конечно. Для меня это был страшный шок, мы плакали у телевизора». Когда компетентные органы пришли к Усовой, она растерялась: «У меня был не испуг, а такой шок, что я посмотрела свои записи и немножко перепутала» . Оказалось, другой клиент выселялся в 9 часов утра, а Коновалов заселялся 9-го числа. Цифра «9» якобы и ввела женщину в заблуждение «на фоне этого жуткого стресса».

БОЯЛСЯ СДАТЬ ОТПЕЧАТКИ

В зал размашистой походкой вошла девушка с двумя тугими косичками, в джинсах с ремнем, усыпанным стразами. Это была подружка Коновалова в 2006-08гг. (позже общаться с Дмитрием ей запретил ревнивый бойфренд) - кондитер из Витебска по имени Наталья. Когда-то она знала обоих «террористов», а с Коноваловым дружила. Знакомые говорили ей, будто она ему нравится.

Эту дружбу она описала так: «Общались раза три в месяц, так просто сидели на улице, иногда пили пиво». Его уникальности она тогда не разглядела: «Ничем особо не интересовался, особых склонностей не было, обычный парень». О химии и политике он никогда не говорил.

Как-то раз, осенью 2008г., они с Коноваловым сидели у девушки дома и мирно выпивали. Тут что-то навело их на мысль о массовой дактилоскопии после взрыва у стелы в Минске - возможно, по телевизору как раз показывали очередной сюжет об откатывании пальчиков у всей страны. «Он сказал, что боится сдавать отпечатки пальцев , - вспомнила девушка. - И заговорил про какой-то взрыв. Сказал, что там где-то на чем-то остались отпечатки его пальцев». Девушку это не насторожило: «Он был выпивши, я подумала - пошутил. Думала, он на такое не способен». Его страхи она сочла «пьяным бредом».

Показания девушки на предварительном следствии противоречили показаниям в суде. Тогда она сказала, что Коновалов боялся сдавать отпечатки, потому что «совершил взрывы в Витебске и Минске». «Да я сто раз уже говорила, что не уточняю, о каком взрыве он тогда говорил! - вспылила она в суде.- Я не знаю!»

Ей показали фрагмент видеозаписей камер наблюдения в метро, и девушка узнала в фигуре в темной одежде и шапке Коновалова - «по одежде и по походке». Обвинение спросило у нее, опознавала ли она на видеозаписях подельника Коновалова Владислава Ковалева. Имелись в виду те записи, где молодые люди добираются вдвоем с минского вокзала в агентство недвижимости. Однако девушка решила, что ее спрашивают про те же записи, которые только что показали: «Ковалева?! Мне говорили, что там - Коновалов» . Эта простодушная фраза вызвала в зале смешки.

НУ ПЕРЕБРАЛ ЧЕЛОВЕК!

В подвале Коновалова дворовая компания нередко выпивала. Как вспомнила Наталья, подвал представлял собой «голые стены, дверей не было». Коновалов не только водил туда приятелей, но и разрешал «тусоваться» там без него. Мензурок и колб девушка там не заметила, в качестве стульев использовались «какие-то деревяшки».

Она подробно рассказала про суицидальные наклонности Коновалова, о которых на процессе все чаще заходит речь. По воспоминаниям подружки, «бывало у него, что он не хотел жить сам». Один раз токарь звонил ей, когда пытался резать вены в подвале: «Говорил, сидит в подвале, режет руки и истекает весь кровью». Среди общих знакомых ходили слухи о том, что он пил таблетки и травился неким газом.

В тот самый вечер, когда Коновалов проговорился про отпечатки пальцев на месте взрыва у стелы, он предложил ей совершить двойное самоубийство: «Сказал - мне одному страшно. Давай достанем таблеток, водки, нажремся, наедимся и все умрем вместе».

Девушка отвечала резко, не церемонясь с высоким судом, а дотошные адвокаты ее и вовсе раздражали. Когда адвокат Ковалева попросил показать размеры стола, на котором в подвале стояли стаканы с выпивкой, девушка среагировала: «Я что, с линейкой там ходила?!»

Она вообще не производила впечатления тонкой натуры. Когда Коновалов жаловался, что его никто не любит, он одинок, она объясняла себе эти душевные порывы однозначным: «Ну перепил человек…» Звонок токаря из подвала, где тот резал вены и просил приехать, тоже не заставил ее поспешить на помощь: «Подумала, что человек перебрал немного» .

Тему «перебравшего Коновалова» раскрыли почти полностью - Наталья рассказала даже о его повадках «под мухой»: «Мог вести себя по-дурацки, петь песни ни о чем, типа что вижу, то пою». Слушая ее показания, «террорист», пожалуй, впервые несколько раз улыбнулся.

БОМБА ИЗ ДРАЖЕ И СПАГЕТТИ

Потерпевшие говорили проникновенно и затруднялись оценить нанесенный им материальный и моральный ущерб. Житель поселка Боровляны Анатолий Мороз 1956 г.р. вспомнил, что на перроне сразу после взрыва ему было особенно страшно из-за ассоциаций со сгоревшим клубом «Хромая лошадь» в российской Перми: «Там люди поумирали за сутки, глотнув воздуха». Он сказал, что его удивляют слова гособвинителя: выступая в начале процесса, тот оценил ущерб, причиненный метро, в сумму более Br2 млрд., а ущерб, причиненный всем пострадавшим, - в Br175 млн. «Жизнь человека оценивалась как ведро краски», - подытожил Мороз.

Один из прокуроров спросил, почему он отказался от судебно-медицинской экспертизы (данные об отказе есть в материалах следствия). Потерпевший удивился еще больше - дескать, это неправда, сотрудники прокуратуры обещали пригласить его на экспертизу: «Я очень ждал этого приглашения».

В среду, 28 сентября, в суде демонстрировалась видеозапись о том, как в ходе следственного эксперимента 20 апреля Коновалов создал имитацию взрывного вещества и взрывного устройства. В эксперименте участвовал эксперт ФСБ России, а взрывоопасные вещества были заменены имитаторами.

Сначала токарь за 57 секунд изготовил взрывчатое вещество, используя ацетон, гидроперит, серную кислоту, аммиачную селитру, уротропин, пластилин и скотч. Потом сделал из лампочки детонатор, который поместил в 5-литровую бутыль с веществом, примотав пакет с поражающими элементами. Роль этих элементов сыграли конфеты драже и макароны. Судя по видеозаписи, на все это у Коновалова ушло около получаса.



Добавить комментарий
Проверочный код