Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№39 (813) 03 октября 2011 г. Общество

Путь побед

03.10.2011
Город и деревня на новом этапе
Обновленная трасса Минск - Молодечно - будто только что после омолаживающих процедур или даже из-под умелых, юрких пальцев пластического хирурга - лоснилась, струилась, клубилась и отливала на солнце матовым блеском, увлекая автолюбителей все дальше и дальше, в голубоватую даль, за горизонт, туда, где город Молодечно, восставший из многолетнего небытия, замер в ожидании президента.
Мария МНИШЕК



Вдоль трассы возвышались исполинские изваяния из снопов, от которых веяло покоем, незыблемостью и прелой соломой. Горделивая гусеница с рогами-антеннами, рвущимися ввысь, как бы ползла через чистое поле, защищенная от трассы небольшим противопехотным рвом со стоячей водой, через который переправлялись вброд полчища любопытных, желая прикоснуться к этому пышному арт-объекту или даже оседлать его.

Монументальный медведь в ярко-алом нижнем белье вздымался над равнинным пейзажем, точно белорусский соломенный сфинкс. Хотя у него не было ни головы женщины, ни тела льва, ни хвоста быка, ни крыльев грифона, он не менее проницательно вглядывался в каждого путника на трассе, точно загадывая загадку: а ты кто такой и что сделал для «Дожинок»? Вдоль перелеска вытянулся паровоз из множества вагонов, на борту каждого - город-столица «Дожинок» в прошлые, сытые годы: 15 вагонов - 15 праздников села уже пережила белорусская земля!

Из автомобилей то и дело высыпали принаряженные ячейки общества с малышами, чтобы сделать несколько моментальных снимков на фоне каждого из грандиозных монстров, порожденных фантазией какого-то скромного художника, который при свете ночника фонтанировал и извергался идеями над набросками своих исчадий, вынашивал смелые замыслы. Этот арт-труженик пожелал остаться анонимным, чтобы не стяжать себе ненароком почти всю славу, которая в этот день предназначалась для трактористов и комбайнеров, простых рубаха-парней, обветренных и маскулинных, с румянцем во всю щеку, с мозолью во всю ладонь.

Молодые люди, которые фотографировались у подножия медведя, беспокойно спрашивали всех, кто проходил мимо: «А правда, что в город пускают только по паспортам? Нам позвонили, сказали, что нужно удостоверение личности…» Очевидно, что «пятая колонна» не сдавалась до самого последнего часа: рассчитывая сорвать праздник, она не остановилась даже перед таким откровенным враньем. На самом деле ворота города в этот день были распахнуты настежь для всех - даже для неудостоверенных личностей.

Дальше начинали твориться чудеса - на въезде в город сверкал свежей краской новый микрорайон «Восточный» из 23 домов, похожий на высотный, ультрасовременный агрогородок будущего, где вместо красочных одноэтажных домиков - красочные пятиэтажные. Отремонтированы дороги и тротуары, приглашает на вечерний променад пешеходный бульвар, от всех невзгод готовы защитить пассажиров общественного транспорта новенькие стильные остановки, построен амфитеатр, в центральном парке выкопан водоем с островом, культурно-развлекательный центр из стекла и бетона ослепителен и похож на инопланетный корабль, почему-то приземлившийся в Молодечно.

Весь центр города отгорожен от нежелательного вторжения кого бы то ни было: в местах санкционированного доступа установлены турникеты, где вежливые, ласковые милиционеры с любопытством заглядывают в сумки и слегка ощупывают граждан. Вот через турникет проходит коллектив народного ансамбля песни и пляски - несколько дородных женщин с бубнами, в узорчатых платьях изо льна, и дед с бородой и баяном. Лидер коллектива - красавица двухметрового роста с бубном - проходит первой и показывает всем пример: высоко задирает руки вверх, чтобы женщине-милиционеру было удобней ее обыскать. Та тщательно проводит руками по сценическому костюму, в складках которого удобно прятать запрещенные к проносу предметы.

Последним заграждения преодолевает дед, стараясь не выпустить из рук баян, и тоже послушно поднимает руки вверх. Безопасность граждан - превыше всего! Перед лицом опасности, исходящей от диких, необузданных, не огражденных дворов Молодечно, все равны, ни для кого нельзя делать исключение. Мало ли что можно спрятать в баяне или подоле!

Вот папа подводит к дяде-милиционеру двух малышей, двух и четырех лет от роду, они поднимают ручонки вверх даже с удовольствием - так надо! Их тоже заботливо прощупывают. Их терпение будет вознаграждено: за спиной у милиции - гигантский батут! Из его надувного нутра доносится заливистый смех детворы и женское контральто: «Сярожа! Паламаеш галаву!»

Напротив каждого двора, из которого можно прокрасться на праздник, избежав КПП и обыска, - недремлющий милиционер. No pasaran - они не пройдут! Биотуалеты расположены, напротив, во дворах: чтобы вернуться «оттуда», надо заново пройти обыск. Это разумно: мало ли что может прийти в голову гражданину, пока он находится в биотуалете.

А вот и торговые ряды палаток, уходящие далеко за горизонт. Чего тут только нет! Яства и напитки, тазы и соковыжималки, часы, галоши, плащи, художественные промыслы, продукция «Интеграла», утюги, фены, игрушечные кортики, гигантские декоративные торты из бечевки и искусственных цветов! Некоторые палатки окружены рукотворными прудами с фонтанами, повсюду разбросаны импровизированные цветочные арки и живые уголки, где свиньи из пластика и других современных материалов копошатся среди муляжей кукурузных початков.

Здесь восемь сценических площадок, где готовятся выступления разных коллективов. Везде - шатры с пластиковыми стульями и столами, которые ломятся от шашлыка, шницелей и колбасок. Рядом певец в бежевой водолазке услаждает едокам слух, исполняя проникновенную композицию: «Аэродром, пес лижет лапу, нам бы рвануть с ним на Юго-Запад, он бы стащил стоптанный тапок с левой твоей ноги» . Его слушает пожилая пара, согласно кивает головами в такт.

Течет, волнуется людское море: девочки с леденцами-петушками, которые едва помещаются в рот (в этом году даже леденцы уродили, как шутят местные); мальчики с гречишными оладьями, которые пекут и бесплатно раздают за углом; подростки в масках по мотивам фильма «Крик»-1996 - в Молодечно как раз пик моды на них, они продаются на каждом углу. Две женщины, чьи головы вскружило это изобилие, поддерживают друг друга под локоток, но одна все равно спотыкается и норовит упасть.

В воздухе над городом парит желтый, точно второе солнце, дирижабль с надписью «Дажынкi» на борту. Из динамиков какой-то шашлычной внезапно доносится композиция буржуазного британского электронного дуэта Nero , играющего в стиле драм-н-бэйс и дабстеп, но диск-жокей тут же спохватывается и ставит милое сердцу «Он уехал прочь на ночной электричке». Где-то за углом человек с мегафоном загадывает всем загадки, слышно, как он кричит: «Кто никогда не замочит волосы в дождь? Ну, ну? Нет! Нет! Да! Лысый человек!»

А вот в центральный парк с амфитеатром, где выступает президент, может попасть не всякий - людей без пригласительных и пропусков отправляют на гулянья в другую сторону, на площадь, где тоже есть амфитеатр, только маленький. Парк кажется большим и безлюдным, и только в амфитеатре бурлит и клокочет жизнь - там поют и танцуют, там выступает президент, но на площади его не слышно. «Ну что сказал, что сказал?» - перешептываются горожане и ждут новостей.

Около шести вечера, когда президент покинул амфитеатр, награжденные комбайнеры и почетные гости прошли длинным строем вверх по улице, к большим автобусам, на которых их привезли. Они шли нескончаемой вереницей, в своих одинаковых темных костюмах (комбайнеры - в одинаковых светлых), в основном - убеленные сединами, умудренные опытом, на ходу возбужденно делясь впечатлениями, радуясь неожиданным встречам: «А, Григорий Михалыч, а я тебя видел, ты тоже там был!» - «Ба, Петр Савельич, и ты тут!»

Вечерело, заканчивался первый день праздника, горожане предвкушали салют, почетные гости грузились в автобусы, а вдоль дороги через каждые 10-20 м стояли неприметные мужчины в светлой ветровке, с зонтиком и проницательными глазами. Когда все эти мужчины слились в едином порыве в одну большую группу и углубились куда-то во дворы, стало ясно: президент уехал, и горожане как-то разом погрустнели. Но впереди у них был еще целый уик-энд беззаботной, заслуженной гульбы!

Фото: photo.bymedia.net
Добавить комментарий
Проверочный код