Четверг, 21 Сентября 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Глава ЦИК Лидия Ермошина не исключает возможности переноса президентских или парламентских выборов 2020г. на более ранний срок. С чем это связано?
Количество проголосовавших: 78
из-за двух кампаний возникнут трудности с фальсификациями
 16.67%
вместо выборов пройдет референдум об объединении с РФ
 7.69%
Лукашенко не выдвинет свою кандидатуру
 2.56%
выборов в стране нет с 1994г.
 57.69%
на 2020г. придется пик экономического кризиса
 15.38%
№37 (811) 19 сентября 2011 г. Тема недели

Девальвация светлого будущего

19.09.2011
 
Валюта уже начала мелькать в обменниках, больше не нужно шерстить по знакомым, чтобы скинуть двадцатку баксов, обещание сблизить курсы в течение полутора месяцев больше не выглядит фантасмагорией - так что же плохо, друзья? Почему мы все повесили носы после того, как увидели в банках курс Br8,6 тыс. за $1? Ведь и покупали до сих пор за Br8 тыс. (и еще радовались, когда удавалось купить), и продавали за Br8,6 тыс.! Так почему мы в депрессии - после того как эти операции перестали быть нелегальными?
Виктор МАРТИНОВИЧ



Мне кажется, ответ прост. Все, что творилось с белорусским рублем до сих пор, все эти Br8 тыс., Br9 тыс. за бакс - все это было как бы самоуправством, пугливой фантазией обычных (часто заблуждающихся) граждан. Рядом существовал курс в Br5,3 тыс., и он был железобетонной гарантией того, что все еще обязательно будет хорошо.

Вот мы сейчас друг друга пообманываем, понакручиваем, попаникуем, а потом придет большое и мудрое государство и даст нам много-много долларов за Br5,3 тыс. И мы поймем: зря сомневались, нам же говорили - мы, дурни, еще будем предыдущую девальвацию - с трех до пяти тысяч - вспоминать как страшный сон.

До тех пор, пока официально, в обменных пунктах, доллар не стал стоить Br8 тыс. и выше - была надежда, что государство выпросит очередной кредит у России, продаст пачку предприятий, получит транш от МВФ, но даст нам доллары по тому курсу, который оно само считало и много раз называло экономически выверенным и математически обоснованным. Получая белорусскую зарплату, можно было тайком конвертнуть ее по официальному курсу (Br5,3 тыс.) и сказать себе: не такой уж я нищий! Даже оплачивая турфирме отдых из расчета Br9 тыс. за $1, можно было утешать себя: коммерсанты накрутили, спекулируют тут под шумок! Но ничего, сильная и процветающая Беларусь еще зацветет и запроцветает!

Удар шока, который мы испытали 14 сентября, связан с тем, что черная версия реальности, циничная, не верящая ни во что хорошее и ни на что не надеющаяся, оказалась права! Br8,6 тыс. победило Br5,3 тыс. Надежды на то, что курс когда-нибудь вернется на уровень Br5,3 тыс. за $1, больше нет. Уж тем более нет шансов, что, как когда-то было обещано, предыдущий виток девальвации окажется временным и мы еще насладимся долларом по Br3 тыс. Для мечтаний о зарплате в $500 не осталось места. Страна стала получать менее $200 в месяц. Светлого будущего не просматривается.

Собственно, ощущение крушения надежд относительно Беларуси является доминирующим не только в экономике. Говорят, и в Брюсселе опустили руки, вконец запарившись с «белорусским вопросом». У них больше нет планов. Пошаговая стратегия провалилась. Стратегия ультиматумов провалилась. План диалога потерпел крушение. Пространства для веры официальному Минску больше нет: теперь в самих европейских столицах способны сформулировать те слова, с которыми официальный Минск выйдет из диалога и аннулирует его результаты, снова посадит пачку оппов в тюрьмы, обвинит Запад в двойных стандартах в обмен на ультимативные призывы соблюдать взятые на себя обязательства. В общем, тупик.

Там решили поставить на демократическом будущем Беларуси крест. Подождать несколько поколений.

Репортер Financial Times Сэм Найт, мой приятель, назвал как-то Беларусь «страной, вечно подающей надежды» . Надежд больше нет, Сэм. Непонятно, на что надеяться. На очередные изменения Избирательного кодекса? Мало их было? На очередной круглый стол? Не смешно? На то, что выходящие сейчас из тюрем зеки будут последними задержанными за площадь? Глупо! Так же глупо, как слепо верить в то, что бакс снова будет стоить Br3 тыс. Или Br2,3 тыс. (помните те времена? А ведь как недавно было!). Из минских офисов идет караван эмигрантов в Москву. Знающая языки молодежь сидит на чемоданах - особенно те, кто успел нахватать валютных кредитов под такие выгодные в Беларуси проценты. Какие надежды, Сэм?

Другой приятель - американский фотографБилл Крэндал - сделал фотоальбом про Беларусь и назвал его «Зал ожидания» . Настроения зала ожидания действительно были актуальны в середине нулевых, когда казалось - вот еще чуть-чуть, и мы станем Сингапуром. Или Малайзией. Покажем всем нового Восточноевропейского тигра. И наш автозавод еще приобретет контрольный пакет концерна General Motors , а «Горизонт» возьмет под контроль компанию Philips . И в Китае еще начнут учить белорусский язык, чтобы упростить себе доступ на наш супер-пупер-рынок.

Теперь в стране, где самое светлое в будущем связывается с распродажей советских активов и вопрос лишь в том, по какой цене - высокой или очень высокой - их загнать, все вдруг стали лузерами, без амбиций.

Белорусы являются очень надеющейся нацией. Питать надежды и иллюзии - наш талант, наше тайное хобби. Придавленные многосотлетней трагической историей, мы так талантливо ждали лучшего! Нам, собственно, не нужно было много и распространенно лгать. Достаточно было нам бросить, походя, что доллар скоро обесценится, а потому деньги нужно хранить в белорусских рублях и в белорусских банках, или что в ПП НС пустят парочку «шелудивых» - все остальное делали наши воображение и готовность обмануться.

Мы представляли себе, как придет весна и мы станем богатыми-богатыми, как наступит какой-нибудь очередной «Народный сход», после которого все начальники станут порядочными, как герои аниме, что ПП НС начнет принимать законы, которые начнут исполняться. Ясно, что надежды наши, питаемые по разным поводам, с течением времени обламывались. Но всегда это происходило по мелочам. В конце концов, так ли уж важно, будет пять оппозиционеров в ПП НС или нет? Теперь, с обнищанием целой страны меньше чем за год в 2,5 раза, девальвация светлого будущего коснулась каждого.

Мне не страшно думать, как мы будем жить без $500. В конце концов, вместо Туниса можно ездить в Болгарию или Крым. На уровень счастья - того самого, которое самое главное, - география потребления красного вина и качество шезлонга, на котором греешься на солнце, влияет слабо. Куда страшнее думать, как теперь мы будем жить без надежды. Без веры в то, что придет день - и все станет очень-очень хорошо, и мы еще всем покажем.
Добавить комментарий
Проверочный код