Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№37 (811) 19 сентября 2011 г. События. Оценки

Торга нет

19.09.2011
Помилованы 11 «декабристов»
14 сентября на свободе оказались еще 11 осужденных по делу о декабрьских беспорядках. Указом президента помилованы Федор Мирзаянов, Владимир Лобан, Дмитрий Новик, Александр Класковский, Александр Отрощенков, Александр Молчанов, Олег Федоркевич, Павел Виноградов, Дмитрий Буланов, Илья Василевич и Никита Лиховид. Эксперты по традиции назвали произошедшее «торгом с Западом» , подразумевая, что амнистия произошла в ожидании кредита от МВФ или ЕС. Вместе с тем европейскими кредитами не пахнет настолько, что впору сменить лексику рассуждений о подобных помилованиях.
Виктор МАРТИНОВИЧ



Прошедшая волна амнистии - вторая по счету. Ранее президент помиловал 13 осужденных за «площадь», были прекращены уголовные дела в отношении администратора сайта «Хартия-97» Натальи Радиной (она уже успела получить статус политбеженца в Литве), председателя ОГП Анатолия Лебедько, экс-кандидата в президенты от БНФ Григория Костусёва, а также Владимира Кобеца, Олега Корбана и Алеся Арестовича.

Реакцией на вторую порцию амнистированных стала резолюция Европарламента, в которой тот… нет, не поблагодарил официальный Минск за проявленный гуманизм, а потребовал срочно освободить из-под стражи правозащитника Алеся Беляцкого, арестованного по обвинению в неуплате налогов в особо крупном размере. США «похвалили» режим специальным заявлением зампомощника госсекретаря по вопросам демократии и прав человека Томаса Мелиа, в котором тот потребовал реабилитации всех политзаключенных. То есть после каждой новой порции освобожденных следует не награда в виде словесно артикулированной надежды на возобновление сотрудничества, а все то же заявление, что политзаключенных в Беларуси не должно быть вообще, обвинения с них нужно снять, полностью реабилитировав, а не только выпустив из тюрем. Если это торг, то покупатель отсутствует. Или делает вид, что не понимает, что ему что-то продают, ожидая взамен денег.

Возможно, впрочем, что сама идиома «торг политзаключенными» морально устарела. Рожденная после предыдущих президентских выборов, когда в отношениях официального Минска и Брюсселя наблюдалась хоть какая-то толика доверительности, она описывала ситуацию, когда в обмен на освобождение экс-кандидата на президентских выборах-2006 Александра Козулина Беларусь действительно могла получить от отдельных стран Европы некие ощутимые выгоды. Та ли это модель, которую мы имеем в сентябре 2011г.?

Прямо накануне очередной волны амнистии президент прямо заявил, что никакого диалога с оппозицией не будет, а за стол переговоров относительно будущего Беларуси приглашены представители всех общественно-политических сил, а не только критически настроенные по отношению к власти. Аккурат между двумя волнами амнистии МВФ озвучил свое решение не выдавать пока кредит Беларуси и успел удивиться версии о том, что для получения очередного транша нужно освободить политзаключенных. У МВФ свои требования, касающиеся глубины структурных реформ в экономике. Требования, обусловливающие возврат кредитных денег, а не демократизацию Беларуси.

Так о каком «торге политзаключенными» можно говорить в нашем случае? За 24 отпущенных Беларусь не получила ни копейки. Не вознаградили ее и за снятие обвинений с тех, кто находился под следствием. Какое обстоятельство может заставить белорусское руководство предположить, что теперь, когда на кону судьбы последних одиннадцати (в их числе - «тяжеловесы», экс-кандидаты в президенты Андрей Санников, Николай Статкевич, Дмитрий Усс) - амнистию удастся монетизировать? Кажется, «принципами гуманности» , упомянутыми в указе о помиловании, руководствоваться в такой ситуации более разумно, чем делать ставку на возможность продать кому бы то ни было эту самую гуманность. Аналитикам самое время задаться целью найти новый язык объяснения белорусской политики - взамен очевидно устаревшего языка образца 2006г. Нет никакого «торга заложниками» , нет и «продажи политзаключенных» . Возможно, есть что-то еще, какие-то иные причины, о которых мы просто не знаем.

Потому что если ничего нет, если помилование происходит ровно так же произвольно, как происходят аресты, получается ситуация, тем более пугающая всех, активно вовлеченных в белорусскую политику. Ведь получается, что ты совершенно случайно можешь попасть «под раздачу» на площади, не уловив вовремя момент, когда либерализация сменяется «жесточайшей реакцией». И совершенно случайно же от «раздачи» избавиться - без влияния неких могущественных геополитических сил, способных замолвить за тебя слово. Нет, уж лучше пусть будет хотя бы «гуманизм»…
Добавить комментарий
Проверочный код