Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№37 (811) 19 сентября 2011 г. События. Оценки

Детки в клетке

19.09.2011
Судят обвиняемых во взрыве в минском метро
15 сентября в минском Доме правосудия начался суд над обвиняемыми во взрыве в минском метро - токарем Дмитрием Коноваловым и электриком Владиславом Ковалевым. Теракт на ст. м. «Октябрьская» 11 апреля унес жизни 15 человек, 11 из которых погибли на месте; травмы и моральные страдания получили более 300 граждан.
Наталья ПРОВАЛИНСКАЯ



Обвинение Дмитрию Коновалову и Владиславу Ковалеву предъявлено по целому букету статей УК РБ. В список входят злостное и особо злостное хулиганство, умышленное уничтожение и повреждение имущества, покушение на него, незаконное изготовление, приобретение и хранение взрывчатых веществ, недонесение и укрывательство орудий преступления, терроризм (Коновалову инкриминируются все три части ст. 289 УК РБ, Ковалеву - пособничество). Теракт в метро Коновалов совершил, по версии следствия, вдобавок еще и после алкогольных возлияний.

В первый день суда обвиняемые признали вину частично: Коновалов подтвердил, что совершил теракт-2008 и теракт-2011, но не признал обвинений в хулиганских взрывах в 2000-02гг. Ковалев, напротив, отрицал свою причастность к терактам, но признался в хулиганстве. Процесс обещает быть долгим: суду предстоит изучить 550 томов дела, заслушать показания обвиняемых, многочисленных свидетелей и более чем 500 потерпевших.

…Накануне процесса репортеры, памятуя суды над «декабристами», готовились дежурить у Дома правосудия с палатками, чтобы попасть в зал заседаний, однако на этот раз им не только не чинили препятствий, но и вовсю способствовали. В холле аккредитованным СМИ даже раздавали пресс-релизы; кое-кто, обнаглев от столь уважительного отношения, начал грезить о зоне Wi-Fi и чашке горячего шоколада. Доступ в зал тоже организовали без проволочек, поставив у каждого из двух входов сразу по две рамки металлодетекторов. «Там не зал, а ангар - 500 мест!» - переговаривались присутствовавшие.

Оказалось, под зал заседаний был переоборудован актовый зал Дома правосудия, где ряды алых кресел для зрителей спускались ступенями к большой сцене. Перед сценой стояли 8 крепких молодцев в униформе с нашивкой «спецназ» и пристально вглядывались в приходящих. Клетку, установленную на сцене, обыскали кинологи с собаками. С краю каждого ряда уселся молодой человек в штатском с пружинкой за ухом. Один из них со скуки потом читал заметки репортера с нетбуком, сидевшего рядом, и иногда даже поправлял: «А вот тут вы неправильно написали, приукрасили!»

На процесс в первый день пришли 121 потерпевший, а также их родственники и представители. Из них около 10 человек пострадали во время витебских взрывов, 17 - у стелы на пр. Победителей 4 июля 2008г., остальные - в результате теракта в метро. 401 потерпевший в суд не явился.

Подсудимых ввели в наручниках, низко наклонив. Издали было видно, как Ковалев из клетки вежливо поблагодарил милиционера, снявшего с него наручники. На появление предполагаемых злодеев зал никак не отреагировал. На Коновалове была та самая черно-синяя спортивная куртка, что и на его известной фотографии из сети «Вконтакте».

Клетка была разделена на две части решеткой, чтобы подсудимые не общались между собой во время процесса. Для каждого из них даже предусмотрели отдельный вход с торца. Впрочем, они даже не глядели друг на друга. Ковалев держался прямо, реагировал более живо, искал взглядом мать, которая находилась в зале. Коновалов же опустил глаза в пол, слегка склонил голову набок и так просидел почти весь первый день суда. За несколько минут до начала процесса к клетке подошел его адвокат Дмитрий Лепретор, похожий на манерного старшеклассника со стильной челкой, однако Коновалов даже не встал, чтобы переговорить с ним.

Гособвинителем в суде выступил замгенпрокурора Беларуси Алексей Стук, процесс вел первый зампред Верховного суда страны Александр Федорцов. Когда судья спросил стороны, возражают ли они против фото- и видеосъемки, никто не был против. Однако с места поднялся человек, представившийся потерпевшим Тютюновым, и объявил, что считает съемку Ковалева и Коновалова «кощунством» . Всю прессу со съемочной аппаратурой удалили. К этому моменту в зале уже отсутствовала мобильная связь и Интернет - видимо, заработали «глушилки», поэтому на просьбу судьи отключить телефоны некоторые отреагировали нервными смешками.

Отец одной из потерпевших по имени Инесса заявил, что у него ходатайство. Неожиданно для всех он попросил судью отменить смертную казнь («Это варварство пещерных отношений!» ) и ввести институт присяжных заседателей. Кроме того, он хотел бы толком ознакомиться с делом: по словам отца Инессы, материалы были переданы ему слишком поздно, и он успел прочесть лишь 4 тома. Он заметил, что его дочь уже шестой месяц лишена всех средств к существованию, и ей до сих пор «не выплачен ни один бюллетень» .

Ходатайство мужчины поддержало еще трое потерпевших. «Мне не выплатили ни копейки!» - выкрикнула с задних рядов пожилая женщина. Еще один пострадавший, молодой человек по фамилии Саакян, юрист по образованию, предупредил, что ведет запись процесса на кассетный диктофон и подтвердил, что на ознакомление с материалами дела у потерпевших не было времени: «Мне дали на это три дня».

Судья счел нужным пояснить этот неприятный нюанс: по его словам, молодого человека интересовали не все материалы, а конкретно методы изготовления взрывных устройств, поэтому ему ограничили время на ознакомление с делом, «чтобы его обезопасить». В ответ молодой человек попросил судью «не говорить того, чего не было». Он также попросил вызвать в суд женщину, которая сдала квартиру Коновалову и Ковалеву: «Я говорил с ней. По ее словам, ее не привлекали к опознанию подозреваемых». Ходатайство о вызове свидетельницы судья удовлетворил.

Обвинение токарю и электрику прокурор зачитывал около двух часов. Как сформулировал обвинитель, токарем Коноваловым двигало «осознанное желание убийства максимального количества лиц, в т.ч. малолетних, престарелых, беременных женщин». Его действия гособвинитель характеризовал как «открытый демонстративный вызов окружающим, осознанное желание противопоставления себя обществу, желание получить удовлетворение от совершаемых преступлений, основанные на ложном чувстве собственного превосходства, безнаказанности, намерение дестабилизировать общественный порядок и акт устрашения населения» . Электрик же Ковалев не доносил на приятеля «из ложно понимаемого чувства товарищества».

К расстрельной статье обвиняемые упорно шли с 2000г., мужая и совершенствуясь. До 2005г. следователи насчитали 11 взрывных эпизодов: с 14 лет подростки взрывали бомбы на лестничных клетках домов, на фасаде библиотеки, на проселочных дорогах, подожгли автомобиль и собирались взорвать киоск. В 2005г. они якобы устроили два известных витебских взрыва - на пл. Свободы и около летнего кафе у ресторана «Эридан».

По данным обвинения, взрывные устройства Коновалов собирал из элементов, которые можно было найти в свободной продаже. Сначала они приводились в действие горевшим фитилем, затем террорист стал использовать часовой механизм.

По мнению следствия, готовясь к теракту 3 июля 2008г. у минской стелы, Коновалов купил у Ковалева и «других лиц» тротил и собрал два взрывных устройства фугасно-осколочного типа. 3 июля он привез бомбы в Минск, хранил их на съемной квартире, а вечером пронес к стеле. Второе устройство не взорвалось, и на нем сохранились отпечатки пальцев Коновалова.

Бомбу для взрыва в метро Коновалов, по мнению обвинителей, готовил с июля 2010г. - почти год. Однако 9 апреля милиция все же взяла у Коновалова отпечатки пальцев, и он понял, что его блистательная «карьера» неуловимого подрывника подходит к концу. Спеша довершить начатое, в тот же день он позвонил Ковалеву и сообщил, что едет в Минск совершать теракт. К этому моменту Ковалев, что интересно, жил в Минске уже полгода - он перебрался в столицу на работу.

Токарь приехал в Минск со спортивной сумкой, в которой перевозил взрывчатку. На вокзале товарища встретил Ковалев. Далее друзья, которые черпали знания о взрывчатке из Интернета и там же знакомились с девушками, почему-то решили искать жилье в Минске без использования прорывных технологий, по старинке, - купили газету «Из рук в руки». Причем в агентство недвижимости они пришли все с той же сумкой, начиненной взрывчаткой. Вечером 10 апреля Коновалов побывал на ст. м. «Октябрьская» и выбрал место для совершения теракта.

…Атмосфера в зале была тяжелой. Когда прокурор зачитывал список имен погибших и пострадавших, люди плакали. Однако ни разу за все заседание не раздалось выкрика вроде «Убийцы!» или «Расстрелять гадов!». Женщины на пятом ряду вспоминали события в метро и сетовали: «Люди должны, как нищие, ходить и вымаливать эти деньги. А как на «Дожинки» или День города тратиться - пожалуйста». В холле отец пострадавшего молодого человека (возможно, погибшего) расписывался за вещи сына: здоровенный мужик двухметрового роста тяжело дышал, склонившись над бумажкой, под глазами были резко очерченные круги. Один молодой человек пришел на костылях.

Токарь и электрик признали вину частично. «Я признаю свою вину во взрыве в метро в 2011г. , - произнес Коновалов, и зал впервые загудел. - А также во взрыве на День Независимости и в незаконных действиях со взрывчатыми веществами» . Зато Коновалов не согласился с тем, что хулиганил в детстве: взрывы в подъездах, поджог киоска и автомобиля, а также два взрыва в Витебске делом своих рук он не признал.

Ковалев, напротив, признал вину в мелких взрывах в Витебске в 2000-02гг., но не признал соучастия в теракте-2011 и недонесении. Хотя при этом признал факт недонесения о взрыве у стелы 3 июля, а также незаконные действия со взрывчатыми веществами: «Признаю. Приобретал тротил». Он добавил, что не подтверждает некоторые показания, которые дал, по его словам, в ходе следствия под давлением.

Одна из женщин сразу после заседания громко рассказывала супругу по телефону о событиях в суде. В изложении потерпевшей события в зале выглядели так: «Просто дети какие-то, у них на лицах написано, что им уже все равно, полная безнадега. А адвокат Коновалова вообще весит в три раза меньше нашей собаки. Какой-то мужчина правильно попросил суд ввести присяжных заседателей, а то что это такое - рядом с судьей сидят два народных заседателя! Многих потерпевших не было - люди знают, что это пустая трата времени. Говорят, автобус с потерпевшими отправили в Палангу якобы поправить здоровье, лишь бы они не присутствовали. Но, с другой стороны, что мы знаем об этом? Ничего. Мы же никого там, в метро, не видели».

Судья отдельно обратился к журналистам, попросив их не использовать услышанные в суде имена и адреса в профессиональных целях: общение со свидетелями может быть расценено как давление на них, которое, кстати, уголовно наказуемо. Кроме того, он порекомендовал прессе «воздержаться от оценок» и излагать только факты.

СПРАВКА «БЕЛГАЗЕТЫ». Обвиняемые по делу - Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев - уроженцы Витебска, 1986 г .р. Учились в одной школе, в одном классе, но, по утверждению матери одного из обвиняемых, «близкими друзьями они не были» . Как отмечало МВД, у обвиняемых еще в школьные годы наблюдалась тяга к углубленному изучению химии, а в характеристике одного значилось: «Замкнут, необщителен; за внешним равнодушием скрывается жесткий, безжалостный характер». Оба ранее не судимые, военнообязанные, не женаты. Коновалов работал токарем в РУП «Витебский завод запасных тракторных частей», Ковалев - электромонтером по ремонту и обслуживанию линий электропередачи ОАО «Минские электросети». Снимали квартиру в районе ст. м. «Фрунзенская».

Уголовное дело о взрыве на ст. м. «Октябрьская» в Минске, в результате которого погибли 15 человек (тяжкие телесные повреждения получили 33 человека, менее серьезные ранения - 70 человек; всего пострадало более 300 человек), насчитывает 550 томов. Коновалову инкриминируется совершение преступлений, предусмотренных ч. 1, 2, 3 ст. 289 УК РБ («терроризм» ), ч. 2, 3 ст. 295 («незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ» ), ч. 2, 3 ст. 339 («хулиганство» ), ч. 2 ст. 218(«умышленное уничтожение или повреждение имущества» ), ч. 1 ст. 14 («покушение на преступление» ). Ковалев обвиняется по ч. 6 ст. 16 («пособничество в преступлении» ), ч. 3 ст. 289(«терроризм» ), ч. 3 ст. 295(«незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ» ), ч. 2, 3 ст. 339(«хулиганство» ), ч. 2 ст. 218(«умышленное уничтожение или повреждение имущества» ), ч. 2 ст. 405(«укрывательство преступлений» ), ч. 1, 2 ст. 406(«недонесение о преступлении» ). Коновалови Ковалев также обвиняются в совершении взрывов в Витебске 14 и 22 сентября 2005г. (пострадало около 50 человек, никто не погиб) и в Минске 3 июля 2008г. (пострадало 55 человек, 47 - госпитализированы). Взрывы, произошедшие до теракта в метро, квалифицировались как хулиганство.








 
Добавить комментарий
Проверочный код