Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№37 (811) 19 сентября 2011 г. Радости жизни

Дудутки зажигают!

19.09.2011
В музейном комплексе прогремел рок-фестиваль
Еще летом на 17 сентября планировался большой рок-концерт в этнографическом музейном комплексе «Дудутки», в 40 км от Минска. Деньги, собранные на концерте, планировали отдать на реконструкцию мельницы, расположенной там же: фестиваль гордо назывался «Рок-Млын», а среди хедлайнеров мелькали IQ -48.
Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ



Но недавно в музейном комплексе случился пожар. Выгорело больше 600 кв. м музея, этнографическая галерея с очень редкими экспонатами, собранными в многочисленных экспедициях, сгорел и один из раритетных автомобилей музейной коллекции. Это вызвало сильный резонанс в обществе; отвечая на вопрос: «Поедете ли вы в Дудутки на фестиваль?» - многие расстроенно отвечали: «Так они же сгорели!»

Поехав на фестиваль, чтобы взглянуть на сгоревшие Дудутки своими глазами, корреспондент «БелГазеты» обнаружила, что все не так плохо, а заодно выяснила, что рок-музыка не всегда собирает толпы.

Дудутки жили своей обычной жизнью немного лубочного этномузея. По парковым дорожкам бегали восторженно улюлюкающие гости с Ближнего Востока. Несколько задумчивых афроевропейцев стояли около старой телефонной будки в поле (экспонат!). Из маленьких домиков, расположенных на территории комплекса («Сыроварня», «Кузница», «Бровар» и т.п.), то и дело выбегали толпы туристов; кто-то сидел на пригорочке, весь в дыму, и ел шашлык. В здание музея живенько забегали женихи с невестами - традиционно каждые полчаса в Дудутках гремит какая-нибудь особенная свадьба.

Сгоревшая часть комплекса выглядела более радостно, чем на печальных новостных фотокарточках,

- все очень живо восстанавливалось. Рабочие, деловито копошащиеся на стропилах будто муравьи, уже восстановили часть кровли и методично продолжали превращать испорченное в новое и красивое. Было сложно предположить, строят ли они именно то, что сгорело, - белорусскому коллективному бессознательному порой свойственно отстраивать взамен потерянного нечто совершенно другое, - но все выглядело очень живо.

Только лишь сгоревший винтажный автомобиль 1940-х гг., обугленный и черный, напоминал о случившемся - накрытый голубым целлофаном, будто мертвец, он жался к обочине и навевал печальные ассоциации с военными фильмами.

Пока музей жил своей жизнью, где-то в поле грохотал рок - по звучанию почему-то русский и неумолимый, как творчество Юрия Шевчука. Выяснилось, что суть фестиваля какая-то неясная. Вместо того чтобы пригласить в фолк-музей какие-нибудь более аутентичные группы, организаторы решили сделать молодежный рок-фест, видимо, рассудив, что фолк-оупен-эйров этим летом было предостаточно. Поэтому приглашенные гости - «Вектор Эго», «Астения», «Без Паники» - играли именно русский рок, с некоторыми вариациями. «Без Паники» и вовсе звучали так, что издалека начало казаться, что в Дудутки приехал Шевчук и сейчас восстановит мельницу собственноручно, если ему не воспрепятствовать.

При близком рассмотрении оказалось, что рокеры не поют ничего крамольного. После песни про «нежные пальцы» они объявили: «Сейчас будет песня про такие странные штуковины на отмелях, с прожекторами. Маяки! Кстати, наш гитарист живет на улице Маяковского. Раньше там было жутко, а теперь нормальный район».

Зрителей у фестиваля было немного - человек 20, четверо из которых играли во «фрисби». Тем не менее надо отдать музыкантам должное - они вели себя так, будто перед ними как минимум стадион.

Группа IQ -48 на фест не приехала, поэтому роль хедлайнеров в т.ч. исполняли Litesound , играющие мощный и распевный американский «колледж-рок», совсем не вяжущийся с атмосферой Дудуток, но зато собравший около сцены чуть побольше народу - девушки даже танцевали.

Тем временем в Дудутки ворвалась очередная шумная свадьба с народной музыкой, хлебом-солью и какими-то обрядами. Вдруг выяснилось, что это свадьба Змитера Сосновского, лидера группы «Стары Ольса», хотя ничто уже не могло удивить в этом магическом царстве белорусских традиций.

После осмотра музейного комплекса оказалось, что Дудутки - это что-то вроде ковчега. В нем, как и положено, содержится каждой твари по паре. В специальных стойлах и сарайчиках, демонстрирующих гостям повседневный мир белоруса, присутствуют почти все живые существа, свойственные белорусскому аутентичному быту: лошади, ишак, огромные пуховые кролики, белоснежная коза с козленком, крошечный теленок с нежным взором, овечка с миниатюрным, будто с икон сошедшим агнцем, куры всевозможных пород (местами очень причудливых), утки, индюшки, павлин. Были представлены и все виды белорусов: гончар, кузнец, резчик по дереву, сыровар, бровар, конюх и т.п.

Казалось, что когда Беларусь пропадет, аннексируется Россией или с ней случится еще что-нибудь неприятное, Дудутки отважно уплывут в открытый океан со всей этой милой живностью, кузнецами и курочками, чтобы нести в себе память о том, какие они на самом деле - эти милые трогательные белорусы, занимающиеся земледелием, скотоводством, сыроварением и прочими беззащитными вещами, связанными с земелькой родной.

Концепция белорусского ковчега все объяснила. Поэтому же стало ясно, почему минчане так близко к сердцу восприняли пожар в Дудутках. Гости музея с грустью фотографировали сгоревший автомобиль, жутко боялись курить в чистом поле и шарахались от шашлычного дыма, вскрикивая: «А что это там горит?» К счастью, больше ничего не горело, но постоянно было страшно, что вдруг что-нибудь загорится.

Оказалось, не зря. Последними выступали пост-гранджеры «Мутнае Вока», единственный белорусскоязычный коллектив фестиваля. Вокалист, все выступление то кричавший в мегафон, то ерзающий на стуле, специально вынесенном на сцену, в какой-то момент стул поджег. Тот красиво загорелся. Музыкант какое-то время размахивал горящим стулом, а потом довольно деструктивным образом разломал его совсем. Это было что-то невиданное (хотя, как уверяли некоторые зрители, данный коллектив часто устраивает на сцене подобное). Мало какой белорусский музыкант может похвастаться тем, что поджег на сцене стул. В этом даже есть что-то символичное: по сути, мы все сидим на горящем стуле.

После окончания фестиваля корреспондент «БелГазеты» посетила пресловутый млын. Мельница не выглядела плохо, но на ней висела табличка о том, что за жизнь и здоровье тех, кто «поднялся на второй уровень и выше», администрация музея не отвечает. Мельницу обязательно восстановят. Вообще, вся Беларусь, в принципе, восстановима, что бы ни случилось, - если что, ее можно клонировать из Дудуток. Возможно, это будет не совсем та Беларусь, к которой мы привыкли, но в ней, несомненно, будет что-то родное.

Фото Александр Дещенко
Добавить комментарий
Проверочный код