Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№37 (811) 19 сентября 2011 г. Экономика

МВФ показал пальцем на виновников кризиса

19.09.2011
В деньгах отказали, но надежду оставили
Появление очередного странового доклада МВФ по РБ практически совпало с отказом фонда от предоставления правительству Беларуси очередного кредита. Вслед за этим Совмин обиженно заявил, что может обойтись и без поддержки МВФ. Тем не менее миссия фонда вновь в октябре едет к нам в гости. Наверняка не за тем, чтобы послушать, как премьер Михаил Мясникович, глава Нацбанка Надежда Ермакова и министр финансов Андрей Харковец собираются за счет внутренних ресурсов и железной воли спасать Госплан. Курс на жизнь в землянках едва ли приемлем.
Ярослав РОМАНЧУК



На повестке дня стоял и продолжает стоять вопрос о кредитах. На этот раз речь идет о сумме как минимум в $5 млрд. Очевидно, что решение по финансовой поддержке Беларуси будет принимать не глава миссии по РБ Крис Джарвис и во внимание будут приниматься не только макроэкономические показатели.

МВФ не поддерживает точку зрения официального Минска по причинам валютного кризиса: «Нежесткая экономическая политика, проводившаяся в 2010г. и начале 2011г., привела к валютному кризису». Это значит, что Нацбанк сделал слишком дешевые деньги, слишком доступные кредиты для избранных и не обращал внимания на признаки нарастания кризисных явлений (таких как дефицит текущего счета платежного баланса, торгового баланса, провал с привлечением иностранных инвестиций).

Минфин тоже не отказывал традиционным государственным лоббистам (аграриям и строителям) в бюджетных ресурсах, игнорируя симптомы грядущих дисбалансов, в первую очередь рост неплатежей, падение платежной дисциплины, хронически низкое качество управления огромным госимуществом. Именно из-за действий правительства Беларуси «возникла система множественных обменных курсов со значительно более низким курсом параллельного рынка». В результате «Беларусь рискует оказаться в инфляционно-девальвационной спирали».

Власти пытались спастись от кризиса за счет внешних кредитов. Благо уровень внешнего долга вплоть до 2007г. был вполне приемлемым и безопасным для кредиторов (в начале 2006г. валовой долг Беларуси был всего $5,1 млрд., или 17% ВВП; на 1 июля 2011г. - $33,1 млрд.). По мнению МВФ, «уровень внешнего долга остается контролируемым, но способность Беларуси обслуживать внешние обязательства будет зависеть от действенности мер экономической политики». Белорусским властям и преимущественно государственным субъектам хозяйствования надо обслужить «значительный краткосрочный долг, что подвергает Беларусь риску, связанному с пролонгацией долга». Дело нелегкое и требующее убедительных аргументов для кредиторов, чье желание переоформить долг можно усилить только стабилизацией валютного рынка, победой над инфляцией и снижением макроэкономических рисков. По мнению фонда, Беларуси «необходима решительная комплексная программа реформ, чтобы усилить способность обслуживать свои обязательства».

Впервые МВФ говорит о том, что «экономический кризис сопровождается нестабильной политической ситуацией». Значит, наличие политической воли проводить необходимые реформы и способности ее реализации - под большим вопросом. Ситуацию усугубляет еще одна тревожная констатация - «усиливающаяся социальная напряженность». Денежные власти предприняли крайне неадекватные меры для борьбы с ростом цен и дефицитом: «Инфляционное давление уже привело к использованию административных механизмов контроля над ценами. Эти механизмы вносят искажения в производство и ведут к нехватке товаров и, со временем - к возникновению черного рынка». Появление опасного трехглавого дракона - «макроэкономические риски + политическая нестабильность + социальная напряженность» - ставит под сомнение способность белорусских властей выполнить требования внешних кредиторов одновременно с ожиданиями привыкшего к иждивенчеству государственного бизнеса.

ТОРМОЗ

МВФ внимательно наблюдает, как белорусские власти выполняют обязательства перед Антикризисным фондом ЕврАзЭС. А те, получив $800 млн., не спешат выполнять взятые на себя обязательства. Монетарная политика ужесточается, но гораздо медленнее, чем того требуют инфляция и девальвация. Увеличение ставки рефинансирования на несколько процентных пунктов - пример неадекватного градуализма. Нацбанк не понимает, что рынку, и внешним кредиторам, и инвесторам нужно послать четкие сигналы о том, что денежно-кредитная удаль иссякла. Открытие допсессии на валютной бирже отнюдь не означает автоматический выход на единый курс. Нацбанк должен был бы четко заявить, к какой дате официальный искусственный курс станет рыночным, т.е. единым при снятии всех ограничений и отказа от практики давления на коммерческие банки в отношении торговли валютой.

МВФ справедливо замечает: «При отсутствии четкой стратегии корректировки имеются также серьезные риски для банковского сектора и вероятность ошибок в экономической политике». Может ускориться процесс изъятия вкладов из банковской системы: «Поскольку краткосрочный долг составляет более половины внешних обязательств банковской системы, снижение склонности иностранных кредиторов к рефинансированию краткосрочного долга приведет к снижению валютной ликвидности в белорусских банках».

Власти обязались существенно сократить финансирование госпрограмм, но динамика расходов в I полугодии показывает, что и фискальная политика «просядет». Темпы прироста кредита за 12 месяцев на конец июня 2011г. составили 48%. Минфин не порадовал корректировками в закон о бюджете, в котором четко и ясно было бы обозначено сокращение госрасходов и приведение бюджета в соответствие с новой инфляционной и курсовой реальностью.

Наконец, есть проблемы с выполнением взятых на себя обязательств по институциональным, структурным реформам. За созданием Банка развития и Национального агентства инвестиций и приватизации не последовало ускорение приватизации. Власть может продать оставшиеся 50% «Белтрансгаза», 51% - МТС, часть активов «Беларусбанка» или «Беларуськалия». В 2011г. выручить требуемые в рамках соглашений с ЕврАзЭС $2,5 млрд. не должно быть проблематичным. Есть что продавать и в следующем году, но такого рода сделки по продаже «фамильного серебра» Беларуси никакого отношения к настоящей, массовой приватизации не имеют.

ПЕРСОНИФИКАЦИЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Понятно, что за все ответственность в стране несет президент. Без его ведома не включается денежный печатный станок, не открываются безразмерные кредитные линии для госбанков, не блокируется банкротство хронических должников и даже не увольняются некомпетентные, не адекватные вызовам экономической политики директора, министры и их замы.

МВФ, по сути дела, назвал прямых виновников валютного кризиса. Первый - экс-глава Нацбанка Петр Прокопович. Это он через Основные направления денежно-кредитной политики и план IV пятилетки (2011-15гг.) обещал доллар по Br3300 чуть ли не до 2015г. Это он заверял в победе над инфляцией до 2013г. (тогда индекс потребительских цен должен был быть не более 5% в год). Это при нем вся банковская система перешла на работу в режиме отрицательных процентных ставок. Поведение новой главы Нацбанка Надежды Ермаковой и ее подчиненных вызывает еще больше вопросов. Чего только стоит «научный» расчет рыночного курса рубля в Br5000/$1.

Второй виновник - премьер Михаил Мясникович, в чьи должностные обязанности входит координация монетарной и фискальной политики. Именно он переписывал под свое видение будущего план социально-экономического развития Беларуси до 2016г. Именно он должен был урезонить аграрных и строительных лоббистов и по-мужски поговорить с индустриальными гигантами. Провал самого опытного номенклатурного аппаратчика на должности премьер-министра не вызывает сомнений.

Третий виновник кризиса - министр финансов Андрей Харковец. Он хорошо усвоил язык МВФ, знает, как эффектно подать себя иностранцам, а вот подобрать нужные слова для Минпрома, Минсельхозпрода, Минстройархитектуры и вечно голодных местных органов власти у него не получается. Особенно когда речь идет о финансировании госрасходов и сотен коммерческих госпроектов за счет эмиссии Нацбанка.

Четвертый - Николай Снопков. Сложно быть министром, когда на тебя вешают задачу по стабилизации цен, но лишают главного инструмента борьбы с инфляцией - денежного печатного станка. В такой ситуации логично было бы снять с Минэкономики ответственность за инфляцию и обязать заниматься ею Нацбанк, но в межведомственной борьбе молодой министр Снопков не мог переиграть бывшего тяжеловеса Прокоповича. Формально именно Минэкономики вводило ценовые ограничения, ставшие причиной товарного дефицита и расцвета серой экономики, и сохраняет или неактивно борется за дерегулирование деловой среды.

МВФ с оптимизмом рисует будущее белорусской экономики. После сокращения темпов роста в этом и следующем году страна будет расти гораздо быстрее ЕС и даже России. К сожалению, МВФ не объясняет, откуда вдруг в структурах власти появятся люди, осознающие всю сложность нынешней ситуации и способные быстро и скоординированно приступить к реализации комплексного плана реформ. Которого пока нет.
Добавить комментарий
Проверочный код