Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№35 (809) 05 сентября 2011 г. Визави

Последний писк

05.09.2011
Свядомы Минск мычит, топает и аж пищит
За последние несколько месяцев президент Беларуси несколько раз нелестно отозвался о Минске, не без иронии назвав его «свядомым» и «творчым» . По наблюдению президента, в кризисные времена столица повела себя не так достойно, как провинция. Так, еще в весеннем послании народу и парламенту глава государства попрекнул Минск за сахарный ажиотаж: «Сахар исчез только у свядомым, творчым Минску. Мешками начали вывозить, и не только сахар в Россию и Украину». В ходе пресс-конференции 17 июня глава государства развил эту тему, еще раз отметив, что ажиотаж на потребительские товары - это в основном проблема столицы: «В регионах такой остроты нет, только у нас, в свядомам Минске». Лидер нации тогда попросил население по-хорошему: «Ну, сделай так, как я говорю. А потом, если будет плохо - упрекни меня. Я же прошу не для себя. Ведь в сложной ситуации надо ориентироваться на лидера». Он также осудил участников акций молчания, которые приобрели особенный размах именно в столице: «Это небольшие акции то ли молчания, то ли мычания - собираясь, молчат, мычат или топают». 25 августа во время рабочей встречи с председателем правления Нацбанка Надеждой Ермаковой президент обозначил особую любовь минчан к инвалюте: «Вы знаете, народ аж пищит, пусть он меня извинит за это, хочет единого курса и свободного доступа к валюте, особенно в Минске». И наконец, 1 сентября, провожая младшего сына Николая в первый класс Острошицко-Городокской школы под Минском, Александр Лукашенко обратил внимание на дисциплинированность столичных детей: «Надо беречь школу и подкручивать дисциплину у учителей, а особенно - у детей . На селе этот вопрос не так остро стоит, в отличие от Минска и, наверное, областных центров. В районах, на селе, такой остроты нет» . Эта тенденция в отзывах президента о Минске была замечена как простыми горожанами, так и различными экспертами, которые попытались подвести под нее теоретическую базу, ссылаясь на самый низкий процент поддержки Александра Лукашенко в Минске во время последних выборов. Свою версию обострившейся настороженности властей по отношению к столице в интервью «БелГазете» высказали коренной минчанин Виталий ОЛЕШКЕВИЧ и не менее коренной бобруйчанин Дмитрий СЕРЕБРЯКОВ.


ВИТАЛИЙ ОЛЕШКЕВИЧ: «РАЗОГНАВШИЙСЯ ПРОВИНЦИАЛ ТОРМОЗИТЬ НЕ БУДЕТ»

- Почему президент недоволен Минском?

- Думаю, это не напоказ, не в популистских целях, а вполне искренне. Как ни странно, он очень искренне выглядит, когда что-то не любит. Его способность - неоднократно показать свое недовольство чем-то - она для нас естественная. Такой вот привычный образ «недовольный президент».

Еще в начале года нам дали понять, что за нас стыдно, мы плохие. Наше нежелание работать и желание стоять в очередях или завозить подержанные иномарки - именно это подтолкнуло страну к краю пропасти во ржи. Если посидеть и подумать, что в этом оползне стабильности виновато все население, то наиболее активные - где? Конечно, в столице. Произошло перераспределение вины. По сравнению с жителем Новогрудка минчанин виноват в 4-5 раз больше.

- Но отчего это недовольство столицей стало так остро проявляться именно в последние месяцы?

- Хотелось бы ухватиться за самую простую версию - обиду после 19 декабря. Однако есть вещи посложней. Все экономические процессы во время кризиса больше заметны в столице: она аккумулирует больше денег, она их потом распределяет - на то же село. Деньги не кочуют из провинции в провинцию - между Гродно и Брестом бюджетных потоков нет. Все экономические потоки и экономические «торнадо» идут через Минск. К тому же Минск еще в советские времена бодро фаршировали крупными производствами, так что крупнейшие игроки, которые валятся в «дыру», тоже находятся именно в столице. Здесь все на виду, и «дыры» крупней, чем в провинции.

- Именно поэтому президент, все эти годы любовно создававший мегаполис, этакую картинку для внешнего потребления, внезапно осознал, что Минск «нерезиновый»?

- Это независимые процессы. Не надо делать из президента человека, который парится только по одному вопросу. Все эти годы людей сюда влекли неявными посулами - нужны были рабочие руки. Никто не кричал: «Приезжай, получай, проедай!» Но президент дал возможность льготно поступать в вузы и ссузы и получать льготные кредиты. Здесь теперь переизбыток рабсилы, не всегда квалифицированной и отвечающей нынешней проблемной структуре экономики, но привыкшей к социально-ласкательным интонациям. И этот «левый» жирок на попе столицы нынче мешает ей бежать.

Получается, экономику нашпиговали стероидами, а потом она все равно завалилась набок, без рекорда. Можно взять инвалида второй группы и накормить допингом, а можно накормить им профессионального бегуна - кто в результате пробежит 400 м быстрей? Ну уж точно не инвалид. После двух литров стероидов у него будет разве что прекрасный секс перед смертью, но не лучшие 400 м.

А вообще люди рвутся в столицу везде, где есть столица. Даже в Сомали, ограбив очередной сухогруз, надо где-то складировать добычу и тратить деньги. Нет такой страны, где столица живет хреновей, чем вся страна. Другое дело, что где-то в столицу рвется 5% села, а где-то - 75%. У нас теперь эти порывы пытаются остановить. Для этого вбухивали и продолжают вбухивать деньги, сравнимые с американской программой «Аполлон», на наши масштабы. В результате в Минск приедет не 75%, а 65% желающих. Вот такой большой скачок всей страны на месте. Сейчас начали говорить о городах-спутниках. Это очень правильно, но ведь поздно.

- В провинции, в отличие от «свядомага» Минска, все довольны политикой ныне действующей власти?

- Мне сложно отвечать за провинцию. Тем столичный житель и отличается, что достаточно хреново представляет себе, как оно там, в провинции. Я думаю, провинция относится к нему ровней, чем Минск. Там нет пышущей любви к нему, но для них он более понятен.

Просто разброс мнений в столице больше. В среднем минчане относятся к президенту так себе, но это «так себе» - разное: от «аффторов», кипятком писающих в блогах, до вполне лояльного отношения. Родители многих моих друзей не питают к Лукашенко любви, но голосуют за него на выборах - нет внятной альтернативной инициативы. А он материален, ощутим: когда он на экране, такое чувство, что еще чуть-чуть - и заденет чайник на твоей кухне. А вот в реальности его оппонентов иногда начинаешь сомневаться. Они часто меняют свое мнение. Президент это делает еще чаще, но оба его мнения одинаково убедительны.

- Жителей провинции можно назвать безропотными? Может, и не любят, но помалкивают и делают что велено…

- Не согласен, что они все там серые и любят только одного президента. Так могут утверждать те, кто в своей предвыборной поездке побывал в какой-то другой провинции - воображаемой, например. Ну нет у сельчан возможности и желания писать в блоги! Но это не значит, что они безропотны. Они не ходят на митинги, потому что там нет митингов: вообще-то люди сами не выходят на митинги - людей выводят.

Провинция, которая вышла из себя и бузит - это очень плохая новость для городского жителя. Фермеры с тракторами и коровами на Елисейских полях - это не то, что ты хочешь увидеть у себя на Немиге, дорогой городской житель! Ты ведь тогда там на своем семилетнем «мерседесе» не проедешь. Провинция протестует, когда нечего жрать, невозможно продать продукцию, нет топлива и электричества. Если будет очень плохо, она придет в город с вопросом «Какого хрена?!». Им по барабану, правильно ли тут голоса считают или как ЕС к нам относится. Радуйся, столичный житель, что провинция еще не пришла сюда с этим вопросом!

- Можно ли говорить о засилье в столице «колхозанов» и связывать его с импортом чиновников из Могилевской области в середине 1990-х гг.?

- Что такое «колхозан»? Пытаюсь понять: когда житель села прорвался сюда и стал неотличим от работника крупного предприятия, бухающего после пяти вечера, его называют «быдлом», а когда он стал неотличим от чиновника, выходящего из чьей-то администрации, то он, вероятно, «колхозан». Так?

Даже если бы президент был из Минска, вряд ли он отбирал бы в команду минчан в седьмом поколении - их тут маловато. Он в 1990-е гг. формировал команду по армейскому принципу - раз земляк, значит, свой. Ну, сформировал. Потом многие оказались просто друзьями, а не управленцами.

Но ведь это естественно - почти в любой стране есть территориально-политический клан. Могилев оказался вполне способен поставить для страны необходимое количество некомпетентных руководителей, но если бы их поставил Гродно - что, радостней было бы? Кстати, если бы это были настоящие профи, самостоятельные в принятии решений, то пусть бы они даже были все из Шклова - до единого!

- Однако именно в эти последние 17 лет село особенно интенсивно проникало в столицу, заражая ее своей философией?

- А предыдущие 150 лет что делало село? Перло из Минска куда глаза глядят? Крестилось и убегало? Село никуда не бежит, когда может позволить себе жить жирно и посматривать снисходительно на этих дурных горожан. А если столица не дает селу жить жирно и смотреть с усмешкой, село приходит в столицу. Ну тянет Минск молодых! Мог бы тянуть Лондон, но у нас до Лондона прямой электрички нет.

Что жителей держит в деревне? Ничего. Много лет никто не старался для деревни, это уже потом спохватились и стали строить агрогородки. Я видел некоторые: это как хрущевские пятиэтажки в деревнях - нет более идиотского зрелища. Они строились по основному производственному принципу Беларуси: «Деньги освоены! Отвяжитесь!» Дайте человеку возможность самому там построить дом, а не материться на строителей, которые построили вроде как дом, но нежилой. В противном случае не надо стоять у ворот столицы и пытаться их запереть ключом, потому что сельские бегут с кольями.

- Что вам в провинциалах не нравится?

- Был недавно разговор с товарищем. Говорю: тебе не кажется, что столица от нас избавляется? Мы минчане, а она все время пытается выжать нас то на 9-й километр, то в Фаниполь, то в Шабаны, то в Боровляны, то в Гатово (перечисляю места, где мы работали). Он говорит: Виталий, столице нужны оборотистые парни с окраин, а не такие минчане.

Провинциал приезжает, и у него здесь ничего нет - нет базовой форы. Поэтому надо быть агрессивней, крутиться. И вот он уже догнал нас с нашей форой и обогнал. А разогнавшийся провинциал тормозить не будет! Помню, ждал друга на Немиге, мимо шла стайка молодых людей лет по 17, то ли из Чижовки, то ли из Молодечно. Закурили, и девочка четко сказала: «Первой цели я достигла - я в Минске! Теперь следующая…» Я не расслышал, что следующее. Но так четко вбит первый гвоздь! Девочка сейчас докурит и дальше пойдет - останавливаться уже не будет.

- Закачка в село гигантских денег как-то отразилась на его культурном уровне? Село за последние годы привнесло нечто в культурную жизнь страны?

- Что должно привнести село? Нет, ну реально странный вопрос! Какой вклад в культуру? На «Минск-Арене» должны выступать фольклорные коллективы?

Село за последние годы привнесло кучу жратвы и кучу рабочих рук. Немецкое село дает сосиски и хмель для пива, французское - вино и сыры, американское - кукурузу для бурбона и окорочка для экспорта в Россию. Село дало новых жителей города, которые станут минчанами, парижанами и лондонцами в нулевом поколении. Оно дало выдающихся политических деятелей - как минимум одного.

Село просто должно освоить деньги с плюсом. Проблема в том, что во всем мире эти деньги часто идут в минус. Китай недавно сообщал, что собирается кинуть $45 млрд. в стирание разницы между селом и городом по уровню достатка. Там город дико высасывает село - это схоже с нами, но примерно как буря в стакане и ураган над океаном. Село остается отсталым местом и поставщиком дешевейшей рабсилы. Когда в китайском селе 35 тыс. недовольных жителей выходят на улицы, они могут быть немного страшноваты.

Неграмотное освоение бюджетов и инвестиций приводит к тому, что деньги превращают село в «дыру», о чем президент говорит второй год подряд. Короче, здесь нерезиновый Минск, а за воротами «дыра» - так какой у нас выбор? Правда, когда президент выезжает с визитом в «дыру», он обнаруживает под ногами твердую почву, на которую можно посадить вертолет, не очень изможденных жителей, все чисто, выкрашено и даже есть куда ребенка в школу отдать.

- За что же провинциал, по-вашему, недолюбливает жителя Минска?

- За то, за что не любил абстрактный селянин столичного жителя 120 лет назад. Горожанин жизни ведь не понимает и считает, что булки на деревьях растут. Город, не производящий базовых вещей, хочет у села их подешевле отнять и на этом нормально наварить. Житель села этого не любит, для него понятен процесс «тяжело поработал - обеспечил себя». А процесс, когда вы там все ни хрена не делаете и получаете огромные зарплаты, ему непонятен. Отношение типа «Да вы там все в столице зажрались!» - всемирное.

Люди, которые живут в столице и общаются в Facebook , общаются в искусственной сети. Связи в ней коротки и непрочны, но их много. Житель села тоже живет в социальной сети - столетиями! Она крепкая, через сородичей, через седьмого шурина в восьмом колене! Эта сеть мощнее любого Facebook , она помогает выжить. А ваша сеть, дорогие минчане, ни хрена не помогает выжить, а только ср…ть в комментах и собираться на улицах.

На селе сеть работает круглые сутки! Он спит, а она работает, он пьет, а она работает - даже сильнее, потому что он с нужным свояком пьет. Пользователи той сети смотрят на пользователей этой сети с ухмылкой: ребята, чего вас понесло в «амерыканскую» сеть? Вот теперь вам долларов не хватает, а нам они на хрен не нужны. Нехай вам ваша «амерыканская» сеть долларов даст!

СПРАВКА «БЕЛГАЗЕТЫ». Виталий Олешкевич родился в 1976г. в Минске. Участник пионерского движения. Долгое время жил в Монголии. Работал копирайтером в рекламе, консультантом, инженером в области IT . Сейчас живет в Минске, занимается автоматизацией печатного производства.

Беседовала Наталья ПРОВАЛИНСКАЯ

ДМИТРИЙ СЕРЕБРЯКОВ: «НИКТО ПЕРЕД МИНЧАНАМИ ИЗВИНЯТЬСЯ НЕ БУДЕТ»

- В последнее время Александр Григорьевич как-то не очень ровно дышит к минчанам, то и дело отпуская в их адрес язвительные реплики. С чем это может быть связано?

- Я думаю, это в нем бурлят архетипы сельского жителя. На селе ведь большие города - а тем более столица - всегда считались злом. Привлекательным, но - злом. Помните, у Войновича солдат Чонкин говорит: «Чему там городских учат? Известно чему - сало деревенское есть» . Но такой сельский скепсис обоснован: по отношению к деревне город всегда выступал эксплуататором, колонизатором. Вот эта неприязнь к колонизаторской столичной политике сейчас и говорит в Александре Григорьевиче.

- Почему же столица - это зло?

- Многие философы, радевшие за индивидуализм личности, свободной от общества, осуждали массовые скопления народа в одном месте. Даже у большевиков в 1920-е гг. шли активные дискуссии по этому поводу. Академик Александр Чаянов написал тогда антиутопию, в которой будущая Москва ему виделась как большая деревня. Последний известный мне представитель «антигородского» движения - Муаммар Каддафи, который в своей «Зеленой книге» яростно осудил скопище греха в больших городах, противопоставив ему небольшие сельские общины. Вероятно, Александр Григорьевич тоже хотел бы видеть Минск большой деревней, сельской общиной.

- А может, столица просто обидела его на последних выборах?

- Давайте не будем искать черную кошку в темной комнате, тем более комната эта закрыта на ключ.

- Однако нельзя не признать: в Минске много тех, кто и правда недолюбливает Александра Григорьевича. Что это - столичный снобизм? Извечная для столицы неприязнь к «понаехавшим»?

- Да Минск весь состоит из понаехавших! Ведь после войны в нем совсем жителей не осталось. И что бы он делал без «понаехавших»? После войны в Минск прибыло много специалистов с высшим образованием, которые стали его интеллектуальной и культурной элитой. Причем это было время, когда жить в нем было не так уж и престижно.

Поэтому сегодня в Минске мало тех, кто мог бы сказать: я - минчанин в таком-то поколении. И этим он отличается от той же Москвы, где, несмотря на уйму приезжих, потомственных москвичей все еще очень много. Так что формально у москвичей больше поводов для снобизма. Хотя я этого не понимаю: гордиться можно своими достижениями, тем, что ты сделал своими руками, своей головой. А то, что ты в Москве или в Минске родился, - разве это достижение? Это же не ты сделал - это тебя там «сделали». Разве мало среди минчан таких, кому кроме столичной прописки и похвастаться-то нечем?

- Не так уж и мало, если учесть, что за столичную прописку красавицы из провинции готовы на многое, если не на всё…

- А что такого хорошего в Минске? Это раньше, в советское время, столицы союзных республик лучше обеспечивались продуктами, колбасу в них купить было можно, кофе, апельсины. Сегодня эти вопросы сняты: необязательно ехать в Минск, чтобы купить кофе или колбасу. Это еще вопрос, где сегодня колбасы больше - в Минске или в провинции.

- Но ведь Минск - это еще и музеи, театры, вузы, культурная среда… Богема, наконец, которой нет или почти нет в других городах.

- Ладно, пусть те, кому не хватает минской богемы, едут в Минск. А минская богема в это время поедет в Москву или в Париж. Еще раз повторюсь: кто такие минчане? Это жители всей Беларуси, которые приехали в нужное время в нужное место.

- Ты сам никогда не хотел пожить «в нужном месте»?

- А я жил. В 1980-х гг. - семь лет и в начале нулевых - четыре года. Я и сегодня в Минске могу лучше иных минчан объяснить приезжему, куда и как пройти.

- Значит, в провинции лучше, чем в Минске?

- Доход хороший - будешь и в провинции жить припеваючи. В Бобруйске тоже есть люди небедные, которые могут позволить себе съездить в Минск, поужинать в хорошем ресторане - для них это не расстояние. Да вся Беларусь - это не расстояние! Парадокс: в таком маленьком государстве, как наше, один город засасывает в себя всю страну.

- Не знаешь случайно, где в Бобруйске можно получать хороший доход?

- Знал бы - получал бы. (Смеется. ) Нет, я не спорю - в Минске хорошо оплачиваемую работу найти легче. Вот, например, минские кондукторы - они получают около Br2 млн., а наши хорошо, если Br1 млн. Тем не менее в Бобруйске невозможно проехать в автобусе, чтобы к тебе не подошел кондуктор. А в Минске можно хоть целый день в автобусах ездить и ни одного кондуктора не встретить. О чем это говорит? Нехватка рабочей силы. Профессия кондуктора в Минске хоть и оплачивается неплохо, считается непрестижной, поэтому минчане не особо рвутся в кондукторы. А из провинции человек приезжает, ему по фиг, престижная работа или нет - лишь бы платили.Но это первые год-два, а потом он тоже «становится минчанином» и ищет себе другую работу.

- Александр Григорьевич в Минске более 17 лет. Как думаешь, он уже достаточно минчанин для того, чтобы искать себе другую работу?

- Трудно сказать. В отличие от Муаммара Каддафи, президент Беларуси не формулирует своих взглядов в каком-то одном документе, поэтому исследователям и аналитикам приходится составлять его психологический портрет по отдельным цитатам, которые всегда противоречивы. Я считаю, нашему президенту во избежание кривотолков пора написать собственную «Зеленую книгу». Хотя, конечно, она по-другому называться должна. Может, «Красно-зеленая»?

- Своими язвительными репликами Александр Григорьевич настраивает жителей Минска против своей персоны?

- Да вряд ли он думает, нужно это ему или нет, - просто говорит то, что чувствует, вот и всё. Он и о евреях однажды не очень лестно высказался - и ничего: Якубович (Павел Якубович, главный редактор газеты «Советcкая Белоруссия. - «БелГазета») съездил в Израиль, извинился, и жизнь пошла своим чередом. Но перед минчанами за слова Александра Григорьевича никто извиняться не будет. Не та публика.

СПРАВКА «БЕЛГАЗЕТЫ». Дмитрий Серебряков родился в 1966г. В 1988г. окончил Белорусский политехнический институт. Работал на Бобруйской ТЭЦ-2, ФанДОКе. В 2000г. окончил Люблинский университет по специальности «теоретическая философия»; 2001-03гг. - учился в аспирантуре Института философии Академии наук РБ. Публиковался в газете «Згода», альманахе «Архэ». Участвовал в проектах «Навiнкi» и «Навiнкi home video». Сыграл одну из главных ролей в любительском фильме «Гуд бай, Бацька!» Член центрального совета Белорусской партии зеленых. Работает инженером-теплотехником на Бобруйском заводе ТДиА.

Беседовал Дмитрий РАСТАЕВ
Добавить комментарий
Проверочный код