Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№35 (809) 05 сентября 2011 г. События. Оценки

Просим всех к столу!

05.09.2011
Оппозицию, Запад и Россию пригласили на переговоры
29 августа на встрече с педагогическим активом страны глава государства предложил «всем здравомыслящим и любящим свою страну людям, к какому бы политическому лагерю они ни принадлежали» , сесть за круглый стол. Цель - «посмотреть друг другу в глаза» и оценить, кто что может сделать для улучшения ситуации в стране. К сеансу смотрения в глаза приглашены также Евросоюз и Россия, которые должны «направить своих представителей» . Зачем это нужно власти - ясно: для спасения экономики. Не ясно, зачем это нужно всем остальным.
Виктор МАРТИНОВИЧ



Ущербность ситуации с круглым столом состоит в том, что два основных его участника - власть и оппозиция - понимают значение слова «диалог» по-разному. Для оппозиции диалог - средство ослабления власти, выработки решений, которые помогут усилить роль демсил в обществе и в перспективе приведут к перераспределению властных полномочий. Для власти диалог - маневр на пути к совершенно иным целям, даже не политическим. То есть Беларуси теперь очень нужны деньги. Деньги есть у Запада. Запад их не даст, т.к. в Беларуси преследуют оппозицию. Поэтому нужно притвориться, как будто у нас оппозиция что-то решает, - для того чтобы получить деньги от Запада.

Какая бы повестка дня ни вырабатывалась для круглого стола, единственным (не озвученным) реальным вопросом на нем будет следующий: как Беларуси получить деньги Запада? Возможно, будут обсуждаться изменения в Избирательный кодекс, предлагаться кадровые решения по введению новых членов в правительство, будут даже намечаться конституционные реформы по усилению роли парламента, но все это - для решения одного-единственного вопроса: получения денег - от МВФ, Евросоюза, кого угодно. Как только кредитный потенциал диалога будет исчерпан, его участники ответят за каждое слово, произнесенное в его ходе.

Точно так же, как ответили кандидаты в президенты за каждое слово, произнесенное в ходе избирательной кампании. Вы говорите, что есть механизмы защиты от дальнейших репрессий, что наблюдатели от Запада этого не допустят? Почитайте Стамбульскую декларацию, подписанную Беларусью в 1999г., накануне начала самого первого диалога под эгидой ОБСЕ в Минске: там Беларусь обещала воздержаться от политических репрессий и давления на оппозицию. А почему можно допускать, что будут выполнены любые иные обещания, данные в тот момент, когда Беларусь ключевым образом заинтересована их давать?

Лидеры кампании «Говори правду» должны пить шампанское. Потому что это была их идея - инициировать диалог политических сил с властью. Представители «Говори правду» любят приводить в пример круглый стол польской «Солидарности» в 1989г. Но надо понимать, что тот круглый стол состоялся благодаря массовым выступлениям, которые профсоюз «Солидарность» смог организовать. Белорусский круглый стол, если до него дойдет, состоится для того, чтобы никаких уличных выступлений не было. Вместе с инициативой некоего «Народного схода» диалог будет направлен на имитацию вовлечения представителей политической альтернативы в сценарии преодоления экономического кризиса - так, чтобы те избиратели, которые себя с альтернативой ассоциируют, не протестовали, зная, что в ходе диалога лучшие представители протестных элит задают все неудобные вопросы власти.

Впрочем, есть одна причина, по которой диалог где-то даже нужен. В беседах с гражданами Запада можно услышать крайне интересное мировоззренческое наблюдение. А именно - те советники, которые в последнее время окружают принимающих решения людей в Беларуси, окончательно оторвались от европейских реальностей и не могут предсказать, как тот или иной поступок официального Минска будет проинтерпретирован в Брюсселе. Делаются какие-то шаги для достижения совершенно конкретного эффекта, а получается - обратное. Все - от неспособности понять, как белорусская власть сейчас выглядит на международной арене.

Все разговоры последнего времени ведутся в режиме монолога. Что-то говорит Запад, а официальный Минск над этим ржет. Потом говорит официальный Минск. И над этим ржут на Западе. Пока стороны не окажутся друг на против друга и не заглянут друг другу в глаза, сближения контекстов тех слов, которые произносятся, не наступит. Ведь перед тем как говорить сейчас, нужно договориться о значениях слов, в первую очередь.

Что имеется в виду под словом «демократия» в Беларуси. И как сделать, чтобы, помимо советских прав «на труд», «на жизнь», «на отдых», в перечне значений слова «демократия» появились еще и базовые либеральные ценности.

Это можно не называть диалогом. И наверное, не нужно называть диалогом. Так, неформальной беседой в узком кругу. Или даже серией бесед. С хорошим модератором, который будет пресекать попытки одной из сторон увлечься объяснением того, что «диалог» - это когда во главе стола сидит под гербом важный человек, а все остальные - тупят в блокноты и записывают.

И вот только после этих бесед, когда инопланетяне договорятся о том межпланетном эсперанто, которое будут использовать в переговорах, можно начинать собственно подготовку к столу. Точно зная, что та или иная из сторон подразумевает под «демократическими преобразованиями» или «реформой законодательства». Если, конечно, к тому моменту опьяненные новым витком демократизации Беларуси кредиторы не выдадут нам очередной миллиард и тема стола снова не потеряет актуальность.

Чем бы ни закончилась подготовка к диалогу (помимо освобождения вообще всех политзаключенных в течение ближайшего месяца), нужно понимать: круглый стол не приведет к преобразованиям в такой системе, как белорусская. И стало быть, его нужно рассматривать как сугубо монетарный проект.

Фото: AFP/Виктор Драчев
Добавить комментарий
Проверочный код