Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№35 (809) 05 сентября 2011 г. Контекст

Ханс-Георг Вик:

05.09.2011
«Запрет на протест не означает отсутствия протеста»
Самый интересный собеседник на тему «круглого стола» и «диалога», идеи проведения которых 29 августа были вновь озвучены Александром Лукашенко, - бывший глава Консультативно-наблюдательной группы Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (КНГ ОБСЕ) в Беларуси Ханс-Георг Вик. Исключительно опытный дипломат, представлявший интересы ФРГ на различных должностях с 1945г., был ярым сторонником идеи диалога оппозиции и властей Беларуси для формирования новой демократической инфраструктуры.
Виктор МАРТИНОВИЧ



Диалог закончился в 2000г. после того, как белорусские власти извлекли из него нужные им тактические выгоды (обеспечение легитимности, расширение международного признания и европейских контактов). С тех пор Ханс-Георг Вик очень чутко понимает все нюансы диалога с белорусским режимом, в чем убедился обозреватель «БелГазеты».

- Как вам кажется, нужен ли был диалог в 1999г. и зачем он теперь?

- Я думаю, очень неясно, какие цели у нынешнего диалога. В первую очередь, очевидно, что гражданское общество хотело бы увидеть освобождение всех политзаключенных. Это должно произойти до того, как кто-либо из его представителей подключится к любому виду диалога. Очень важны ясные правила игры.

- В 1999г. были ясные правила игры?

- В 1999г. мы имели ситуацию, когда президент согласился направить своего представителя на переговоры с оппозицией, согласился с тем, что КНГ ОБСЕ будет устроителем этих переговоров. И это было закреплено в Стамбульской декларации глав государств и правительств, входивших в состав ОБСЕ, которую подписала Беларусь в числе других 54 стран.

Там было сказано: мы одобряем переговоры между правительством и оппозицией Беларуси, результатом которых должны быть демократические реформы и свободные выборы. Переговоры должны были вестись о функциях и полномочиях парламента, о доступе оппозиции к госСМИ и других важных вопросах. Было также обещано, что любое уголовное или административное преследование оппозиции будет приостановлено и отменено.

- И тем не менее, несмотря на Стамбульскую декларацию, переговоры провалились…

- Да, в январе-феврале 2000г., т.е. двумя месяцами позже после ноябрьских соглашений, Александр Лукашенко отозвал собственную подпись и заявил о том, что вместо переговоров будет «диалог общественно-политических сил» со всеми группами общества под его руководством. Что, разумеется, было недопустимо для оппозиции. Поскольку переговоры о трансформации не могут возглавляться Лукашенко, это должны быть равноправные переговоры двух сторон.

О ЧЁМ ГОВОРИТЬ?

- Александр Лукашенко предложил «Европейскому союзу, другим европейским и международным структурам», а также России «направить своих представителей для участия в этом круглом столе». Как вам это предложение?

- Это нововведение. И оно предполагает больше сложностей, чем было в 1999г.

- Что может быть предметом новых переговоров? Польский министр иностранных дел Сикорский заявил, что темой должна быть передача власти. Но это приемлемо для президента Беларуси?

- Еще раз подчеркну: перед началом переговоров должны быть освобождены все оппозиционные лидеры. Без этого оппозиция ослаблена, и начинать переговоры невозможно. Второе условие для начала круглого стола - обязательная ротация поста председателя между оппозиционной и правительственной стороной. Кроме того, нужно сразу же оговорить правила, по которым принимаются решения: консенсусом или каким-то другим образом. И только после этого стоит приступать к определению предмета переговоров. Это могут быть честные и прозрачные выборы, доступ оппозиции к государственным масс-медиа, отмена уголовных преследований.

Президент считает, что во время диалога не должно быть демонстраций и протестов. Но это не гармонирует с правами человека. Мне кажется, что оппозиция должна озвучивать свои взгляды на демонстрациях или в газетах. Так что эта идея (имеются в виду слова Лукашенко «будущее нужно решать не на площадях и баррикадах, а путем диалога». - «БелГазета») нуждается в уточнении в том смысле, о котором я упомянул, - в смысле уважения прав человека на собрания и митинги.

Поляки, говоря о передаче власти, наверняка имеют в виду круглый стол между «Солидарностью» и польским правительством в 1989г. Тогда было две стороны, желавших договориться о том, на каких условиях будут проведены следующие выборы. Как их сделать полностью свободными. И тогда было решено, что 60% парламента будут наполнены представителями правительства и 40% - «Солидарностью». Договоренность была достигнута по итогам общения двух сторон, которые имели одинаковый уровень представительства.

ПРО НЕВИДИМЫЙ ПРОТЕСТ

- Основное отличие между польской ситуацией в 1989г. и белорусской ситуацией в 2011г. в том, что белорусская оппозиция очень слаба. А в Польше в 1989г. «Солидарность» олицетворяла силу, способную вывести на улицы сотни тысяч человек…

- Это только отчасти правда. Когда правительство с помощью силы разгоняет любые демонстрации, это не значит, что другой точки зрения в стране не существует. К 1989г. чрезвычайные положения Конституции Польши были отменены, были обеспечены условия для относительно свободного выражения политических мнений, был снят запрет на «Солидарность». Вот почему ее потенциал стал видимым. «Солидарность» вышла на улицы и площади Варшавы и других городов.

Это не та ситуация, которую мы видим в Беларуси. В 1989г. полякам было позволено собраться на демонстрации. В 2011г. в Беларуси это невозможно. Но это не значит, что люди не хотят выходить на демонстрации. Запрет на протест не означает отсутствия протеста. Не надо воспринимать отсутствие демонстраций как отсутствие оппозиции. Оппозиции просто не позволяют действовать свободно в стране.

ПРО УТРАТУ ДОВЕРИЯ

- Очевидно, что власть использует диалог (или имитацию диалога), для того чтобы получить внешнее финансирование и добиться отмены экономических санкций со стороны Запада. Есть ли способ для оппозиции выиграть?

- Я не могу говорить от имени Евросоюза официально, но мне кажется, что ЕС сумеет настоять на том, чтобы условием начала диалога было освобождение всех политзаключенных. Кроме того, условием начала диалога должна быть отмена преследования лидеров оппозиции.

- И этого будет достаточно для победы в переговорах?

- А кто должен быть победителем?

- Белорусское гражданское общество, демократия…

- Когда политзаключенные освобождены и могут сформировать оппозиционные группы без давления - это уже будет победой гражданского общества. И это позволит создать более сбалансированные условия для начала настоящих переговоров между правительством и оппозицией о будущем Беларуси.

- Видите ли вы отличия между условиями, в которых начинается диалог в 2011г., и теми условиями, в которых вы его проводили в 1999г.?

- Экономическая ситуация в Беларуси в 1999г. не была так слаба, как слаба она сейчас. Экономически и финансово правительство куда слабей, чем в 1999г. Кроме того, в 1999г. переговоры начинались в условиях, когда ситуация с политзаключенными была совсем иной. Наконец, отменой Стамбульской декларации и начатых в 1999г. под эгидой КНГ ОБСЕ переговоров Лукашенко «подвесил» вопрос доверия к белорусской стороне. С тех пор оппозиция много раз подвергалась давлению. Так что уровень доверия к белорусской стороне в 1999г. был совсем не таким, каков он теперь - в 2011г.

- Одним из оснований ускорения диалога для Европы может быть угроза перехода Беларуси под полный контроль России, которая теперь остра как никогда. Удастся ли Минску эффективно эксплуатировать этот страх?

- Не думаю. Мы понимаем, что Россия также теперь обеспокоена нарушениями прав человека в Беларуси. Россия продемонстрировала это беспокойство несколько раз в Совете Европы и в публичной сфере. Достаточно посмотреть репортажи российских СМИ о Беларуси, чтобы это понять. Они куда более критичны к Лукашенко сегодня.

- Есть ли у вас совет для тех, кто намеревается сесть за стол переговоров с властью?

- Думаю, гражданское общество Беларуси и так все хорошо понимает.

СПРАВКА «БЕЛГАЗЕТЫ». Ханс-Георг Вик родился в 1928г. в Гамбурге. Возглавлял канцелярии министров иностранных дел и обороны ФРГ, представлял интересы ФРГ в СССР, США, Иране, Индии. Был постоянным представителем ФРГ в НАТО, возглавлял германское разведывательное агентство. В 1998г. стал первым председателем КНГ ОБСЕ в Беларуси. Миссия отказалась признать результаты президентских выборов-2001, белорусские власти, в свою очередь, отказались продлить ее мандат, обвинив во вмешательстве во внутренние дела. В октябре 2002г. белорусский МИД официально объявил о закрытии миссии. В ответ в ноябре 2002г. все государства - члены ЕС ввели первый запрет на въезд ряда белорусских чиновников. Ныне г-н Вик - член совета германо-белорусского общества, консультирует МИД в вопросах политики в отношении Беларуси.
Добавить комментарий
Проверочный код