Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№32 (806) 15 августа 2011 г. Тема недели

«Если Беларусь гарантирует серьёзные объёмы поставок, политические аспекты взаимоотношений не будут играть роли»

15.08.2011
 
Известие о том, что Литва - страна, ставшая оплотом беглых белорусских оппозиционеров и финансовым центром ряда остающихся в игре, - предоставила белорусской стороне данные о счетах нелояльных к власти правозащитников, стало настолько неожиданным, что заставило искать возможный экономический подтекст беспрецедентного решения литовских властей.


Главным из них, несомненно, стало бы увеличение объема перевалки белорусских экспортных грузов через Клайпедский порт. Кроме того, Литва не прочь поучаствовать в совместных с Беларусью энергетических проектах. В числе нереализованных - поставки через Литву в РБ венесуэльской нефти и строительство совместного терминала сжиженного газа.

Есть ли у решения литовских властей экономический подтекст, корреспондент «БелГазеты» выясняла у старшего эксперта Центра геополитических исследований (Вильнюс) Вадима ВОЛОВОГО.

- Литва не раз подчеркивала, что заинтересована в наращивании объемов перевалки белорусских грузов через свои порты…

- Беларусь занимает первое место по объему перевалки через Клайпеду - это один из важнейших транзитных партнеров Литвы. Всего в 2010г. через Клайпедский порт перевалено 31,27 млн. т морских грузов - на 12,2% больше, чем в 2009г. Разумеется, интерес у Литвы один: чтобы Беларусь переваливала через Клайпеду как можно больше грузов. Но наша страна хотела бы получить гарантии стабильных поставок.

В зависимости от объемов порту надо развивать инфраструктуру, хотя пока мощности Клайпеды не загружены полностью. Но Литва сталкивается с определенной непредсказуемостью белорусской стороны. Например, возможный контракт по перевалке венесуэльской нефти через Клайпеду, насколько известно, сорвался как раз потому, что возникли сложности с гарантиями белорусской стороной стабильных поставок. А если нам будут даны четкие гарантии на уровне высшего руководства, то Литва будет открыта для экономического сотрудничества.

- Теплая встреча президента Литвы Дали Грибаускайте с Александром Лукашенко в 2010г., теперь выдача данных о правозащитнике Алесе Беляцком и других гражданах - все это можно считать своеобразным авансом со стороны Литвы за то, чтобы заручиться экономическим благоденствием - объемами белорусских грузов, которые будут транспортироваться через Клайпедский порт?

- Я бы так не сказал. Когда до выборов в Беларуси в 2010г. состоялись обоюдные визиты лидеров двух стран, действительно очень много говорилось о том, что началось политическое сближение Литвы и Беларуси как отражение сближения вашей страны и Евросоюза. Тогда Литва действовала в контексте позиций ЕС, который стал смотреть на Беларусь как на потенциального партнера, особенно с учетом определенных трений в то время в отношениях Беларуси с Россией. Однако после президентских выборов, которые ЕС оценил довольно критично, политический фон сменился с позитивного на негативный.

Теперь на почве выдачи данных Литвой разгорается большой скандал, оценка того, что произошло, негативная. Все собаки вешаются на Минюст Литвы. Говорят, что он поступил совершенно неадекватно. Его действие оценивается не столько в плане юридической помощи, сколько в плане необоснованного политического шага, политической ошибки.

- Если у этого шага нет экономического подтекста, а политическая элита Литвы отнеслась к нему очень враждебно, то зачем он вообще сделан?

- Имела место нескоординированность в действиях институтов власти. Минюст действует по своим процедурам и с учетом летних отпусков элементарно не проверил лицо, в отношении которого поступил запрос, и не скоординировал свои действия ни со спецслужбами, ни с МИДом. Во всяком случае, так это сейчас в Литве подается. Возможно, какие-то подводные камни в этом деле и были. Но похоже, что Минюст сам не ожидал, что ситуация приобретет такой ракурс, и сейчас вынужден оправдываться. Не думаю, что это был осознанный шаг. Скорее всего, это расхлябанность Минюста, на который теперь оказывается серьезное давление.

- Верите, что Беларусь все же отдаст Клайпеде предпочтение и перенаправит грузы, прежде всего минеральные удобрения, через Литву?

- Должно пройти время, чтобы ЕС опять изменил свою позицию в отношении Беларуси, потому как Литва неизбежно действует как проекция отношений ЕС. Нужно также, чтобы Беларусь решила свои экономические проблемы и начала выходить на новый уровень развития.

Конечно, в Литве существуют определенные силы, которые попытаются сделать себе на этом политический капитал, которые скажут: «Мы не можем сотрудничать с авторитарным режимом». Но если Беларусь гарантирует серьезные объемы поставок, политические аспекты взаимоотношений не будут играть роли.

- Беларусь, вероятно, тоже хотела бы заручиться определенными привилегиями: пониженными тарифами при транспортировке грузов к порту по литовской железной дороге, невысокими портовыми сборами…

- У Беларуси есть хороший выбор - она может свои грузы переваливать не только через Клайпеду, но и через другие порты стран Балтии, а также Калининград, Санкт-Петербург. Это элементарная конкуренция, поэтому Беларусь имеет полное право требовать преференций, снижения тарифов. Думаю, если со стороны Беларуси поступят серьезные предложения, то Литва будет готова на это пойти.

- Еще один не так давно активно обсуждавшийся грандиозный проект между Беларусью и Литвой - совместное строительство терминала сжиженного природного газа (СПГ) в Клайпеде. Почему он сорвался?

- Не думаю, что Беларуси выгодно было бы импортировать сжиженный газ. Он занимал бы совсем небольшую долю в вашем топливном балансе (пропускная способность терминала может составить всего 1,5-2 млрд. куб. м в год. - «БелГазета») и не спас бы Беларусь в плане диверсификации энергетических поставок. Разговоры о терминале в 2010г. были скорее имиджевым проектом, потому что проходили на фоне осложнения отношений Беларуси и России. Видимо, это был политический маневр, особенно учитывая, что переговоры Беларусь вела с Литвой как с членом ЕС в контексте тогда еще возможных более широких отношений Беларуси с Евросоюзом.

Кроме того, в самой Литве существует большая неопределенность по поводу строительства терминала СПГ. Появится ли он в Латвии или Литва построит свой собственный терминал? Будет ли он построен к 2014г., как заявлялось? Есть вопросы по месту постройки: сообщалось, что он будет построен на Свином острове (остров Свиной спины. - «БелГазета») с его возможной передислокацией в Бутинге. До сих пор непонятно, как все это будет организовано и кто за это будет платить. Нельзя говорить о чем-то совместном, если в своем огороде не можешь разобраться.

- Главный козырь Беларуси во внешних экономических отношениях со всеми основными партнерами - приватизация. Литовский бизнес чего-то ждет от Беларуси в этом плане?

- Не сказал бы, что эта тема у нас сильно обсуждается. Неизбежно, что основные активы в Беларуси будут приватизированы российскими предприятиями. Затем идут китайские, индийские, казахстанские инвесторы. Конкурировать с ними литовцам трудно - речь идет о больших деньгах. Но если представится такая возможность и литовские предприниматели будут видеть, что это безопасно, то заинтересованность инвестировать в Беларусь, несомненно, возникнет. Пока же в Литве крупные инвестиции в Беларусь связывают с политическим фоном и потому смотрят на них с опаской - общая экономическая нестабильность и фактор президента останавливают бизнес.

СПРАВКА «БелГазеты». Вадим Воловой родился в 1971г. в Вильнюсе. Окончил русскую школу, затем Институт международных отношений и политических наук (ИМОПН). Докторант ИМОПН. С 2005г. - старший эксперт Центра геополитических исследований (Вильнюс).
Добавить комментарий
Проверочный код