Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№32 (806) 15 августа 2011 г. Тема недели

Подстава

15.08.2011
«Дело Беляцкого» не выгодно никому
Арест правозащитника Алеся Беляцкого по обвинению в уклонении от уплаты налогов в особо крупных размерах пронизан чередой подстав. Подставился сам Беляцкий, получая грантовую помощь на банковские счета, открытые в Литве на свое имя, с персональными данными, в то время как у той же «Вясны» есть друзья и партнеры, постоянно живущие в Вильнюсе. Подставилась Литва (или ее подставили, вопрос - в стилистике), выдавая данные о счетах Беляцкого.
Виктор МАРТИНОВИЧ



Алеся Беляцкого вывели из тени дружественные белорусской оппозиции страны. Фото: Юлия Дорошкевич

Но самым подставившимся в данной ситуации субъектом, как ни странно, стала Беларусь. «Дело Алеся Беляцкого» при всей техничности и неоспоримости обвинения (во всех странах нужно платить налоги!) может соревноваться с ударами по стеклу здания Дома правительства 19 декабря 2010г. Не исключено, что стоит за его появлением все та же неясная сила, которая вот уже в который раз не оставляет у белорусского руководства иного выхода, кроме как идти на поклон в Кремль - благо туда наших чиновников хотя бы еще пускают.

Даже если копать под Беляцкого начали еще зимой, даже если сумма накопленных доказательств тянет на пресловутые семь лет лишения свободы, ни в коем случае нельзя было выстреливать этим делом именно сейчас - накануне поездки Александра Лукашенко на неформальный саммит ОДКБ в Казахстан, возможных судьбоносных там встреч, да и шире - на фоне напряженного ожидания ответных реплик от МВФ, который вдруг оглох и ослеп, копируя линию поведения России. Россия, напомним, когда ей что-то не нравится, перестает замечать белорусских переговорщиков, и именно этим сейчас занялся Запад. Собственно, когда идут напряженные переговоры о ценах на важнейшие белорусские активы, за которые россияне, понимая безвыходность ситуации, предлагают бросовые цены, Беляцкого нужно было сделать омбудсменом, со специальным кабинетом в Доме правительства, с секретарем, приемной, фикусом и большим дубовым столом. Нужно было беречь его, а не арестовывать. Повторимся: какие бы доказательства виновности не имелись на руках.



 

Вновь (первым случаем был брутальный разгон 19 декабря и весь тот сценарий с битьем стекол) белорусские власти поступили непрозорливо и, говоря ленинской терминологией, политически недальновидно. Ведь какие выводы прямо следуют из задержания правозащитника? Первый вывод: действиям и словам Беларуси на международной арене нельзя доверять, ведь она так чудовищно подставила Литву. Литву, которая обладает собственной историей диссидентского движения, Музеем геноцида, где посетителей приглашают примерно в такие же по размеру камеры, как та, в которую сейчас помещен Беляцкий, ну и т.д. Литву, элиты которой теперь сгорают со стыда, т.к. слова «правозащитник» и «диссидент» воспринимаются там по-другому, не как у нас даже.

Второй вывод, который должны сделать международные партнеры (в т.ч. те, от которых зависит рекомендация МВФ прислать миссию в Минск и начать переговоры по очередной кредитной программе), - Беларусь не намерена сворачивать с пути жесткой отпрессовки всех мыслящих альтернативно. Если бы арест Беляцкого произошел в январе-феврале, тогда, когда пачками брали причастных к политической активности, к настоящему моменту его дело воспринималось бы одним из многих. Но участникам беспорядков уже вынесены приговоры, и даже некоторые уже помилованы. А тут задерживают нового «политического»…

Если Западу предлагался классический сценарий покупки оппозиционеров живым весом за кредиты, ничего хуже для дискредитации этого сценария придумать было невозможно. Потому что, начиная переговоры о цене голов осужденных экс-кандидатов в президенты Николая Статкевича и Андрея Санникова, официальный Минск внезапно (неожиданно для себя?) продемонстрировал, что предмета торга нет вообще. Потому как выпустят этих - возьмут других. Причем возьмут в строгом соответствии с международными стандартами, по запросам Интерпола, в соответствии с внутренним законодательством, например, за кардерство или изготовление детской порнографии.

Говорят, «пробивая» «Вясну», специальные люди белорусского государства пытались понять схемы финансирования оппозиции. Эта тема особенно актуальна для них сейчас - накануне прогнозированных на осень очередных массовых выступлений. Надо иметь информацию о том, кто, как, от кого получает деньги и на что эти деньги тратит. Косвенным подтверждением этой версии является тот факт, что Беляцкого, как говорят в Сети, еще пару месяцев назад вызывали на беседы по факту предоставленных литовцами данных. Стало быть, тот знал, что дело в разработке, что им интересуются эти самые специальные люди. Знал, но не бежал. Это может свидетельствовать как о смелости Беляцкого, так и о втором обстоятельстве, о котором говорят меньше. О том, что Беляцкий был уверен: «закрывать» не станут. Ну мало ли какая информация оказывалась в распоряжении у правоохранительных органов раньше! Не обязательно ведь по этой информации непременно и сразу принимать решения! Можно следить и понимающе кивать, когда появляются новые сочащиеся ресурсами организации, точно зная, куда бить, чтобы эти организации взять под свой контроль. И вот после вызовов, мирных бесед Беляцкого вдруг берут под стражу. Ну не странно ли? Тем более - в такой щекотливый момент, когда Беларусь изо всех сил снова старается быть белой и пушистой.

Возникает последний вопрос: если задержание Беляцкого такое несвоевременное, то что ж его теперь не отпустят, закрыв дело? И ответ на этот вопрос очень прост: когда так широко начинает ходить информация, что кого-то из оппозиционных «топов» взяли за неуплату налогов, отпустить его уже просто нельзя, поскольку подключается общественное мнение. Эмоциональный эффект от такого отпускания может быть непрогнозируемым: в обществе может сдетонировать версия о том, что власть-де чего-то очень-очень испугалась или что Беляцкий такой крутой, что даже по делу о неуплате налогов его не закрыть. Так что теперь придется держать и лихорадочно думать, как выйти из этой ситуации. Ровно так же, как было с «делом 19 декабря».
Добавить комментарий
Проверочный код