Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№28 (802) 18 июля 2011 г. Тема недели

Родиной не торгуем

18.07.2011
 
Когда премьер-министр говорит, что Беларусь ведет переговоры о продаже семи крупных госактивов, это звучит странно. Потому как не так давно президент заявил, что никакой распродажи Беларуси не будет. И как бы всем понятно, за кем в данном случае последнее слово. Когда после этого некоторые российские компании, названные в числе потенциальных покупателей, дезавуируют информацию о том, что собираются что-то покупать, все становится на свои места. Потому что, как и всё в Беларуси, наша приватизация не имеет аналогов в мире.
Виктор МАРТИНОВИЧ



С политической точки зрения схема белорусской приватизации может выглядеть следующим образом. Мы запрашиваем у министра финансов России Алексея Кудрина (читай: у российского премьера Владимира Путина) кредиты. Тот дает. Но Кудрин хитрый. Можно сказать, наученный уже Кудрин. Поэтому дает не сразу, а по частям. И выдвигает условия.

Одно из которых - распродажа белорусских активов. Не обязательно российским компаниям, но когда кредитор - российский, подложка пожелания как бы ясна. Так вот. Кудрин дает первый кредит. Мы берем. Мы благодарны. Благодарны недолго: недели не прошло - уже костерим брателлу по ТВ. Но берем. И ждем следующих.

А тут Кудрин - хопа! - и спрашивает, а как же у нас с приватизацией? И говорит, что без приватизации второго транша не будет. А как у нас с приватизацией? Никак у нас с приватизацией! Все ключевые активы по-прежнему в руках государства. За что мы государству очень и очень благодарны. Потому как хитрое оно, не раздает народное добро. Но Кудрину-то нужно что-то сказать.

И тогда мы говорим: глядите, вот список из семи объектов, и каждый мы уже без пяти минут женили! «Сибур», «Роснефть», ЛУКОЙЛ и «Русские машины» и т.д. скоро получат тут ну буквально всё. А что они не в курсе пока, что переговоры ведутся, - так переговоры ведь очень долго вестись могут. Вы кредит давайте скорее! А там, может, нам и следующие не особенно нужны будут.

В очередной раз мы видим тактику, направленную на объегоривание доверчивых русских. Которые - надо отдать должное их подозрительности - уже отнюдь не так доверчивы, как были пять лет назад. В очередной раз мы тянем до последнего, извиваемся, изворачиваемся, лишь бы остаться со своим. Де-факто в Беларуси разработана новая схема приватизации. Приватизации, при которой деньги поступают в форме российских кредитов, а вся собственность остается в наших руках, т.к. на переговорах стороны не могут найти консенсуса и оттого переговоры бесконечно затягиваются.

Россиянам, а вместе с ними всем остальным господам давным-давно нужно было бы смириться с одной простой мыслью: в Беларуси ничего купить невозможно. Это территория, свободная от приватизационных отношений с участием крупных иностранных игроков. Мы можем делать вид, что мы продаемся, уступаем часть активов, но мы ведем себя в прикладной плоскости, например - в выстраивании отношений с новым собственником, так, как если бы в глубине души считали вещь непроданной, нашей собственной.

Когда я был очень юн, а на дворе стояли унылые 1990-е гг., я решил совершить монетарный подвиг и потратить имеющиеся у меня $15 на то, чтобы отпраздновать свой день рождения в снятой на сутки квартире. Ставка на квартиру была стандартной, прояви я сноровку и усердие, наверняка нашел бы более милый вариант. Но квартира показалась относительно уютной, холодильник - вместительным, а потому друзья были приглашены, «родаки» оставались в блаженном неведении, портвейн охлажден, фрукты нарезаны: можно было «голливудить». И вот в самый разгар «голливуда», когда девушки уже раскраснелись, а парни пошли на балкон пробовать курить первые сигареты, в дверь позвонили. Звонок в дверь в снятой на сутки квартире, которая тем более стоила целое состояние - $15, был сам по себе чем-то неслыханным. Но на пороге нас всех ожидало нечто вообще из ряда вон выходящее. А именно - гоповатого вида «старший» (когда тебе 15, это выражение имеет смысл) в спортивных штанцах, который представился «сынком» той испуганной тети, которая представилась хозяйкой, получая доллары. Мы - тихие, слушавшие Бориса Гребенщикова интеллигентские дети, сказали, что квартира, вообще-то, сдана нам, но гопарь сказал «на секунду» и протопал к холодильнику, где у него хранилась бутылка чернил.

Стоит ли объяснять, что еще через полчаса мазурик заявился снова и, когда мы не стали открывать, чуть не вышиб дверь. И пришлось открыть, и на этот раз ему уже нужны были наши «сиги», а еще через полчаса он пришел уже с компанией таких же реальных бычков, которые в итоге стали оспаривать правомочность сдачи квартиры именно мамашей и требовать еще десятку. Закончилось все неуверенной дракой, которая оставила в большинстве посетителей дня рождения животное ощущение ужаса, олицетворением которого может быть разве что избитый клоун из «МакДональдса».

Это я к чему? Гопарь и его дружки мыслили квартиру своей территорией. Своей «каморой». И им было наср…ть на то, что «мамке» не хватает лавэ и она сдает «камору» группке ботанов. Сам факт уплаченных за квартиру денег никаких вопросов не решал, т.к. в такого рода отношениях все решается не деньгами.

Условно говоря, если бы, позвонив первый раз, он встретил бригаду 45-летних мужчин, одетых в кожаные куртки, он бы растворился раз и навсегда. Но наш бледный вид лишь укрепил его в ощущении собственного права на данный конкретный объект собственности.

Даже если бы мы купили эту квартиру, если бы предъявили сертификат и справку из БТИ - это все равно не избавило нас от предъяв другого, более глубинного, чем правовой, уровня. В конце концов, право владения - это именно право. И если тот, кто передает это право кому-то другому, в глубине души не понимает того, что такое «право» и мыслит другими категориями, завладеть его собственностью просто невозможно.

Поэтому у меня большая просьба к «Сибуру», «Роснефти», ЛУКОЙЛу, «Газпрому», «Роснефти» и «Русским машинам»: ребята, забудьте! Ребята, ну не выгорит это у вас! Только не здесь! Не точите зубы! Не ходите кругами! Забудьте об этой территории и ее аппетитных активах! Идите, раскупайте Молдову или Казахстан. Но не суйтесь сюда! Потому как тут к вам все равно рано или поздно придут. И, поверьте, по сравнению с теми, кто к вам придет, вы сами себе покажетесь группкой перепуганных подростков, слушающих Бориса Гребенщикова.

С ЧЕМ ВЫ НИКОГДА НЕ РАССТАНЕТЕСЬ?

Василий СИЛКОВ, резчик по дереву. Инструмент для резьбы по дереву подбирается годами. У меня есть любимые стамески из углеродистой инструментальной стали - Р18 и У9. Стамески старые, проверенные временем - я к ним уже привык, как музыкант привыкает к своему инструменту. Без этих стамесок я просто не могу обойтись. Я на ощупь их отличаю - рука сама их берет и режет, мне даже задумываться не надо. Пока рука держит, с этими стамесками я ни за что не расстанусь. Старый мастер однажды позвонил мне и сказал: «Василий, я тебе продам свои стамески - глаза уже мне не позволяют работать» . Я приехал, и он некоторые стамески мне просто подарил, некоторые продал за символическую цену: «Пусть будут в надежных руках».

DJ Feesex. Это мой талисман - синий жетончик Киевского метрополитена. Он остался у меня с прошлой поездки в Киев и с тех пор стал частью моего «я». Постоянно ношу его с собой в кармане кошелька или в джинсах, но удачи он мне пока принес немного. Наверное, это больше сувенир, напоминающий мне о моем любимом городе. Часто путаю его с нашими, розовыми жетонами Минского метрополитена, но турникеты всегда возвращают мне мой талисман, издавая при этом жуткий визг и грохот.



Вадим КУДИН, депутат Мингорсовета.
Как и у каждого человека, у меня есть счастливая вещь - это моя ручка, которой я обычно расписываюсь и пишу ответы на обращения граждан. Эта ручка у меня уже лет пять или семь, и ей никто никогда, кроме меня, не пользовался. Я никому даже в руки ее не даю, потому что верю в то, что удача может от нее уйти. Это «паркеровская» шариковая ручка, что-то вроде гелевой, но совсем не «понтовая». Просто стальная хромированная ручка. Стоит она не больше $15-20 - вполне бюджетный вариант. Я с этой ручкой поступал в вуз, писал ею тестирование. Написал достойно. После этого случая я стал думать, что эта ручка мне помогает. Этой ручкой я пользовался все пять лет, когда учился в вузе. А когда стал депутатом Мингорсовета, то начал ее брать на все совещания. Можно сказать, что она мне помогает. Даже когда я просто разговариваю с людьми (это даже мой помощник заметил), я не выпускаю свою счастливую ручку из рук.

Александр САПЕГА, барабанщик группы Apple Tea. Конечно же, со своим инструментом! Мои барабаны называются Pearl Reference - эти инструменты сделаны в Японии, и с ними я ни за что не расстанусь. Мало того что они дорогие, они меня максимально устраивают по своему профессиональному уровню: созданы специально для высших профессионалов - не для начинающих, не для студентов. Например, у них в самом кадло (это, собственно, сам барабан, его деревянная часть) применяются смешанные породы древесины. Так, мой 10-дюймовый том (высокий барабан установки) состоит только из березы, в 12-дюймовый том добавляется уже клен, в 16-дюймовом к клену присоединяется красное дерево, а большой 22-дюймовый барабан полностью изготовлен из красного дерева. Такое сочетание разных пород уравнивает звучание как по окраске, так и по динамике в размерах. Pearl Reference в Беларуси есть только у меня. Я всегда мечтал о хороших, дорогих барабанах. И когда увидел их в магазине, то крепко задумался и сразу же купил. Просто понял, что нужно выходить на более высокий уровень звучания. Большой барабан и четыре тома обошлись мне тогда в $6 тыс.

Сергей АНДРОСЕНКО, активист ЛГБТ-движения. Я к вещам не привязываюсь - любимых вещей у меня нет, у меня есть любимые люди. Мобильный телефон? Слишком банально. Презервативы и секс-игрушки? Согласно стереотипам все геи - извращенцы и думают всегда только об одном. Я не хотел бы быть настолько стереотипным. Знаете, наверное, я немножко сентиментальный, но я всегда ношу с собой портрет мамы и любимого человека, как бы пафосно это ни звучало. Кстати, я сейчас посмотрел в свою сумку, которую всегда ношу с собой, - там действительно лежат еще и презервативы. Выходит, я с ними тоже не расстаюсь. Раньше такой же вещью для меня был мой ноутбук, но сейчас хранить на нем информацию очень опасно - в любой момент его могут изъять и все прочитать. Теперь я храню информацию в глубинах Интернета - это намного безопаснее.

Опрос подготовил Кирилл БОРИСЕНКО
Добавить комментарий
Проверочный код