Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№20 (794) 23 мая 2011 г. Тема недели

«Для белорусских элит выгоднее идти по пути обмена активами с Россией»

23.05.2011
 
Обнародовав суммы поступлений от приватизации ($7,5-9 млрд.), в которых Беларусь нуждается в течение трех лет для стабилизации финансовой системы, министр финансов РФ Алексей Кудрин фактически поставил диагноз белорусской экономике.


Своим мнением о том, будет ли выполнен и к чему приведет предложенный Россией план приватизации, с корреспондентом «БелГазеты» поделился руководитель направления макроэкономики Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (РФ) Дмитрий БЕЛОУСОВ.

- Верите, что масштабная приватизация в Беларуси наконец случится?


- Приватизация в Беларуси почти безальтернативна. Вопрос только в том, на кого она будет ориентирована. Это могут быть российские компании, западные или же Беларусь может провести директорскую приватизацию по образцу российской приватизации на раннем ее этапе. Последний вариант вряд ли будет реализован - он не приносит денег в бюджет. А Беларуси нужна приватизация за серьезные деньги. Стабилизация бюджета за счет внешних заимствований ограниченна, повышение налогов испортит инвестклимат. А высокие социальные обязательства государства лишают его маневренности.

- На какие предприятия положили глаз инициаторы приватизации?

- У российских игроков есть живой интерес ко всему, что связано с энерготранзитом и его обслуживанием, нефтепереработкой и в меньшей степени - машиностроением. Также это оборонный комплекс; белорусский пищепром живет своей интересной жизнью - вряд ли здесь что-то будет приватизировано. Что же касается американских инвесторов, то никто не знает, о чем думает Ротшильд, но вроде были попытки группы Rothschild представить американские предложения по приватизации в Беларуси.

В том или ином масштабе приватизация произойдет. Если она будет проведена в пользу России, то это будет выгодно для белорусских элит тем, что можно договариваться по поводу политической стабильности, по поводу того, чтобы продажа собственности не вела к перераспределению власти. С Западом договариваться об этом сложнее и менее предсказуемо.

- Вам не кажется странным, что для получения кредита в $3 млрд. в течение трех лет Беларусь должна продать активов на сумму, в три раза большую? Если бы руководство Беларуси вознамерилось расстаться с крупными объектами госсобственности, разве нужно было бы ему привлекать заемные средства под проценты?

- Еще до кризиса руководством Беларуси сделана серьезная ошибка - экономика была перестимулирована государством. Если бы не гиперактивная господдержка реального сектора, темпы роста экономики были бы ниже, но стабильность бюджета - выше. С началом кризиса добавилась еще антикризисная поддержка. И совсем бюджет добили известными предвыборными социальными мерами. Теперь предприятия все еще нуждаются в гос-поддержке, на бюджет навешана неэластичная социальная помощь. Кредитная поддержка позволит Беларуси провести некоторую реструктуризацию бюджета с тем, чтобы система его расходов была нормализована. Кредит даст время на то, чтобы перестроить бюджет.

- В рамках программы stand-by от МВФ Беларусь уже брала на себя обязательство провести пилотную приватизацию пяти предприятий, но так и не продала ни один из объектов. Есть ли у России реальный механизм противодействия тому, чтобы Беларусь не поступила так снова?

- Главная проблема с Беларусью - выполнение вашей страной взятых на себя обязательств. Это едва ли не единственный вопрос. Было уже много договоренностей, включая объединение денежных систем (если бы оно было реализовано, то не позволило бы случиться тому, что случилось с белорусской экономикой) и приватизацию НПЗ. Но в последний момент вмешивалась политическая воля, и все соглашения шли в никуда.

- Кудрин сказал, что Россия не предоставляла Беларуси списки предприятий для продажи. Верите в то, что Беларусь действительно сможет самостоятельно выбрать активы на нужную сумму?

- Думаю, списки есть. Но если речь идет о $7,5-9 млрд., то есть множество возможностей набрать эти деньги. Можно приватизировать МАЗ и БелАЗ, продать пакеты в НПЗ или нефтепроводы. В принципе, разговор России и Беларуси - это не разговор диктатора с оккупированным, это разговор инвесторов. Но понятно, что есть условия: «Россия заинтересована в этом, этом и этом и совсем не заинтересована в каком-нибудь пивоваренном заводике». Я часто бываю в Беларуси и, конечно, ценю качество вашего пива. Но совершенно не могу представить, чтобы какая-нибудь компания через государство начала лоббировать покупку пивзавода.

Реестр того, что представляет интерес, достаточно понятен. Россия выступает от имени компаний, принадлежащих государству, крупных ФПГ и предприятий, в которых есть серьезная заинтересованность госбанков-кредиторов. Поэтому она заинтересована в крупных белорусских компаниях - энергетической инфраструктуре, оборонке, автомобилестроении.

- Выставляя госактивы на продажу, Беларусь, как правило, выдвигает ряд условий: сохранение численности занятых, привлечение инвестиций. Россия готова пойти на белорусские условия или же предлагает еще и конкретную схему приватизации?

- Думаю, предлагается схема. Но у нас союзное государство, и Россия могла бы решать спорные вопросы, например, через трудоустройство белорусских граждан на территории России. Не вижу большой проблемы в том, чтобы часть белорусского персонала переехала на другие объекты внутри РФ.

- В качестве одного из примеров приватизации называется контроль в «Белтрансгазе». Для Беларуси чувствительна тема тарифов на газ для потребителей, ставок на прокачку. Едва ли их установление будет отдано на откуп российскому инвестору. Зачем тогда России увеличивать долю в газотранспортном СП?

- Для россиян критично неповторение ситуации, когда перекрывается транзит газа. У нас есть страшный сон: две республики - Беларусь и Украина - в один момент взяли и перекрыли задвижки. По сговору или просто так совпало. И у нас начался глубокий кризис с нашими европейскими партнерами. Для России эта ситуация совершенно недопустима.

Кроме того, России надо гарантировать, что будут осуществляться инвестиции в трубу, перекачивающие станции т.д. А цены на газ все равно определяются межправительственными соглашениями. Причем возможности здесь довольно ограниченны: вряд ли цены для Беларуси будут ниже цен для Смоленской области. А график повышения внутрироссийских цен известен.

- Отдав экономический контроль над основными промпредприятиями России, не лишится ли Александр Лукашенко и политического?

- Нет. Во-первых, белорусское руководство пользуется значительной общественной поддержкой. Поэтому так или иначе российское руководство вынуждено будет согласовывать и координировать с ним даже легальные действия - например, по управлению активами. Есть обратная проблема - в РБ президентские указы имеют силу законов, что позволяет лихо перенаправлять прибыль того же «Белтрансгаза» из одного места в другое, как это было некоторое время назад. Российские партнеры попадают в ситуацию условий игры, которые меняются неожиданно для них.

Стратегически для белорусских элит было бы выгоднее идти по пути обмена активами с Россией, чтобы интегрироваться в российское экономическое и политическое пространство. Длительные гарантии экономической безопасности и сохранения порядка может дать только опора на ту или иную силу, а не эксплуатация геополитического положения между Россией и Европой. Сейчас же Беларусь постоянно пытается маневрировать между этими двумя регионами, что мне не кажется правильным.

Беларусь могла бы предложить обменяться активами с «Газпромом» или энергокомпаниями. Это позволит сохранить политическую уверенность и ускорить экономическую интеграцию. Затем эти пакеты Беларусь могла бы продать или сохранить. Белорусское руководство сейчас должно быть заинтересовано в максимальной интеграции. Именно она гарантирует свободу маневра и безопасность. Для этого необходим обмен активами. Это путь к нормальному объединению экономик, а не по сценарию Германской Демократической Республики.

- Разве это не путь к утрате суверенитета?

- Беларусь в любом случае будет куда-то смещаться: либо к России, либо становясь дальней периферией не то Европы, не то Польши. На мой взгляд, второй вариант менее приятен для Беларуси, прежде всего потому, что он связан с необходимостью проведения реформ.

СПРАВКА «БелГазеты». Дмитрий Белоусов родился в 1972г. в Москве. Окончил экономический факультет МГУ. Кандидат экономических наук, защитил диссертацию по инфляции в РФ. Руководитель направления макро-экономики Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, заведующий лабораторией Института народнохозяйственного прогнозирования РАН.
Добавить комментарий
Проверочный код