Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№20 (794) 23 мая 2011 г. События. Оценки

Не намотали на Усса

23.05.2011
Приговор отложен из-за болезни судьи
На минувшей неделе в суде Ленинского района Минска продолжился процесс по делу экс-кандидатов в президенты Николая Статкевича и Дмитрия Усса, а также пятерых участников событий на пл. Независимости 19 декабря 2010г. - Андрея Позняка, Александра Класковского, Александра Кветкевича, Артема Грибкова и Дмитрия Буланова.


Игнат ЯАКСОН

Во вторник допрашивались свидетели. В зал явились водители автобусов, которым пришлось корректировать маршруты в связи со стихийным перекрытием участка проспекта от пл. Октябрьской до пл. Независимости 19 декабря. Так, водитель автобуса N69 Николай Алексеевич, отправившись с ул. Кирова, был вынужден повернуть назад, на ул. Ленинградскую: «Так люди ж по проспекту шли!» Его коллега, Василий Мартос, сидевший за рулем «сотки», поехал в объезд привычного маршрута по ул. Комсомольской и некоторое время даже умудрился двигаться вслед за толпой. На вопрос адвоката «Бесчинствовала ли толпа?» Мартос невозмутимо покачал головой: «Да нет, просто шла себе».

Следом был допрошен председатель координационного совета предпринимателей Минска Александр Макаев. «Кстати, вы пока по этому делу только как свидетель проходите?» - ехидно поинтересовалась судья Людмила Грачева. «Пока да», - улыбнулся Макаев. На вопрос о том, имелись ли на площади железные пруты, «коктейли Молотова» и прочие предметы, с помощью которых можно было бы нанести урон Дому правительства или проникнуть в него, свидетель пожал плечами: «Да не было ничего! Несмотря на это, я уверен: в нашей стране тысячи людей, которые хотели бы запустить «коктейль Молотова» в...» «Так, без эмоций! Спокойненько!» - осадила председателя судья и поинтересовалась, каким было общее настроение у митингующих. «Праздничное! Это же была мирная акция!» - воскликнул Макаев. «То есть во время мирной акции ее участники принялись бить стекла... Погреться захотели? - задумалась судья и спросила:- А с кем они хотели переговоры вести?» «Ну, с Сидорским... Он же наверняка там рядом был, ну по крайней мере на вертолете мог в любой момент прилететь!» - предположил свидетель.

«Вы вертолет видели? А Сидорского? Вообще, перед переговорами две стороны договариваются сперва. Но когда одна сторона бьет стекла, чтобы вторая вышла на переговоры…» - недоуменно посмотрела на Макаева председательствующая, на что последний лишь прошептал: «Провокаторы стекла били» . «Провокаторы? - вскрикнула судья. - Так, давайте разбираться. Класковский, встаньте. Вы стекла били? Били. Вы - провокатор? Нет. Буланов, били стекла? Били. Вы - провокатор? Нет! Грибков? Не провокатор! Так какие там провокаторы-то? Всё, к вам нет вопросов» . Макаев пожелал также выступить с ходатайством. «Свидетели не могут выступать с ходатайствами. Покиньте зал суда или присаживайтесь» . «Но я...» - начал было предприниматель, но был тут же прерван судьей: «Свидетель, садитесь!» «Есть ходатайство...» - «Садитесь, свидетель!» - «Есть...» - «Садитесь!» - «Несколько раньше...» - «Садитесь!» - «Я...» - «Так, садитесь!» Макаев сдался и понуро присел на скамейку.

Комвзвода спецназа Николай Чернобай показал, что митингующие кричали правоохранителям, что они «не тех защищают» , а в отношении милиционеров «было кое-какое насилие - так, например, один молодой человек бросился ко мне в ноги и пытался повалить».

Глава Объединенной гражданской партии (ОГП) Анатолий Лебедько на вопрос судьи, является ли ему родственником кто-либо из подсудимых, пожал плечами: «Не знаю - это установит лишь генетическая экспертиза!» «Так что, мы теперь генетическую экспертизу будем проводить, чтобы установить степень родства?» - устало поинтересовалась председательствующая. «Нет, не надо. Близких родственников среди подсудимых у меня нет», - признался Лебедько и принялся рассказывать судье о том, что людей на площади 19 декабря никак нельзя называть «бесчинствующей толпой» : «у белорусской оппозиции есть исторический кредит - после мероприятий, которые ею организовывались, если посмотреть, со стороны органов никаких серьезных претензий не было».

«Так, не нужно превращать в митинг ваш допрос!»
- возмутилась судья. «Каким телефоном вы пользуетесь?» - поинтересовался у свидетеля гособвинитель Кирилл Чубковец. «iPhone у меня», - ответил глава ОГП. «Я имею в виду, каким номером!» - раздраженно уточнил прокурор. «У меня несколько номеров!» «И какие это номера?!» - рассвирепел Чубковец. «Не помню...» - улыбнулся Лебедько. К делу был приобщен один из телефонных разговоров Анатолия Лебедько после событий на площади 19 декабря. «На вас никто не давил, когда вы вели этот разговор?» - поинтересовался гособвинитель. «Ну как сказать , - задумался глава ОГП. - Я разговаривал, когда был уже дома. Пока говорил, в дверь начали стучать люди. Я не открывал. Люди эти принесли с собой ломы и стали дверь долбать, пока она не открылась. Они ворвались, начали кричать - ложитесь, мы сейчас будем стрелять. Ну, в какой-то момент мне телефонный разговор пришлось приостановить, конечно» .

«Вас кто-либо принуждал к чему-то?» - спросил прокурор. «В этот день меня жена принуждала починить автомобиль. Больше никто ни к чему не принуждал вроде», - ответил Лебедько. «Ясно», - вздохнул Чубковец.

19 мая судья объявила начало судебных прений. «Это уголовное дело достаточно неординарно» , - признал гособвинитель, добавив, что на 19 декабря на площади все же имели место «массовые беспорядки, сопровождавшиеся насилием над личностью, погромами, уничтожением имущества и подготовкой к поджогам» . Чубковец высказал уверенность, что, несмотря на непризнание некоторыми подсудимыми своей вины, ее доказывают «показания потерпевших по делу» сотрудников спецназа, т.к. «они являются объективными, ибо подтверждаются заключениями судмедэкспертов» . Прокурор также напомнил судье, что Александр Класковский пребывал на площади «в состоянии алкогольного опьянения» , Дмитрий Буланов «отчислен из Института современных знаний» , Артем Грибков имеет «синдром зависимости от алкоголя начальной стадии» , Андрей Позняк «склонен к совершению хищений и состоит на учете у нарколога» , а для Александра Кветкевича совершение данного преступления является рецидивом.

Экс-кандидат в президенты Николай Статкевич в своем последнем слове образно показал присутствующим, что сажать его в тюрьму за организацию событий 19 декабря - как минимум нелогично: «Никто ведь не будет штрафовать человека, когда тот выбежал на улицу в неположенном месте, дабы спасти ребенка, на которого движется автомобиль!» Статкевич заверил присутствующих, что «готов пожертвовать своей свободой, чтобы приблизить свободу своей страны» .

Дмитрий Усс поддержал коллегу: «Если надо пострадать - пострадаю» . Кветкевич принес «извинения за свой проступок». Буланов посчитал, что «все очевидно: за два удара ногами по деревяшке запрашивать 4 года - это фантастика». Грибков пребывал «в полном катарсисе со своими действиями и мыслями» и напомнил судье, что «страх пройдет через несколько минут, а совесть будет мучить всю жизнь» .

20 мая, в день намеченного оглашения приговора, у металлодетектора при входе в зал суда лежала записка, оповещавшая о том, что «в связи с болезнью судьи оглашение приговора по делу переносится на другой день» , о котором «участникам процесса будет сообщено дополнительно» .
Добавить комментарий
Проверочный код